19-11-2019
[ архив новостей ]

Лихтенштейн: предание о светлом камне

  • Дата создания : 17.09.2010
  • Автор : Т.В. Кудрявцева
  • Количество просмотров : 6307
                                    Т.В. Кудрявцева
 
Лихтенштейн: предание о светлом камне
 
Сведения об авторе: Кудрявцева Тамара Викторовна,  дфн, снс ИМЛИ РАН  E-mail: Kudr52@rambler.ru
 
.Аннотация: В статье впервые в отечественной фольклористике в качестве объекта исследования привлекается материал устного народного творчества, связанный с историей и обычаями княжества Лихтенштейн. Дается краткая история собирательства преданий в Лихтенштейне; анализируется вошедшее в его культурный фонд предание о светлом камне, напрямую связанное с названием монархического рода и самого княжества. Рассматриваемые версии имеющего австрийские корни предания, сюжет которого восходит к  общей индоевропейской основе (камень, падающий с неба) представляют собой его различные контаминации,  которые, в частности, служат для решения конкретных геополитических задач отдельно взятого монаршего правления.
 
Ключевые слова: фольклор Лихтенштейна, литература Лихтенштейна, предания, сюжет в фольклоре, контаминация, образ камня в фольклоре, австрийский фольклор
 
 
Главный признак лихтенштейнской литературы — местная тематика и проблематика (история, образ жизни в альпийском ущелье и пр.). Не случайно поэтому, что одним из излюбленных жанров в издательской практике лихтенштейнцев издавна служат предания (Sagen). Они имеют немаловажное значение для формирования чувств патриотизма и  приобщения к культурным корням  своего народа.
Термин «предание» используется в немецкоязычном литературном обиходе со времен романтизма для обозначения изустных историй, которые, в отличие от сказок, сюжетно связаны с определенной местностью, привязаны к конкретному времени и обладают той или иной степенью правдоподобия.
Первый опыт издания сборников, содержащих записи лихтенштейнских преданий, датируется 1847 г. Известный швейцарский педагог и мыслитель Петер Кайзер опубликовал несколько исторических преданий в своей знаменитой «Истории княжества Лихтенштейн» («Geschichte des Fürstentums Liechtenstein»)1. В том же году, 30 лет спустя после выхода в свет собрания братьев Гримм, собиратель из Австрии Франц Йозеф Вонбун (1824–1870) опубликовал в Инсбруке сборник своих записей на местных диалектах «Народные предания из Форарльберга» («Volkssagen Aus Vorarlberg»), в котором содержалось несколько текстов с преданиями из Лихтенштейна. В 1850 г. увидело свет второе, а в 1858 г. третье издание «Преданий Форарльберга» («Die Sagen Vorarlbergs»). В 1950 г. под названием «Предания Форарльберга с текстами из Лихтенштейна» («Die Sagen Vorarlbergs mit Beitrдgen aus Liechtenstein») книга была переиздана в австрийском городке Фельдкирх Р. Байтлем на основе инсбрукского издания, предпринятого  Г. Зандером в 1889 г. Репринтное издание этой книги осуществило в 1980 г. Литературное общество Форарльберга, находящееся  в столице австрийской провинции Форарльберг, городе Брегенц. Сборник Вонбуна был посвящен Якобу Гримму и содержал предисловие, в котором издатель давал краткий сравнительный анализ местных преданий в свете известной ему германской и шире индоевропейской традиции. Все предания снабжены отсылкой к конкретной местности, где они были записаны. Сведения о личностях сказителей и времени записей отсутствуют. Указывается лишь название народности, населявшей эти места (вальзеры, die Walser). Они слывут потомками древнебургундского племени, представители которого переселились в эти места в XIII в. Упоминаются и носители конкретных профессий  (пастухи, крестьяне и пр.), от которых были записаны эти предания, по возможности дословно, если верить составителю сборника2.   В конце сборника приводится список диалектных слов и их перевод на литературный немецкий язык.
Среди первых свидетельств собирательства фольклорных жанров в Лихтенштейне, как указывает современный составитель «Лихтенштейнских преданий» Д. Ларезе3,  стала запись предания об охотнике (Weidmann, около 1860 г.), найденная, по свидетельству современного лихтенштейнского фольклориста Г. Хильбе,   тризенбергским4 священником в ученической тетрадке.
В отличие от соседей, на рубеже XIX–XX вв. у лихтенштейнцев формируется государственное самосознание, и поэтому модернистские веяния не оказали в то время на литературу Лихтенштейна существенного влияния. Лихтенштейнцев волнует прежде всего традиция, поиски корней, и в связи с этим главным стержнем развития словесности становится свойственный романтизму интерес к фольклору. 
