26-11-2020
[ архив новостей ]

Социально-политические и культурно-исторические контексты проблематизации памяти и канона в современном русскоязычном и немецкоязычном гуманитарном и литературном сознании

  • Автор : И.А. Эбаноидзе, Е.С. Любомирова, А.С. Фролова, А.Е. Новиков, А.П. Люсый, А.Ю. Колесников, В.С. Сергеева, Т.Н. Андреюшкина, А.В. Добряшкина
  • Количество просмотров : 43

И.А. Эбаноидзе



 КАНОНИЗАЦИЯ И ДЕКАНОНИЗАЦИЯ ГЕРМАНА КАЗАКА
В НЕМЕЦКОЙ ПОСЛЕВОЕННОЙ КРИТИКЕ



Ключевые слова: Герман Казак, рецепция, Германия, «внутренняя эмиграция», канонизация. 

 В докладе рассматривается история рецепции творчества Германа Казака в ФРГ и затем объединенной Германии со времен выхода его романа «Город за рекой» (1947), анализируются причины того, как это автор стремительно был включен в канон немецкой литературы 20 века, а также двухэтапная история его деканонизации, в результате которой на сегодняшний день он, по выражению Г. Шольдта, вместе с другими авторами «внутренней эмиграции» «существует лишь как тень» (Schattendasein) в национальной литературной памяти.

Эбаноидзе Игорь Александрович, к.ф.н., старший научный сотрудник Института мировой литературы им. А.М. Горького РАН (Москва).


Е.С. Любомирова



КОНФЛИКТ ПОКОЛЕНИЙ И ПРЕОДОЛЕНИЕ ПРОШЛОГО
В ЗЕРКАЛЕ НЕМЕЦКОЯЗЫЧНОЙ

ЛИТЕРАТУРЫ 1960-Х - НАЧАЛА 1970-Х ГОДОВ



Ключевые слова: немецкоязычная литература, ФРГ, коллективная вина, культура памяти, общество потребления.

На протяжении 1960-х гг. в ФРГ постепенно обостряется проблема «отцов и детей», тесно переплетаясь с вопросами коллективной вины и ответственности за преступления национал-социализма, культуры памяти, преодоления прошлого, поиска опоры и социально-нравственных ценностей, воспитания молодёжи, её внутреннего мира и непростых взаимоотношений с «обществом потребления». Эта ситуация нашла своё отражение на литературных страницах немецкоязычных писателей и поэтов 1960-х – начала 1970-х гг. В докладе будут рассмотрены произведения Генри Егера, Кристиана Гайслера, Зигфрида Ленца, Ганса Магнуса Энценсбергера и других.

Любомирова Екатерина Сергеевна, аспирантка МГУ им. М.В. Ломоносова (Москва).


А.С. Фролова 



«ПРИЗРАКИ ПРОШЛОГО»: ИСТОРИЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ И ЛИЧНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
ХУДОЖНИКА В ПЬЕСЕ ХАЙНЕРА МЮЛЛЕРА «GERMANIA 3»



Ключевые слова: Хайнер Мюллер, немецкая история ХХ века, Германия, историческая память. 

Последняя пьеса немецкого драматурга Хайнера Мюллера – «Germania 3 Gespenster am Toten Mann» («Германия 3 Призраки у мертвеца»), опубликованная в 1996 году (после смерти Мюллера в декабре 1995 года), представляет собой заключительные размышления автора о немецкой истории XX века из перспективы новой, объединенной Германии, уже «Германии 3». «Призраки у мертвеца» – вторая часть названия пьесы, отсылая к одноименной книге 1931 года немецкого писателя Пауля Эттигхофера (Paul Ettighofer), является своеобразной метафорой исторической памяти. «Призраки прошлого» (исторических деятелей, революций, режимов и целых государств) – необходимое условие существования настоящего; что развивает раннее утверждение Хайнера Мюллера о необходимости «выкапывать мёртвых снова и снова» для обретения будущего.

