19-11-2019
[ архив новостей ]

Литературная жизнь «Русской Праги»: кружки и организации русских литераторов в Чехословакии (1920 — 1939).

  • Дата создания : 22.12.2010
  • Автор : В.А. Соколова
  • Количество просмотров : 2743
В.А. Соколова
 
Литературная жизнь «Русской Праги»: кружки и организации русских литераторов в Чехословакии (1920 — 1939).
 
Сведения об авторе: Соколова Вера Александровна. Москва. Старший научный сотрудник ИМЛИ РАН.
E-mail: v.sokol@bk.ru
 
Аннотация: Традиции дореволюционных российских литературных кружков и салонов. История создания и деятельность основных литературных кружков и объединений русской эмиграции в Чехословакии (1920 — 1939гг.) Литературный «Олимп» «Русской Праги» и школа литературного мастерства. Наиболее известные пражские литературные объединения: «Союз русских писателей и журналистов в ЧСР», «Семинар по изучению творчества Ф.М. Достоевского», «Вторники (Литературные чаи) «Воли России»», «Скит поэтов», «Далиборка». Литератуные кружки и семинары при Русском народном (свободном) университете в Праге. Русские литературно-художественные кружки в пригородах Праги: «Збраславские пятницы», «Вшенорско-Мокропсинский русский клуб», «Русский кружок в Черношице», «Русский кружок в Ржевнице». Общие черты и различия в их целях и программах. Роль русских литературных объединений в духовной общности русской колонии Чехословакии, а также в воспитании молодых писателей и поэтов в традициях русской литературы.
 
Ключевые слова: Российская эмиграция «первой волны» в Чехословакии, литература русского зарубежья, русские литературные кружки в Чехословакии (1920 — 1939гг.), источниковедение русской эмиграции «первой волны».
 
