09-08-2020
[ архив новостей ]

Человек на войне (Секция 4)

  • Автор : В.Г. Андреева, А.С. Акимова, А.В. Сысоева, М.В. Мясникова, А.А. Глазунова, М.Д. Пищук, А.Р. Абдуллаева кызы
  • Количество просмотров : 82

В.Г. Андреева (Москва)

 

Война в изображении и оценке Л.Н. Толстого и Ф.М. Достоевского

 

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта

№ 20-012-00102

 

Противоположное отношение к войне Толстого и Достоевского формировалось постепенно, а развитию соображений обоих писателей способствовал скрытый спор между ними. Достоевский был убежден, что деградации общества может положить предел международная война. Писатель констатировал духовное оскудение русских семей, необходимость внешнего толчка для преображения человека, оказавшегося на распутье. Мысли о войне, пробуждающей человечество, Достоевский высказывал в «Дневнике писателя» с апреля 1876 г., вложив идею о пользе войны в уста парадоксалиста-мечтателя, рассуждения которого близки автору. Парадоксалист считает войну единственным спасением от болезни, приближение которой Достоевский дал почувствовать еще Раскольникову (вспомним его сон о трихинах), а также многим героям своих романов. Толстой был уверен в способности человека к самосовершенствованию. Продуктивная идея улучшения мира посредством работы над собой каждого человека ярко прослеживается и в отношении Толстого к войне. Если в 1860-е гг. писатель допускал возможность освободительной войны при условии ее национального характера, то уже в конце 1870-х гг. Толстой выступает против любых военных действий, хотя опирается на то же личное чувство человека, подчеркивая в нем противление любой несправедливости (эта позиция ярко выражается Константином Левиным, героем романа «Анна Каренина»). Война у Толстого – одно из страшнейших зол мира: поздний Толстой не отходит от своего основания – личной позиции человека и ее соотнесенности с мнением народа, война оценивается им в русле религиозных убеждений и идеи создания Царства Божьего на земле.

 

Валерия Геннадьевна Андреева, д.ф.н., в.н.с., Институт мировой литературы им. А.М. Горького РАН

 

А.С. Акимова (Москва)

 

Война в усадьбе: на материале прозы А.Н. Толстого

 

Исследование выполнено в ИМЛИ РАН при финансовой поддержке РНФ в рамках научного проекта № 18-18-00129 «Русская усадьба в литературе и культуре: отечественный и зарубежный взгляд»

 

Доклад посвящен трансформации образа усадьбы в прозе А.Н. Толстого 1910-х гг. В рассказе «Старушонка» (1915), основанном на личных впечатлениях Толстого – военного корреспондента газеты «Русские ведомости», выделяются традиционные для русской классической литературы и для прозы Толстого указанного периода сюжет (посещение усадьбы), мотивы (дороги, уединения) и образы (путника, аллеи, барского дома). Их трансформация в рассказе «Старушонка» и отличие от других «усадебных» текстов Толстого (рассказов «Трагик», «Девушки», «Ночь в степи») обусловлены тем, что время действия рассказа – Первая мировая война, а местом действия становится полуразрушенная усадьба, служившая австрийцам штабом, госпиталем и наблюдательным пунктом.

 

Анна Сергеевна Акимова, к.ф.н., с.н.с., Институт мировой литературы им. А.М. Горького РАН

А.В. Сысоева (Санкт-Петербург)

Борьба с пацифизмом в советской оборонной литературе начала 1930-х гг.: от выживания к уничтожению противника

 

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 20-012-00549 А «Канон советской оборонной литературы: состав, определяющие черты, локальные вариации (Ленинград и Москва)»

 

Борьба с пацифизмом в литературе проявлялась в числе прочего в осуждении пассивной позиции героя художественного текста. В докладе рассмотрены произведения о войне П. Ипполитова и Вс. Вишневского – членов подконтрольной политическому управлению армии организации ЛБО ЛОКАФ. Задачей сомневающегося героя Ипполитова было выживание, он боялся убивать, в то же время напоминал себе о ненависти к врагу и о целях борьбы. Враг был очеловечен, боялся смерти. В пьесах Вишневского смерть врага показывалась мельком, в фокусе внимания обычно находилась смерть советского воина. Ценность бойца определялась тем, сколько сил противника он мог уничтожить, его жизнь принадлежала партии. Гибель героя давалась в энергичном ключе, поскольку являлась частью борьбы и звала зрителя в бой. В начале 1930-х гг. оба варианта изображения героя на краю смерти или несущего смерть были возможны. Произведения Вишневского оказались более востребованными в длительной временной перспективе.