Фролова Анна Сергеевна, аспирант кафедры зарубежной литературы Института
филологии и журналистики Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского (Нижний Новгород).


А.Е. Новиков 



ПАМЯТЬ И БЕСПАМЯТСТВО В ТРИЛОГИИ В.И.Б ЕЛОВА «ЧАС ШЕСТЫЙ»



Ключевые слова: В.И. Белов, история, коллективизация, память, традиция. 

В трилогии В.И. Белова «Час шестый» (включает романы «Кануны», «Год великого перелома» и «Час шестый») нашли отражение драматические процессы отечественной истории конца 1920-х-начала 1930-х гг., связанные с коллективизацией северной деревни, с созданием колхозов. По мнению В.И. Белова, это было началом раскрестьянивания крестьянства, разрушения устоев крестьянской жизни, складывавшихся на протяжении многих веков. Эти устои основывались на «памятливости» к опыту предков, на «памяти смертной» (страхе Божьем, религиозных традициях), уважении к старшим и традициям. Новые веяния были связаны, помимо всего прочего, с утверждением «беспамятства», с разрушением традиций и т.д., проводниками чего становятся Игнаха Сопронов, Яков Меерсон и другие герои трилогии. Осмыслению трилогии Белова в указанном контексте и посвящен наш доклад.

Новиков Алексей Евгеньевич, к.ф.н., доцент, доцент кафедры социальных коммуникаций и медиа, зам. директора Гуманитарного института Череповецкого государственного университета. 


А.П. Люсый 



САМОРОМАН ЯЗЫКОВ И ПРОСТРАНСТВ: ТВОРЧЕСТВО ТАТЬЯНЫ
ХОФМАН В КОНТЕКСТЕ НОВЫХ ВОСТОЧНО-ЕВРОПЕЙСКИХ ИДЕНТИЧНОСТЕЙ



Ключевые слова: Татьяна Хофман, семиотика, внутренний монолог, культурный трансфер, Швейцария, Россия.

Татьяна Хофман – немецко-швейцарский филолог крымского происхождения. В книге «Севастопология» она, подобно герою гоголевский «Шинели», испытавшему однажды странные ощущения местонахождения то ли на середине строки, то ли на середине улицы, отождествляет свое состояние с пребыванием в работах современного немецкого историка Карла Шлегеля, переизобретающего новые восточно-европейские реалии. В отличие от нарастающего глобального гносеологического удивления старшего коллеги, кочующего по влюбленностям в ту или иную территорию, для неё это постижение изнутри тесно связано с перипетиями своей собственной идентичности. И «это недослово эпохи, бьётся в жилах, бренди-иденти». Канонический пересказ этих словесные метаморфоз, изначально написанных на немецком языке и превращенных в явление русской литературы в процессе взаимодействия с переводчиком Т. Набатниковой и редактором И. Клехом – автор как бы проветривает подушки памяти, встряхивает внутренние монологи, логово языков и пейзажей, пытаясь с нынешней высоты своего жизненного и профессионального опыта попробовать каравая, аналогичного продукции современного производителя (нынешннго властителя семиотичесих дум, полного тезки отца индийской атомной бомбы) — «не примыкая к нему и не опираясь на него, а просто – как homo баба.

Люсый Александр Павлович, д.ф.н., кандидат культурологии, профессор кафедры теории и истории культуры Института кино и телевидения (Москва). 


А.Ю. Колесников 



НАРРАТИВ, ДОКУМЕНТ, ПАМЯТЬ: КОЛЛЕКТИВНАЯ И ЛИЧНАЯ ТРАВМА
В ЛИТЕРАТУРЕ (ПОЛ ОСТЕР «ИЗМЫШЛЕНИЕ ОДИНОЧЕСТВА»,
В.Г. ЗЕБАЛЬД «АУСТЕРЛИЦ», МАРИЯ СТЕПАНОВА «ПАМЯТИ ПАМЯТИ»)


  
Ключевые слова: нарратив, документ, память, коллективная и личная травма, П. Остер, М. Степанова, В.Г. Зебальд.