В начале ХХ в. выходят в свет записи собственно лихтенштейнских преданий. В числе первых собирателей — уроженец и житель Вадуца, вместе с Иоганном Баптистом Бюхелем учредивший 1 февраля 1901 г. Исторический союз княжества Лихтенштейн (Historischer Verein fьr das Fürstentum Liechtenstein), автор многочисленных работ по этнографии, врач и политик Альберт Шедлер (1848–1922)5 и его земляк, историк, политик, публицист и педагог Ойген Нипп (1886–1960)6.    Они внесли большой вклад в  пробуждение интереса лихтенштейнцев к своему прошлому,  в воспитание в жителях альпийского ущелья чувств патриотизма. С этого же года начинает издаваться Ежегодник Исторического союза. В нем наряду со сведениями об археологических находках, об архитектурных и природных памятниках, публикуются и материалы по этнографии и фольклору. 
В 1926 г. большое количество текстов лихтенштейнских преданий было опубликовано в газете «Лихтенштейнские известия» («Liechtensteiner Nachrichten»)
Первое наиболее полное собрание преданий под названием «Родина, овеянная преданиями» («Sagenumwobene Heimat. Eine Sammlung liechtensteinischer Volks-Sagen aus Berg und Tal») было подготовлено Гансом Фридрихом Вальзером и вышло в 1948 г. в издательстве «Альпенланд» в Шаане. Эта книга была переиздана лишь в 2003, и затем в 2004 гг.7 В кратком предисловии «Zum Geleit» составитель сборника Г.Ф. Вальзер не дает никаких сведений об источниках публикуемых текстов. Однако на странице, предшествующей содержанию в качестве таковых упоминаются ежегодники Исторического союза Лихтенштейна, два романа, созданные на рубеже XIX-XX вв. («Тризенбургская ведьма» М.Майдорф и «Гуттенберг-Шалун» Г. Райнбергер). Обе писательницы отдали в своих произведениях дань фольклору. В них содержится много сведений о народных обычаях, праздниках, поверьях и пр. Кроме того, Вальзер поясняет, что в корпус включены и его собственные записи. Какие именно, и из каких источников, не уточняется.
Не менее представительным стали изданные в 1965 и 1973 гг. в «Ежегоднике исторического союза» собрание «Преданий из Лихтенштейна» («Sagen aus Liechtenstein»)8 учителя из Вадуца Отто Зегера. В последующие годы О. Зегер продолжал собирать и публиковать местные предания отдельными книжками под эгидой Исторического союза Лихтенштейна9.
Примерно в это же время появляются публикации лихтенштейнских преданий в обработке известного швейцарского писателя и учителя из Амрисвиля Дино Ларезе (1914–2001). В 1970 г. в Швейцарии выходят его «Лихтенштейнские предания»10. В 2004 г. ее переиздает уже лихтенштейнское издательство «Ван Екк» в Тризене11.
В отличие от Зегера, который пытался донести до читателя подлинные записи, Ларезе снабжает публикуемые тексты, взятые из разных, преимущественно опубликованных, источников, комментариями, а также дополняет их собственными суждениями, не нарушая при этом исторической и сюжетной основы.
Составители сборников, как правило, не дают в предисловиях классификации преданий. Г.Ф. Вальзер выделяет, в частности, по содержанию лишь так называемые «горные и альпийские предания» (Berg-und Alpen-Sagen) и «предания о замках, людях и часовнях» (Sagen um Burgen, Menschen und Kapellen). Лихтенштейнский издатель М. Нешер, автор предисловия к изданию «Лихтенштейнских преданий» Вальзера 2003 г., напротив, следуя сюжетно-тематическому принципу, описывает по содержанию три вида преданий. Один из них, по Нешеру «демонические или религиозные предания (die dämonische oder Glaubens-Sage), повествующие о встречах человека с потусторонними силами и сверхъестественными существами, в русской фольклористике принято называть «быличками». Второй  — исторические, или познавательные предания (die historische oder Wissens-Sage), в которых рассказывается о неординарных личностях, вызывающих у окружающих ужас, или, наоборот, величайшее восхищение (короли, разбойники, убийцы и пр.), и о событиях (войны, лихолетья и пр.), относятся скорее к разряду историзированных, или псевдоисторических преданий. Третий вид  у Нешера составляют «разъясняющие предания» (die Erklärungs-Sage), то есть этиологические12, проясняющие происхождение различных явлений природного и животного мира13
Как правило, топонимические предания, самые распространенные в Лихтенштейне, специально не выделяются. По всей вероятности это объясняется тем, что топонимика служит сюжетной основной практически всех преданий.
Отсутствует в принятой классификации и легенда, скорее всего потому, что включение в сюжет христианских мотивов, как с неудовольствием полагают современные жители Лихтенштейна, выполняющих главным образом нравоучительную функцию, наблюдается в большинстве преданий разного вида, в которых лихтенштейнцы зачастую представлены весьма нелицеприятными грешниками.
  
