13-07-2020
[ архив новостей ]

Художественный мир прозы И. С. Шмелева

  • Автор : О.В. Быстрова, В.Ю. Даренский, Ю.М. Егорова, Л.В. Ляпаева, Л.В. Суматохина, С.В. Шешунова,
  • Количество просмотров : 290

О.В. Быстрова

 

ОТРАЖЕНИЕ БИБЛЕЙСКИХ СЮЖЕТОВ В РОМАНЕ
И.С. ШМЕЛЕВА «ПУТИ НЕБЕСНЫЕ»

 

Ключевые слова: И.С. Шмелев, «Пути Небесные», Евангелие, мотив, житие

 

Интерпретация романа «Пути Небесные» в творчестве И.С. Шмелева позволяет выявить библейские сюжеты в тексте, т.к., по определению писателя, это «роман миро– и Бого–созерцающего борения». Тем более, что литературовед М.М. Дунаев так охарактеризвал идею романа: «Шмелев на протяжении всего романного действия прослеживает, как в событиях жизни человека действует соблазн, и как ведет человека Промыслительная Воля». Биография В.А. Вейденгаммера, положенная в основу повествования, полностью укладывается в «житие» героя, начавшего восхождение к Небу. И многочисленные сопоставления (напр. с призванием на апостольское служение Матфея (бывшего сборщика налогов)) позволяют это доказать.

По авторскому замыслу, путь, избранный главным героем – это путь преображенного во Христе человека. Пресытившись светским миром и светской литературой, герой начинает духовно выздоравливать. Этот вывод позволяет сделать аллюзии на библейские тексты. Христианское вероучение различает три главных степени Божественного откровения: подготовительное откровение Ветхого Завета, центральное – Новозаветное откровение и Откровение (Апокалипсис) св. Иоанна Богослова. Каждое из них свидетельствует о выборе – нации, народа, человека. Все эти этапы проходит в своем становлении главный герой.

В тексте романа щедро рассыпаны реминисценции из Библии. И по замыслу автора, в определенных случаях – это объяснение библейского текста, в других – намек. Так, судьба князя Дмитрия Вагаева, участника русско-турецкой войны 1877–1878 гг., позволяет выявить ассоциативные связи с евангельскими событиями. Романное повествование второй книги позволяет увидеть связи с агиографическим повествованием о подвижниках в миру (напр. «Житие Петра и Февронии»). Сама история, отраженная в романе, соотносится с текстом Откровения Иоанна Богослова. Против приходящего Апокалипсиса – будут сражаться монахи, среди которых будет Виктор Алексеевич, ушедший из мира, ибо «Прозрев через страдание и грех свет Истины, он преобразился в нового человека и, приняв монашеский постриг, навсегда остался в Оптиной Пустыне».

Роман «Пути Небесные» остался неоконченным. Но тот текст, который доступен читателям, позволяет сделать однозначный вывод: «Если Бог за нас, кто против нас?» (Рим. 8, 31).


Быстрова Ольга Васильевна – кандидат филологических наук, старший научный сотрудник Отдела издания и изучения творчества М. Горького ИМЛИ им. А.М. Горького РАН

 

 

В.Ю. Даренский

 

СИМВОЛИКА ПРЕОБРАЖЕНИЯ ДУШИ
В ПУБЛИЦИСТИКЕ И.С. ШМЕЛЁВА


Ключевые слова: И.С. Шмелёв, публицистика, символы, преображение, душа

 

Публицистика И.С. Шмелёва – важный компонент его наследия, в нем наиболее непосредственно проявился его дар сердечной беседы с читателем. Она обращена к читателю, который находится в мировоззренческих поисках и ждет прямого слова убеждения, уже не опосредованного условностями художественного образа, что обусловлено трагичностью исторической ситуации. Ее смысловая структура представляет собой систему ключевых символов: 1) верх: Голгофа (статья «Подвиг (Ледовый поход)» и др.), Дух и богосыновство русского народа (статья «800-летие Москвы» и др.); 2) низ позитивный: недра, земля; низ негативный: вселенское Зло антихристова «интрнационала»; 3) центр: Россия, Кремль, «горсточка» («малый остаток», «Соль земли»); 4) сквозной символ – свет Христов. Сюжет публицистики И.С. Шмелёва, независимо от ее частной темы – всегда один и тот же: это путь преображения души, победы над грехом и приближения воскресения России.