 

Анастасия Владимировна Сысоева, к.ф.н., н.с., Институт русской литературы РАН

 

М.В. Мясникова (Москва)

 

Соотношение исторического нарратива и индивидуальной памяти о войне в новелле Дж. Барнса «Навечно»

 

Целью исследования является анализ соотношения личной памяти главной героини новеллы Дж. Барнса «Навечно» и исторического нарратива. В качестве «личной памяти» в произведении выступают воспоминания мисс Мосс и «истории» о войне и солдатах, которые она придумала, посещая мемориалы; под «историческим нарративом» же понимается собственно движение истории. Память является основным как смысло-, так и сюжетообразующим элементом новеллы (движение сюжета – движение по «местам памяти»). Главной же особенностью способа репрезентации памяти в тексте становится её связанность с материальным воплощением: открытки, памятники и пр. Важно, что в мемориалах находит своё отражение память как исторической, так и личной трагедии. Анализ соотношения исторического нарратива и личной памяти в новелле позволил сделать вывод о несовпадении как «течения» личного и исторического времён, так и «длительности» сохранения воспоминаний о трагедии. «Историческое» показывается как ненадёжное, изменчивое и недостоверное, чему противопоставлено личное.

 

Мария Владимировна Мясникова, магистрант, Московский педагогический государственный университет

 

А.А. Глазунова (Москва)

 

Концепт «чужой» в  представлении авторов воюющих стран

(на материале малой прозы В. Борхерта и А. Платонова)

 

Авторы, чье творчество связано с военной тематикой, редко обходятся без конфликтной модели «свой – чужой». Для предельно чувственного восприятия топоса В. Борхерт вводит в свое дискурсивное поле предметы, которые можно преимущественно ощутить. Одними из таких вещественных символов становятся снег, земля, ольха, сопутствующее им цветовое восприятие и т.д. Посредством образов-символов Борхерт подчеркивает ощущение зыбкости границы между миром живых и миром мертвых, «своего» и «чужого». В рассказе А. Платонова «Неодушевленный враг» в центре внимания также находится концепт земли. Будучи срединным элементом между жизнью и смертью, «земельный туннель» для русского – дом, для немца – склеп. Снова предельно обостренным становится обоняние: запах позволяет отделить свое от чужого. Сущность чувственного восприятия в малой прозе рассматриваемых авторов играет важную роль в организации художественного пространства, имеющего два ярко выраженные полюса.

 

Анастасия Александровна Глазунова, магистрант, Московский государственный областной университет

 

 

М.Д. Пищук (Москва)

 

«Я вчера был живой...». Отражение исторической памяти о Первой и Второй чеченских войнах в российских песнях конца XX – начала XXI вв.

 

Музыка всегда была инструментом передачи тех или иных культурных и исторических образов. Война же всегда была катализатором для создания или уничтожения таких образов. Для каждого исторического периода российской истории характерно наличие «позитивной» и «негативной» военной героики. В начале XX в. образ «негативной» героики принадлежал Русско-японской войне 1904–1905 гг., а в советское время такой образ закрепился за Афганской войной 1979–1989 гг. В современной России этот образ принадлежит Первой и Второй чеченским войнам. Для российского общества, пережившего за последние 30 лет череду социальных и политических потрясений, события этих двух вооруженных конфликтов приобрели особое символическое значение. Автор изучает основные образы исторической памяти о Первой и Второй чеченских войнах. В качестве ее источника предлагается использовать современные российские песни второй половины 1990-х – середины 2010-х гг., освещающие события этих вооруженных конфликтов.

 

Матвей Дмитриевич Пищук, главный специалист, Государственный архив Российской Федерации; аспирант, Историко-архивный институт Российского государственного гуманитарного университета

 

 

А.Р. Абдуллаева кызы (Москва)

Война глазами будущего ученого Л.Г. Андреева

 

Воспоминания Л.Г. Андреева посвящены событиям, происходившим в родном Смоленске, на который пал «пепел войны». «Философия существования. Военные воспоминания» были посмертно изданы в 2005 г. в издательстве «Гелеос». Эта книга ценна не только потому, что ее автор – один из крупных отечественных ученых-филологов, но и потому, что в центре ее настоящий человек, который, пройдя через тяготы военной жизни, сумел сохранить гуманистические ценности, любовь к своему будущему призванию – к литературе. Страницы живой памяти говорят о судьбе девятнадцатилетнего юноши, ушедшего на войну и вернувшегося оттуда искалеченным, но полным сил и надежд. Андреев создал филологическую школу, вырастил десятки ученых, выпустил семь монографий, 13 учебников и написал около двухсот статей.

 

Айтадж Рашадет Абдуллаева кызы, студент, Московский государственный областной университет

 

(Нет голосов)
Версия для печати

Возврат к списку