Само название княжества связано с так называемым преданием о светлом камне (der lichte Stein). Это предание на протяжении всей истории лихтенштейнской словесности вдохновляло и продолжает вдохновлять местных поэтов и прозаиков на создание собственных обработок известного сюжета. В свете интереса к истории своей малой родины происхождение топонима Лихтенштейн приобретает первостепенное значение.
Предание о светлом камне, которым открываются все новые издания подобного рода, относится  к разряду псевдоисторических. В изложении Д. Ларезе оно выглядит так:
 «Жил был мужик, мирно работал на своем поле. Злые рыцари насмехались над ним, совершали набеги и умышленно уничтожали его труд. Однако крестьянин смиренно, покорный Богу, начинал все сначала. Однажды он обнаружил в земле, вероятно вырытый лошадиной подковой, необычный, светлый, прозрачный камень. Когда он в задумчивости рассматривал его, подошел какой-то незнакомый странник и изрек пророчество: “Камень этот предсказывает будущее твоего рода. Он принесет тебе богатство, славу и честь, а внуки твои будут носить корону и благополучно царствовать в маленькой, но счастливой земле”». Предсказание странника чудесным образом сбылось. Слух о крестьянине и его светлом камне обошел все дома, а сам он получил имя: с тех пор его стали величать Лихтенштейном (Светлым камнем). Из крестьянского рода Лихтенштейнов вырос княжеский род Лихтенштейнов, которые согласно предсказанию путника, носили корону и мирно правили маленьким царством в верховьях Рейна»14.
В варианте «Предания о светлом камне» из сборника Д. Ларезе «Лихтенштейнские предания» опущены как предыстория появления, так и дальнейшая судьба камня.
 
Согласно истории рода лихтенштейнских князей, первое упоминание о неком Гуго фон Лихтенштейне относится к 1135–1136 гг. в связи с предпринятым им в эти годы строительством крепости Лихтенштейн в местечке Мария Энценсдорф в Нижней Австрии, южнее Вены, на окраине Венского леса в природном парке Фёренберг. Материал (камень светлых тонов — lichte Steine), из которого построена крепость был привезен из римской каменоломни близ местечка Св. Маргарита в Бургенланде. Именно эти сведения легли в основу исторического объяснения онима Лихтенштейн, с 1719 года — служащего названием княжества.
В основе этого, привнесенного из Австрии предания, которое окончательно сложилось вероятно к середине XIX в., лежит древний сюжет о камне, падающем с неба, видимо, метеорите, известном и по иным индоевропейским преданиям. Существует несколько вариантов предания, по которым можно восстановить относительно полную версию происхождения текста, приспособленного к нуждам лихтенштейнской монархии.
Впервые сюжет о небесном происхождении камня,  зафиксирован в 1948 г.15, в сборнике, изданном Гансом-Фридрихом Вальзером:
«Die Sage derer von Liechtenstein»
 
Vorzeit
 
 Ein Wand`rer ging im Sternenschimmer
Durch die nächtlich stille Flur,
Hat` kein Aug` für irdisch Dinge
Sah des Himmels Funkeln nur.
 
Da blitzt es auf im Lichtermeere
Ein Fanal am Himmelszelt
Zog hernieder auf die Erde
Wie ein Gruss aus ferner Welt.
 
Ein Funkeln wie von Rubinsteinen
Glänzend dem Demanten gleich
Leuchtend flog der fremde Bote
 In das irdisch Menschenreich.

Es ist vorbei, das schöne Wunder
Staunen zittert in ihm nach;
Bracht der Stein wohl eine Kunde?
Kommt er wieder an den Tag?
 
Sage
 
Pflügt ein Bauer seine Scholle
Dessen Stirne trieft von Schweiss;
Eine wilde Reiterhorde
Trat mit Hohn den stillen Fleiss.
 
Gottergeben senkt der Bauer
Seinen Blick zur Erde nur
Will von neuem wieder pflügen
Seine hartzertret`ne Flur.
 
Sieht er ein gar seltsam Blitzen
Zwischen Erde und Gestein,
Dort hat wohl ein Huf geschlissen
Einen sonderbaren Stein.
 
Und er bückt sich, ihn zu heben
Schaut als Spielzeug diesen an
Als zum Bauer auf dem Felde
Ein Wanderer gezogen kam.
 
Schaut den Stein in seinen Händen
Blickt versonnen darauf hin,
Spricht: Hier liegt die Schicksalswende,
Deine ferne Zukunft drin.
 
Er wird Ruhm und Macht dir bringen
Wenn auch nur in kleinem Reich
Glück wird als Begleitung klingen
Deiner Arbeit, deinem Fleiss.
 