Даренский Виталий Юрьевич – доктор философских наук, профессор Луганского национального университета им. Т. Шевченко

 

 

Ю.М. Егорова

 

ОБРАЗ МОСКВЫ В РАССКАЗАХ ШМЕЛЁВА


Ключевые слова: И.С. Шмелёв, Москва, московский текст, рассказ

 

В литературной среде хорошо известно определение, данное К. Бальмонтом личности и творчеству И. Шмелёва в дни празднования 60-летнего юбилея автора «Солнца мертвых»: «Самый русский из зарубежных писателей». С этим трудно поспорить: стиль и язык Шмелёва легко узнаваем среди писательского многоголосья - самобытный, «вкусный», исполненный любовью к русскому быту, укладу, традициям. До революции и последовавших за ней чреде трагических событий Шмелёв много путешествовал по России, и каждая поездка находила отклик в его произведениях. Любые описанные им детали, вещи, события обретали не только зримый облик, форму, характер, но даже цвет, голос и запах. Всё оживало и обретало душу под его пером. Особым «персонажем» многих рассказов Шмелёва стала Москва. Будучи коренным москвичом, с московским говором, с московской независимостью и свободой духа, он неоднократно вовлекал любимый город в своё творчество. Именно поэтому события большинства произведений Ивана Сергеевича имели место в Москве. Столица стала не только декорацией и местом событий, но полноправной участницей и героиней его рассказов. Наиболее ярко это представлено в таких произведениях И. Шмелёва, как «Весенний ветер», «Как мы открывали Пушкина», «Москвой», «Рождество в Москве. Рассказ делового человека».


Егорова Юлия Михайловна – кандидат филологических наук, старший научный сотрудник Отдела издания и изучения творчества М. Горького ИМЛИ им. А.М. Горького РАН

 

 

Л.В. Ляпаева

 

КОНЦЕПТОСФЕРА РАССКАЗОВ И. ШМЕЛЕВА 1910-х годов


Ключевые слова: И.С. Шмелев, концептосфера, концепт, рассказ, сакрализация

 

Изучение концептов и концептосферы важно для понимания художественного мира писателя, поскольку позволяет, по мнению исследователей Д. Лихачева, С. Аскольдова, В. Зусмана, Н. Володиной, выявить наиболее значимые семантические пласты произведений. Взаимодействие концептов в произведении носит системный характер. Изучение концептосферы произведений И. Шмелева только начинается. Исследователями (И. Жаворонкова, Е. Спасская, У. Баймуратова) выделены следующие концепты: море, церковь, совесть. В центре нашего внимания исследование рассказов И. Шмелева «Лихорадка», «Гассан и Джедди», «Под небом», «У плакучих берез», «Знамения», «В Калинове», «На пункте», «Лошадиная сила», «Слепые», «Карусель», «На крыльях» с точки зрения концептосферы. Ситуации, которые изображает И. Шмелев, обыденные, будничные, главное в них – поступки и суждения героев, поэтому в произведениях так много «рассказывающих героев», диалогов между ними. Но всему бытовому, житейскому придается сакральность, точнее, она вырастает из будничного. Наиболее характерные концепты в данных рассказах - вера, жизнь – смерть, путь, душа, свет. Именно в них проявляется смысловой центр произведения. Поиски художника связаны с изображением христианского начала в жизни человека, его рецепции происходящих событий.