Двадцатый век – это век, который может быть определен как время, прошедшее под знаком травмы. Коллективный опыт переживания травмирующих событий этого времени (две мировые войны, Холокост, бомбардировки Хиросимы и Нагасаки и т.д.) влияет не только на социальные политики поведения, но и приводит к резкой смене индивидуальной субъектности, определяющей мировосприятие и параметры чувственности, присущие человеку начиная со второй половины XX столетия. Тема памяти, важная и для модернистской литературы (М. Пруст), подвергается существенной трансформации и пересборке в эпоху постмодерна. Ощущение конца истории, свойственное «состоянию постмодерна», смерть великих нарративов приводят к смещению границы между внутренним (индивидуальным, психологическим) и внешним (социальным, политическим). Это смещение оказывает влияние и на тот тип субъектности, в том числе реализуемой в нарративах памяти, который вырабатывается в это время. Анализируемые романы позволяют выстроить триаду возможных отношений субъектности к полюсам внутреннего и внешнего. Если в романе Пола Остера акцент делается на анализе внутренней субъектности через нарративизацию истории / прошлого, где внешнее (социальное, коллективное, идентичностное) переприсваивается, то в случае с романом Зебальда мы видим обратный процесс: индивидуальная память изымается, а память коллективная сопротивляется всяческому присвоению и отчуждается. В этом смысле роман Марии Степановой становится полем исследования границ внешней и внутренней субъектности, структурированным в виде нарративов памяти – как коллективной, так и индивидуальной

Колесников Александр Юрьевич, к.ф.н., доцент кафедры зарубежной литературы Института филологии и журналистики ННГУ им. Н.И. Лобачевского (Нижний Новгород).


В.С. Сергеева 



«ИГРА В ИСТОРИЮ»: ДЕКАБРИСТСКИЙ МИФ В ИСТОРИЧЕСКОЙ ПРОЗЕ



Ключевые слова: историческая проза, исторический роман, чужая память, культурообразующий сюжет, декабристский миф.

В исторической прозе существует особая связь автора с материалом. Изображая то
или иное событие, писатель может преследовать различные цели – реконструировать его, сопоставлять с чем-то хронологически более близким ему, задавать нужный ракурс для читателей. Исследуя исторический роман с точки зрения литературной достоверности и исторической правды, изучая документы эпохи (в том числе воспоминания непосредственных участников событий) и общий контекст, мы зачастую наблюдаем, как реальное событие неоднократно преломляется сквозь чужую память и восприятие, метафоризируется. Особенно это касается такого культурообразующего сюжета, как история декабристов. Исследовательское «визионерство» Эйдельмана, взгляд на минувшую эпоху глазами символиста и историософа Мережковского, осмысление современной реальности через реальность историческую у Окуджавы, декабризм советской эпохи у М. Марич, взгляд с непривычного ракурса у Е. Чудиновой – все это создает многогранную картину «декабристского мифа».

Сергеева Валентина Сергеевна, к.ф.н., с.н.с. Отдела теории литературы ИМЛИ РАН (Москва).


Т.Н. Андреюшкина



НОСТАЛЬГИЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ О «ЗАТОПЛЕННОМ ГОРОДЕ»:
РЕГИОНАЛЬНАЯ ПОЭЗИЯ О СТАВРОПОЛЕ НА ВОЛГЕ / ТОЛЬЯТТИ



Ключевые слова: ностальгическая память, региональная поэзия, мотив «затопленного города», Ставрополь на Волге, А. Ширяевец, В. Багров, Н. Жоголев.