Eine Krone wird einst tragen
Dein Geschlecht von edlem Blut,
Freiheit wird das Banner wahren,
Friede als das höchste Gut.
 
Er geht weg — und ist entschwunden
Eigenartig wie er kam.
Sinnend mit dem selt`nen Funde
Lange Zeit der Bauer stand.
 
Erfüllung
 
Und das Wort hat sich erfüllet
Durch den wundersamen Stein
Dessen Leuchten überstrahlte
Gold`ner Abendsonnenschein.
 
Diese Mär vom lichten Steine
Ward beim ganzen Volk bekannt
Der Bauer wurd in jenem Reiche
Nur noch “Lichtenstein” genannt.
 
Und noch heute wirket weiter
Wunderkraft von dieser Sag`
Das Geschlecht der Liechtensteine
Thront und herrscht im Fürstensaal.
 
 
Edler Haus ist keins zu finden
Das gerecht und güt`ger wirkt.
Fried` und Wohlfahrt Kränze winden
Edelmut sein Wappen ziert.
 
Drum klingt stolz dein edler Name
Ehrfurchtsvoll in jedem Heim
Tief im Herzen steht erhaben
Unauslцschlich Liechtenstein!16
«Предание тех из рода Лихтенштейнов»
 
Древние времена
 
Путник шел в сиянье звездном,
Тишиной ночной объят,
Дел земных не ловит взором,
Свет небес  ему лишь свят.
 
 
Вдруг сверкнул в том море света
Маячок17 сквозь небосвод
Опустился он  на землю
Как привет чужих миров.
 
И рубином искрометным
Иль алмазною слезой
Он попал сей вестник чудный
В поднебесный мир земной.
 
Чуда нет, и было ль чудо
Изумленью нет конца;
Что за весть сокрыта в камне?
Вновь увидим ли гонца?
 
Предание
 
Поле пашет наш селянин
Пот струится по лицу;
Орды всадников поганых
Насмехаются вовсю.
 
Божьей воле он покорен
Опустив смиренно взгляд,
Свой удел  готов пахать он
Вновь с молитвой на  устах.
 
Вдруг блеснуло странным светом
Меж  подковой и землей,
Конь копытом ненароком
Вырыл камень непростой.
 
Наклоняется крестьянин,
Хочет камень тот поднять,
Тут, как будто ниоткуда
Путник вдруг явился, глядь.
 
Посмотрел на камень дивный,
Что держал мужик в руках,
Молвил: здесь судьба таится,
Держишь  ты ее в перстах.
 
 
Принесет тебе он славу,
Этот камень непростой,
Одарит он счастьем щедро
Твой нелегкий путь земной.
 
 
На роду твоем корона
Воссияет на века,
Благородство, мир, свободу
Он восславит  — будет так.
 
И тотчас же чудный вестник
Странным образом пропал.
Размышляя над находкой
Долго наш мужик стоял.
 
 
 
 
 
Исполнение пророчества
 
Предсказание сбылось то,
Камень стал его судьбой
Золотой закат вечерний
Осиян его красой.
 
И молва о светлом камне
Разнеслась по всей стране
И крестьянина всеславно
Светлым камнем  нарекли.
 
До сих пор преданье живо,
Чудотворно и сильно
Род преславный Лихтенштейнский
Не утратил власть и трон.
 
Не найти двора прекрасней
Справедливей и добрей
Процветание отчизны
В мире блага нет сильней.
 
Потому тебя все помнят,
Чтут и славят, предок наш.
В каждом сердце сокровенно
Бьется слово Лихтенштейн!
 