Ляпаева Лариса Васильевна – доктор филологических наук, профессор Чувашского государственного университета им. И.Н. Ульянова

 

 

Л.В. Суматохина

 

СИМВОЛИКА САДА В КРЫМСКИХ ПРОИЗВЕДЕНИЯХ И.С. ШМЕЛЕВА


Ключевые слова: И.С. Шмелёв, Крым, сад, символ, «Солнце мертвых», «Из крымских рассказов»

Образ-символ сада в системе образов-символов эпопеи «Солнце мертвых» и цикла «Из крымских рассказов» становится одним из ключевых. Описывая утопающий в садах дореволюционный Крым, Шмелев актуализирует универсальный для христианской и мусульманской религиозной традиции образ-символ райского сада: «Крым представлялся ему чудесной страной ­ “за гранью непогоды”, ­ светлым и дивным садом, который когда-то будет по всей земле» («Два Ивана»). Сад символизирует тайные плодоносные творящие силы земли, что особенно подчеркнуто автором в рассказе «Виноград» (1936), где вхождение в силу виноградника связано с рождением позднего долгожданного сына. Сад становится также символом творческого, созидательного, самоотверженного труда человека, его сотворчества с природой и Богом: «Я хочу перенестись в прошлое, когда люди ладили с солнцем, творили сады в пустыне» («Солнце мертвых»). Шмелев с любовью и восхищением пишет о таких людях и созданных ими садах – миндальных садах доктора, «розовом царстве» владельца дачи Тихая пристань, олеандровой роще адмирала («Солнце мертвых»), винограднике Любачей («Виноград»), о кальвилях доктора («Стенька-рыбак»), упоминает знаменитых крымских садоводов А.И. Пастака и М.Д. Сарибана.

Сюжеты крымских произведений писателя, как правило, связаны с превращением сада в ад на земле, место мучений, царство мертвых. Роскошные сады погибают. На смену им идет пустыня, стирая плоды многолетнего труда и многовековой культуры. Описывая реальную историю разрушения славных традиций крымского садоводства, бессмысленное уничтожение садов и виноградников, утрату редких сортов, Шмелев создает символ погибающего сада, позволяющий ему, в ряду других символических образов, художественно осмыслить жуткий хаос трагических событий, свидетелем которых он стал.


Суматохина Любовь Валерьевна – кандидат филологических наук, старший научный сотрудник Отдела издания и изучения творчества М. Горького ИМЛИ им. А.М. Горького РАН

 

 

С.В. Шешунова

 

ПОЭТИКА ЗАГЛАВИЙ В ТВОРЧЕСТВЕ И.С. ШМЕЛЕВА


Ключевые слова: И.С. Шмелев, поэтика заглавия, инверсия, языковая картина мира

 

Используя в нескольких заглавиях инверсию, И.С. Шмелев смещает смысловое ударение с называемого объекта на его свойство. Многозначное заглавие «История любовная» (1927) указывает не только на сюжетную перспективу повествования (излагается история любви), но и на любовное отношение автора к своему изделию и предмету изображения. Стилистически оно родственно речи московских приказчиков, предлагавших свои товары с помощью такой же инверсии. Созвучие заглавий двух последних рассказов Шмелева – «Приволье» (1949) и «Приятная прогулка» (1950) – соответствует их идейно-тематической близости, отражая общее для этих произведений ощущение благодати, разлитой над русской землей. В русской языковой картине мира приволье и производные глагола гулять (включая слово прогулка) соответствуют национальным особенностям восприятия пространства. В словосочетании Приятная прогулка звукопись выполняет смысловую функцию: фонетическое подобие слов подчеркивает их смысловую близость (прогулка – по самой сути своей приятное занятие). Кроме того, определение приятная противопоставляет последний рассказ Шмелева его же рассказу «Прогулка» (1927), заглавие которого содержит скрытую иронию.


Шешунова Светлана Всеволодовна – доктор филологических наук, профессор Государственного университета «Дубна»

 

 

(Голосов: 1, Рейтинг: 3.3)
Версия для печати

Возврат к списку