В докладе речь идет о ностальгической региональной поэзии г. Тольятти, который пережил три рождения. Первое – основание города Ставрополя на Волге В.Н. Татищевым в 1737 г. Второе – в связи со строительством ГЭС перенос города и затопление волжской поймы, в которой он располагался, в 1953 г. Третье –  рождение Нового города, или Автозаводского района (один из трех районов города наряду со Старым городом, или Центральным районом и Комсомольским районом) и переименование его в Тольятти в связи со строительством ВАЗа по образцу итальянского автозавода фирмы Фиат в Турине. Поэтому в истории города и его литературы можно выделить три этапа: до потопления, период индустриализации и постиндустриальный. Первый связан с предчувствиями грядущих событий. Они ярко выражены у А. Ширяевца. О видении града Китежа на волжской земле он пророчествовал в стихотворении «Китеж». Второй этап – наиболее продолжительный и в нем есть две тенденции – приветствие индустриальных изменений и сомнение в их правильности. Первую выразил поэт, корни которого восходят к революционной эпохе – Виктор Багров. В поэме «Волгострой» он приветствовал и торопил планы строительства Волжской ГЭС, относившиеся к 1931 г. Поэт не дожил до этих событий: его расстреляли в 1937 г. Из-за войны эти планы были перенесены на послевоенные 50-е гг. и в местной поэзии зазвучали экологические темы: тема разрушения Жигулевских гор, а также надежда ставропольчан на то, что сама Волга не даст затопить город и прорвет плотину. Но надежды горожан не оправдались, река затопила все, что осталось от города, причислив его ко многим легендарным затопленным городам. Николай Жоголев (1895-1977), известный поэт-пейзажист Средневолжья, приход которого в поэзию благословил еще А.С. Неверов, неоднократно бывал на строительстве Волжской ГЭС, воспевая Волгу и Жигули. И, конечно, история Жигулей для него смыкается с историей гидротехнических преобразований на Волге в духе индустриальной поэзии того времени. Воспевая победу человеческих усилий над «грозой природы» на Волге, он подчеркивает важность этих преобразований не только для Поволжья, но и для страны. В связи с утратой былого значения ВАЗа в настоящее время в городской поэзии усилились ностальгические настроения по «затопленному» городу Ставрополю, провинциальному, уютному, курортному городу с местными достопримечательностями (об этом пишут С. Краснов, Т. Бенкина и др.) и интересному в частности своими литературными традициями, связанными с именами поэтов и писателей Г. Державина, А. Маздорфа, А. Неверова, А. Ширяевца, А. Толстого, П. Когана и др. Поколение 2000-х гг. воспринимает ситуацию с затоплением старого Ставрополя и возведением нового города Тольятти по-другому. Патриоты г. Тольятти, не пожелавшие вернуть старое имя новому городу, любят и прославляют его, сравнивая с родившейся из пены морской богиней Афродитой (Н. Лудков, Б. Скотневский и др.).

Андреюшкина Татьяна Николаевна – д.ф.н., профессор кафедры теории и практики перевода Гуманитарно-педагогического института Тольяттинского государственного университета (Тольятти).


А.В. Добряшкина 



ОСОБЕННОСТИ МЕМОРИАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ В ПОВЕСТИ
ГЮНТЕРА ГРАССА «ТРАЕКТОРИЯ КРАБА»: «НОРМАЛИЗАЦИЯ ИСТОРИИ ГЕРМАНИИ»
ИЛИ ЕЕ ФАЛЬСИФИКАЦИЯ?



Ключевые слова: Гюнтер Грасс, мемориальная культура, национал-социалистическое прошлое, Вторая мировая война, коллективная память, смена исторической парадигмы, взаимозачет вины, национальная идентичность.

В докладе рассматривается специфика послевоенного мемориального процесса в повести Грасса «Траектория краба»: память трех поколений, осмысление ими своей национальной идентичности и национальной идентичности исторического врага. Грасс предлагает читателю лабиринтный текст с постоянным «переворачиванием» историографической парадигмы «опора на факты» — «опора на воспоминания» и вытекающей отсюда сменой оценочного восприятия жертв Второй мировой войны и сменой исторической парадигмы «преступник – жертва». Затрагивается также феномен «двойничества» повести Грасса в результате широкой медийной кампании. 
 
Добряшкина Анна Владимировна, к.ф.н., старший научный сотрудник ИМЛИ РАН (Москва).

(Нет голосов)
Версия для печати

Возврат к списку