Перед нами стилизованная эпическая песня с зачином (отсылка к предыстории описываемого события в древние времена  — падение камня с неба, наблюдаемое путником-очевидцем), основной частью (история обнаружения камня и пророчество странника в недалекой старине) и концовкой (описание исполнения пророчества в недалеком прошлом и его последствий в настоящем). Авторство этой  контаминации популярных в немецкоязычной поэзии XIX в. стихотворных жанров (песня, баллада, ода, гимн), в основе которой лежит «фабулярное стихотворение»18 (Томашевский), приписывают самому Вальзеру19.   С точки зрения стихосложения произведение не имеет художественной ценности и может быть отнесено к разряду сентиментальной продукции эпохи «бидермейера» середины XIX в. Рифмы больше похожи на ассонасные созвучия,  размер также не выдержан.
Вальзер умалчивает об источнике использованного им сюжета о падающем камне.
Известен,  к примеру вариант предания 1914 г. из Южного Тироля «Синие (голубые) камни» («Die blauen Steine»)20, повествующего о небесном происхождении камней, приносящих благополучие. В нем камень, упавший с неба, именуется (Donnerstein, «громовая стрела», фульгурит): он «падает с неба, когда сверкает молния и гремит гром, и уходит глубоко в землю». Спустя семь лет из земли прорастают семь аналогичных камней. Кто найдет один, тот ни в чем не будет знать нужды, камень принесет ему благо»21.
Весьма любопытно, что в качестве иллюстрации к преданию, опубликованному Вальзером, использован рисунок, изображенный на обратной стороне золотой медали22, отлитой в 1694 г. лучшим резчиком печатей того времени, аугсбургским мастером  Филиппом Генрихом Мюллером по случаю награждения  в 1693 г. князя Иоганна Адама Андреаса Лихтенштейнского орденом Золотого руна. На обратной стороне медали изображен «светлый камень» в море, над которым сияет звезда с расходящимися в разные стороны и соприкасающимися с водой лучами. Объяснение этому видимо следует искать в мифологии Золотого руна (падение Геллы в море) и в символике самого ордена Золотого руна (наличие в нем золотых деталей в виде кремней и огнив, окруженных языками пламени). На иллюстрации в сборнике, изданном Вальзером, место звезды занимает корона (верхняя часть герба Лихтенштейна).
Стихотворный вариант обработки сюжета о светлом камне, в художественном отношении более совершенный, чем у Вальзера,  оставлен представителем венского бидермейера Иоганном Лангером (1795–1858). Поэт дает иное толкование обнаружения камня. Конь, вырывший подковой камень, принадлежит в его трактовке наезднику-чужаку из орд кровавых маронов (Marhonen)23.
Примечательно, что пострадавший от набегов чужеземцев земледелец считает свою находку их собственностью и пытается догнать владельца. Его усилия оказались тщетными. Зато на его пути в версии Лангера появляется бродячий торговец, купец (Krämer), а не просто путник.
Для хлебопашца камень в этой версии — простая игрушка, забава (Kinderspielwerk), не более того. Поэтому он без долгих раздумий готов обменять его у купца на кусок хлеба для своих детей и матери.
Торговец обнаруживает однако провидческие знания о камне, указывая на его способность приносить счастье и достаток, на его высокое достоинство, присущее   драгоценной вещи, сокровищу (Kleinod), место которому — в царской короне24. Самому же крестьянину выпадет честь заложить на этом камне дом, который «устоит перед натиском всех бурь и будет стоять вечно, доколе звезда славы будет сиять на немецком небосклоне»:
…«So  wie es sonnig leuchtet,
strahlt dir des Glückes Schein;
ein Haus wirst du begründen
auf diesem lichten Stein!
 
Ein Haus, das Stürmen trotzet,
das nimmermehr vergeht,
 so lang ein Stern des Ruhmes
auf deutschem Himmel steht!»
So sprach der wackre Krämer,
und was er sprach, traf ein.
Das ist — wie ich vernommen —
die Mär vom lichten Stein25.
«Как солнца свет,
 тебе прольется счастье;
на этом светлом камне
построишь сам ты дом!
 
Он гроз не устрашится,
останется в веках,
звездой немецкой славы
сияет небосклон!»
Купец так молвил бравый,
сбылись его слова.
Вот то, что я услышал, —
о светлом камне сказ.
 
Это стихотворение было опубликовано в известном сборнике «Лихтенштейн в песнях» («Liechtenstein im Liede», 1908). Подобные литературные обработки предания получили особенно большое распространение на рубеже XIX–XX вв. в связи с потребностью монархической верхушки культивировать в лихтенштейнцах верноподданические настроения. Впрочем, как свидетельствует этноним «немецкий», лихтенштейнские князья еще всецело рассчитывают на покровительство кайзеровской Германии.   
Так канва предания о светлом камне вплетена и в псевдоисторическую балладу баварки Франциски фон Гофнаас (1832–1892), супруги известного лихтенштейнского композитора Йозефа Габриэля Рейнбергера, положившего созданный    ею текст на музыку. В ее тексте содержится прямое указание на место, откуда прибыл человек, в данном случае это юноша, ставший впоследствии обладателем светлого камня. Автор таким образом попытался проследить якобы двухтысячелетнюю историю рода Лихтенштейнов. Юноша-предок в этом варианте предания — выходец из королевства таурисков (теперь Нижняя Штирия в Австрии), свободный  мелкий землевладелец, недостойный руки дочери знатного рода Эггенштейнов (теперь земля Баден-Вюртемберг, Германия). После нападения аварских племен юноша с матерью спасаются бегством в «глубокое ущелье» (имеется в виду вероятно местоположение нынешнего Лихтенштейна), где и добывает себе пропитание трудом землепашца. Император, к которому направляется юноша, обнаружив под копытом лошади камень, обретает историческое имя Карел (скорее всего Карл IV, король Чехии, XIV в.). Однако на самом деле речь могла идти о богемском наследнике трона Оттокаре II Пшемысле, XIII в., подарившем первому историческому предку рода Лихтенштейнов, Генриху I за его военную доблесть южнобогемскую крепость Николсбург. В версии Ф. фон Гофнаас кайзер посылает юношу в Саксонию, где тот одерживает победу именно благодаря чудесной силе светлого камня26. Возвратившись к Карелу с победой юноша приносит ему в дар свой чудесный камень, а Карел нарекает его рыцарем Лихтенштейнским.
Иная версия представлена в варианте, опубликованном Фридрихом Уленхутом в 1910 г. в Вене27. В этом тексте (источник не указан) камень «переливается в светлом солнечном свете всеми цветами радуги», сравнивается со светлой  водой (wasserhell). Он отличается, помимо великолепия красок (Farbenpracht),  обработанной формой (schon geformt). Как и у Лангера,  его тоже считают драгоценным камнем (kostbar).  После описания камня сообщается, что земледелец завернул «невиданного великолепия» (herrlich) находку в тряпицу и отнес ее домой. На следующее утро он отправился в замок графа своего кантона. При виде чудесного (wundervoll) и невиданного (selten) камня граф немало удивился. По-видимому, как повествует предание, ему была известна ценность камня. Он рассказал крестьянину, что  в покоях императора ему довелось видеть много драгоценных камней, но с найденным в поле не мог сравниться по красоте и ценности ни один из них.
Увидев камень, император воскликнул: «Да знаете ли вы, мой дорогой, что вы теперь самый богатый человек в моем царстве?».
Это побудило крестьянина подарить свою находку императору.
Крестьянин решил отдать камень во владение императору, обосновав свой выбор тем, что земные богатства ничто по сравнению с его искренней любовью к императору и верой во Всевышнего. За это приношение простой землепашец получил дворянское звание и в память о светлом камне имя Лихтенштейн, которое положило начало роду Лихтнештейнов.
В этой версии меняется мотивировка передачи камня в другие руки. Если в версии Лангера присутствует здравый смысл, присущий народному сознанию (хлеб — всему голова),  то в варианте, предложенном Уленхутом, налицо намеренная идеализация сюжета в целях достижения определенных идеологических задач. Ему важно прославление монархии, оправдываемой, в свою очередь,  религиозным сознанием.
 
Несколько иное толкование происхождения и судьбы светлого камня содержится в версии предания о светлом камне из Нижней Австрии28.
Согласно преданию, историческая крепость Лихтенштейн изначально носила название местечка, где она находилась, а именно замок или крепость Энценсдорф (Veste Enzensdorf)29. Имена ее обитателей, приводимые в предании, хозяин крепости рыцарь фон Аренштейн, его племянница Гедвиг фон Зенфтенберг, приживалка, сирота Анна фон Вагау и др. в исторических документах не фигурируют.
В сюжете предания присутствует «маленький, седой мужичок» (ein kleines, graues Männlein), который однажды является у стен замка на закате солнца и с деловым видом (geschäftig) прохаживается вокруг. Заметив в окне хозяина, он тут же исчезает. Аренштейн рассказывает об увиденном своему шуту, карлику Липсу. Тот в свою очередь поведал хозяину о том, что неоднократно видел это существо, которое называет духом замка, а точнее хозяином горы, на которой он выстроен.
Таким образом, устами карлика изложен сюжет о поиске золотых зерен (Goldkörner) и какого-то блестящего камня (ein glänzender Stein).
Спустя какое-то время дух замка, который называется также карликом, обитающим в земле (Erdmännchen) появляется в трапезной во время ужина и сообщает хозяину замка о том, что в течение ближайшего полугода в стенах замка грядут большие перемены к лучшему. Кроме этого, карлик передал Аренштейну якобы будущий символ его благородного рыцарского дома, которому уготована долгая жизнь. Символом  в предании предстает камень из подземных тайников горы, на которой был возведен замок. Таким образом, этот вариант сюжета как бы продолжает версию Лангера, в которой чудесному камню было предначертано заложить основание будущего дома Лихтенштейнов.
И в этом варианте предания камень отличается блеском, сравнимым с самыми прекрасными драгоценными камнями. На этот раз, однако, камень не переходит в руки кайзера. Ему надлежит занять место — так повелел карлик — на самом высоком зубце крепостной стены, чтобы свет от камня беспрепятственно уходил вдаль, прославляя замок на все времена.
Карлик предсказал также скорую свадьбу в замке с молодым рыцарем благородных кровей.
Однажды таковой объявился, назвав себя выходцем из Штирии (ср. версию Ф. фон Гофнаас). В предании фигурирует и имя рыцаря — Отто фон Лихтенштейн (в родовом дереве Лихтенштейнов есть несколько исторических фигур, носящих это имя). Супругой рыцаря стала сирота Анна фон Вагау, по просьбе Аренштейна в знак гостеприимства поднесшая гному, предсказавшему свадьбу, напиток в серебряном кубке.
Именно в ту минуту, когда рыцарь просит Анну стать его женой, один из оруженосцев хозяина возвещает о том, что сверкавший на башне камень погас. Таким образом, миссия этого камня согласно версии австрийского предания, состояла в том, чтобы в замке поселился человек, носящий имя Лихтенштейн. В уста Аренштейна вложено пророчество, что имя это «будет еще долго сверкать светлой звездой на отечественном небосклоне».
В содержании изложенного сюжета без труда просматривается связь с известным саксонским преданием о светлой горе (der Lichtenberg). Так называется деревня, расположенная у подножия и на горе Эггерсберг вблизи города Радеберг, основанная славянскими племенами, вендами, более тысячи лет назад, которые были изгнанны с этих земель германцами в X–XI вв. нашей эры. Согласно преданию, местечко называлось Лихтимберг (свет в горе, Licht im Berge), такой вид придавали горе зажигавшиеся по вечерам огни в хижинах,  расположенных по ее склонам. Еще 500 лет назад это название было зафиксировано в исторических хрониках  в субстантивированной форме Лихтинберг (Lichtinberg) и Лейхтенберг (Leuchtenberg)30.
 
Сведение воедино рассмотренных обработок предания о светлом камне позволяет обнаружить в нем контаминированную конфигурацию родственных сюжетов и параллельных форм, бытующих в фольклоре центральной и юго-восточной Европы, в которых просматривается общая индоевропейская основа, осложненная в свою очередь позднейшими христианскими наслоениями. Налицо также сознательное использование отдельных элементов сюжета для создания положительного образа отдельно взятого монаршего правления, а именно,   княжеского рода Лихтенштейнов.  
 
Примечания:
1 Kaiser P. Geschichte des Fürstentums Liechtenstein: nebst Schilderungen aus Churrätiens Vorzeit. Chur, 1847. Новое издание предпринято в 1989 г. А. Брунхартом (Arthur Brunhart. Vaduz, 1989). Оно содержит помимо текста первого издания предисловие А. Оспельта и А. Брунхарта, а также список литературы.
2 См.: Vonbun F.J. Vorwort // Volkssagen aus Vorarlberg / F.J. Vonbun. Wien, 1847. S. III–VI.
3 См. Liechtensteiner Sagen / neu erzählt von Dino Larese. Mit einem Nachw. von Herbert Hilbe. Unveränd. Nachdr. Triesen. 2004. S. 82. Имена ученика и личности рассказчика не приводятся. Текст предания содержится в издании: Liechtensteiner Sagen aus Berg und Tal / H.-F. Walser. Schaan, 2004. S. 91–92.
4 Место компактного проживания народности «вальзеры», заселивших эту местность в XIII в.
5 Ср. его сочинение «Лихтенштейнские народные обычаи и народные предания» («Liechtensteinische Volksbräuche und Volkssagen»), опубликованное в ежегоднике исторического союза   (Jahrbuch des Historischen Vereins für das Fürstentum Liechtenstein. Sechzehnter Band. Vaduz, 1916. S. 73–124), в котором содержится несколько текстов, записанных самим автором от местных жителей.
6 Ср.: «Лихтенштейнские предания» («Liechtensteiner Sagen», 1924), опубликованные в ежегоднике исторического союза   (Jahrbuch des Historischen Vereins für das Fürstentum Liechtenstein. Vaduz, 1924. S. 89–94). Записи принадлежат составителю сборника.
7 Liechtensteiner Sagen aus Berg und Tal / H.-F. Walser. Schaan, 2003; 2004.
8 Стр. 13–175 и  231–247 соответственно. Приводятся источники публикуемых текстов. Некоторые из них были записаны им самим и учениками местной школы.
9 Ср., в частн.: Sagen aus Liechtenstein / O. Seger. Vaduz, 1966; Sagen aus Liechtenstein / O. Seger. Nendeln, 1966/1980.
10 Liechtensteiner Sagen / Neu erzählt von Dino Larese. Basel, 1970.
11 Liechtensteiner Sagen / neu erzählt von Dino Larese. Mit einem Nachw. von Herbert Hilbe. Unveränd. Nachdr. Triesen. 2004.
12 Термин «ätiologisch» по отношению к такого рода преданиям использует Г. Хильбе, автор послесловия к изданию.
13 См.: Nescher M. Vorwort // Liechtensteiner Sagen aus Berg und Tal / H.-F. Walser. Schaan, 2004. S. 7.
14 Цит. по: Die Sage vom lichten Stein // Liechtensteiner Sagen / neu erzählt von Dino Larese. Mit einem Nachw. von Herbert Hilbe. Unveränd. Nachdr. Triesen. 2004. S. 7. (Es war einmal ein Bauer, der friedlich seinen Acker pflügte. Böse Ritter verhöhnten ihn, ritten in den Acker und zerstörten mutwillig seine Arbeit. Aber gottergeben begann der Bauer sein Werk von neuem. Da fand er in der Erde, wohl durch den Hufschlag eines Pferdes emporgeworfen, einen sonderbaren, hellen, lichten Stein. Als er sinnend den Stein betrachtete, kam ein fremder Wanderer daher und weissagte ihm: " Dieser Stein spricht die Zukunft über dein Geschlecht aus. Er bringt dir Reichtum, Ruhm und Ehre, und deine Enkel werden eine Krone tragen und über das kleine, aber glückliche Land segensvoll herrschen." Was der Wanderer voraussagte, sollte sich wunderbar erfüllen. Die Märe vom Bauern und seinem lichten Stein wurde überall an den Herdfeuern erzählt, und der Bauer bekam zugleich seinen Namen: Er hieß von nun an " Lichtenstein ". Aus dem Bauerngeschlecht der Lichtenstein aber wuchs das fürstliche Geschlecht der Liechtensteiner, die nach dem Wort des Wanderers die Krone trugen und friedvoll über das kleine Reich am Oberrhein herrschten...).
15 И это не случайно. Лишь в 1938 г. Франц Йозеф II, один из князей Лихтенштейнских, до тех пор живших в Вене и в Чехии, сделал замок в Вадуце местом своей постоянной резиденции.
16 Liechtensteiner Sagen aus Berg und Tal / H.-F. Walser. Schaan, 3. Nachdruck der 1. Auflage von 1948. 2004. S. 11–13. Перевод с немецкого языка автора данной статьи.
17 Другое значение слова: предвестник, провозвестник.
18 Томашевский Б.В. Теория литературы. Поэтика.- М.– Л., 1999.- С. 158.
19 См.: Dittmar J. Mit dem Willen zur Tradition. Eine kleine Literaturgeschichte anhand der Lyrik aus Liechtenstein // Lyrik aus Liechtenstein / J. Dittmar. Schaan, 2005. S. 29.
20 Laurins Rosengarten. Sagen aus den Dolomiten / F.S. Weber, Bozen, 1914. S. 87–98.
21 Это предание соотносится с английскими преданиями, объясняющими происхождение камней в Солсберийской долине: голубые камни, объятые синим пламенем, падают ночью с грохотом с неба и несут плодородие. См.: http://www.ldbp.ru/text/izdan/taini.htm.
22 Хранится в Краеведческом музее Лихтенштейна (г. Вадуц).
23 Речь может идти как об аварах, обрах, так и населявших Моравию мораванах.
24 Любопытно, что и других вариантах предания содержится указание на связь камня с короной, как символом власти.
25 Liechtenstein im Liede. Aus Anlass des fünfzigjährigen Regierungs-Jubiläums Seiner Durchlaucht des Fürsten Johann II. von Liechtenstein / F. Kraetzl. Brünn, 1908. Цит. по: Dittmar J. Mit dem Willen zur Tradition. Eine kleine Literaturgeschichte anhand der Lyrik aus Liechtenstein // Lyrik aus Liechtenstein / J. Dittmar. Schaan, 2005. S. 28–29.
26 См. подр.: Der lichte Stein // Elisabeth und Hans-Josef Irmen. Gabriel Josef Rheinberger und Franziska von Hoffnaaß. Eine Musikerehe im 19. Jahrhundert. Zülpich, 1990. Текст стихотворения включен в антологию Й. Дитмара «Поэзия из Лихтенштейна». Указ. соч. С. 182–185.
27 Das Buch vom Liechtenstein, Aus Anlaß des 70. Geburtsfestes Sr. Durchlacht des regierenden Fürsten Johann von und zu Liechtenstein zur Belehrung und Unterhaltung der vaterländischen Jugend. Im Selbstverlage des Herausgebers Johann Preiss, III. / Uhlenhut Fr. Ungargasse 39. Wien. 1910.
28 Eine Liechtensteinsage // Carl Calliano, Niederösterreichischer Sagenschatz. Wien, 1924. Bd. II. S. 29.
29 См. также: Fischer M. Historische und topographische Darstellung von Medling und seiner Umgegend. Wien, 1824. S. 66.
30  См. подр.: Stцrzner F.B. Lichtenberg // Was die Heimat erzählt. Leipzig, 1904. S. 202–205.
 
 
 
 
 
 
 
(Нет голосов)
Версия для печати

Возврат к списку