 
Русская зарубежная литература — одна из ярчайших страниц отечественной культуры. В 1920 — 1930-е годы эмигрантская литература была объявлена идеологически враждебной советскому мировоззрению. Произведения писателей-эмигрантов оказались под запретом. И только с середины 1980-х годов начинается более или менее систематическая публикация произведений писателей русского зарубежья, их мемуаров и воспоминаний современников об их жизни и творчестве. Русская зарубежная литература вливается в общий поток великой русской литературы. В конце 1980-х годов открываются для исследователей архивы и спецхраны библиотек, начинается работа с первоисточниками. В 1990-е годы наблюдается всплеск интереса к этой теме. В Москве, Петербурге, в других крупных научных центрах России в начале 1990-х годов проходит ряд международных конференций, посвященных русской эмиграции «первой волны» с участием потомков эмигрантов, налаживаются научные контакты. Формируется источниковедческая база для исследователей русского зарубежья. Научные библиотеки России уже имеют в своих фондах, в открытом доступе, книги писателей-эмигрантов, а также библиографические труды, посвященные русской зарубежной литературе и периодике: «Библиография русской зарубежной литературы: 1918 — 1968 /сост. Людмила Фостер. (Бостон, 1970. Т.1-2); «Русская эмиграция: журналы и сборники на русском языке: 1920 — 1980: сводный указатель статей /ред. Т.А. Осоргина, Т.Л. Гладкова». (Париж, 1988). В 1997 г. в московском издательстве «РОССПЭН» выходят книги «Русское зарубежье: Золотая книга эмиграции: Первая треть ХХ века: энциклопедический биографический словарь» и двухтомное энциклопедическое издание «Литературная энциклопедия Русского зарубежья: 1918 — 1940/гл. ред. и сост. А.Н. Николюкин». Кн. 1. «Писатели Русского зарубежья». (М.,1997), Кн. 2. «Периодика и литературные центры». (М., 2000). В 1999 г. в Москве выходит «Сводный каталог периодических и продолжающихся изданий русского зарубежья: (1917 — 1996). В том же 1999г. в издательстве «РОССПЭН» вышла книга «Фонды Русского заграничного исторического архива в Праге: Межархивный путеводитель» с посвящением: «Коллегам — архивистам русской эмиграции посвящается».
Это посвящение адресовано, в первую очередь, сотрудникам Русского заграничного исторического архива в Праге, основанного в феврале 1923 года. «Инициаторов создания такого Архива одухотворяло стремление <   > предохранить от распыления и гибели, столь возможных в условиях пребывания русской эмиграции, те исторически-архивные ценности, утрата которых была бы невознаградимой для истории такого исключительного периода, как мировая война, революция и гражданская война в России. <   > Необходимо было, не обладая для этого достаточными материальными ресурсами, установить связи с местами накопления материалов (распыленных вместе с русской эмиграцией по всему лицу земли) обеспечить наиболее сохранный способ пересылки их из самых, иногда очень отдаленных, стран, наконец, успешно побороть иностранную конкуренцию, приобретающую наиболее ценные документы и материалы для своих хранилищ».1 Источниковедческой базой для издания энциклопедий, монографий и сборников по русскому зарубежью в огромной степени послужило собрание русской зарубежной периодики, а также архивы русских писателей-эмигрантов, которые многие годы собирались и сохранялись в Русском заграничном историческом архиве в Праге. В 1945г. значительная часть архива была передана в Москву и находилась в закрытом хранении ЦГАОР, откуда поступила в 1965 г. в ЦГАЛИ (ныне РГАЛИ).
В начале 1920-х годов в Праге «на пустом месте начали создаваться «русские Афины»2. С привлечением в Чехословакию на работу русских ученых, философов, журналистов, литераторов и других деятелей культуры, бежавших или высланных из России, Прага становится не только академическим, но литературным и культурным центром русской эмиграции. Писатели и журналисты составляли небольшую (по сравнению с Парижем) часть русской интеллигенции в Чехословакии, но вскоре между ними установились личные и литературные связи. В 1922 году в Праге был создан «Союз русских писателей и журналистов в Чехословацкой республике», который просуществовал до 1941 года. В «Союз» входили литераторы, независимо от их политических убеждений. Как известно, русская эмиграция была весьма неоднородна в политическом смысле. Наиболее крупной и влиятельной в Чехословакии была группа эсеров, которые создали издательство «Воля России» (В.И. Лебедев, С.П. Постников, М.Л. Слоним и др.). Издательство «Воля России» выпускало в 1920 —1921 годах единственную в Чехословакии ежедневную одноименную газету. С 1922 по 1932 год под названием «Воля России» выходил журнал, второй, после парижских «Современных записок» влиятельный «толстый» журнал русской эмиграции. Большинство членов пражского «Земгора» (Объединения российских земских и городских деятелей в ЧСР, 1921 —1935 гг.), а также сотрудников Русского заграничного исторического архива, принадлежало к партии эсеров. Они занимали враждебную позицию по отношению к советской власти, за что некоторые из них в 1945 г. были арестованы и сосланы в советские лагеря. Находились и более лояльные члены русской диаспоры в Чехословакии. Например, В.Ф. Булгаков, последний секретарь Л.Н. Толстого, который в апреле 1923 г., после высылки из России, поселился в Праге, сохранял весь свой эмигрантский период советское гражданство, а после 1945 года вернулся в СССР.
10 декабря 1922г. был принят Устав Союза русских писателей и журналистов в ЧСР. В книге «Русские в Праге /ред.-изд. С.П. Постников» (Прага, 1928), ставшей своеобразной энциклопедией культурной, литературной, академической и общественной жизни русской эмиграции в Чехословакии до 1928 года, сформулирована «цель Союза русских писателей и журналистов в ЧСР: объединение русских писателей и журналистов, проживающих в Чехословацкой Республике, для улучшения их правового и материального положения, содействия их культурной работе и для защиты профессиональных интересов деятелей русской печати…»3. Публикации о «Союзе» дополняет доклад литературоведа В.В. Агеносова «Союз русских писателей и журналистов в ЧСР: (По материалам пражского архива в РГАЛИ и коллекции периодической печати Славянской библиотеки в Праге)», прочитанный им на Международной конференции «Русская, украинская и белорусская эмиграция в Чехословакии между двумя мировыми войнами» (Прага, 14-15 августа 1995 г.) и опубликованный в двухтомном сборнике докладов этой конференции (Прага, 1995). «Документы архива позволяют уточнить историю создания Союза. В частности, в архиве имеется полный список 25 человек, присутствовавших 10 октября 1922 года в винарне «Злата Гуса», на учредительном собрании Союза. Приведу его полностью, как это имеет быть в протоколе: Е. Чириков, З.Г. Ашкинази, проф. Е. Ляцкий, С. Маковский, К. Бельговский, И. Самохин-Треплев, Ф. Благов, П. Потемкин, Арк. Аверченко, Вл. Лазаревский, И. Сургучев, А. Гришин. Проф. П. Новгородцев, В. Швиговский, В. Сухомлин, Е. Лазарев, С. Маслов, В. Волынец, А. Аргунов, А. Бем, П. Сорокин, Н. Мельникова-Папоушкова, В. Архангельский, П. Магеровский. Через неделю (17 октября) к собравшимся присоединились М. Слоним, К. Зайцев и М. Цветаева»4. В 1923 г. членами Союза стали И.А. Владиславлев, А.А. Кизеветтер, С.В. Завадский. С.И. Варшавский, В.Ф. Булгаков и др.
Три плодотворных года (с 1922 по 1925) провела в Чехии член Союза русских писателей и журналистов с его основания, Марина Ивановна Цветаева. До переезда в Прагу она жила в пригороде — местечках Мокропсы и Вшеноры. Здесь 1 февраля 1925 г. у нее родился сын Георгий (Мур). Марина Ивановна очень любила Чехию. Много троп и дорог исхожено ею по холмам и перелескам чешских деревень. В прощальном письме, перед отъездом в 1939 г. в СССР, своей чешской подруге — переводчице и активной сотруднице Чешско-русского объединения А.А. Тесковой, М.И. Цветаева писала: «…А самый счастливый период моей жизни — это — запомните! Мокропсы и Вшеноры и еще моя родная гора…мечтаю о встрече на Муриной родине, которая мне роднее своей»5. Здесь М. Цветаевой написаны поэмы «Молодец», «Царь-Девица», «Крысолов», «Поэма конца», «Поэма горы», прозаическое эссе о В.Я. Брюсове и множество удивительных лирических стихотворений. Почти все русские журналы и альманахи Праги печатали ее произведения, более других — журнал «Воля России».
В 1924 году Союзом русских писателей и журналистов в ЧСР было решено издавать литературный сборник «Ковчег», который бы знакомил читателей с произведениями русских писателей и поэтов, проживающих в Чехословакии (исключение составил К. Бальмонт, живший в Париже). «Крестной матерью» сборника была М.И. Цветаева, это она придумала название сборника — «Ковчег». Редактором Марина Ивановна была ответственным, строгим, внимательным и добросердечным. Соредакторами сборника стали литературоведы С.В. Завадский и В.Ф. Булгаков. По воспоминаниям В.Ф. Булгакова: «Работа шла в поразительном единодушии трех редакторов. Ум и вкус Марины Ивановны вспоминаются мною с удивлением и преклонением» (Литературная Россия, 18 дек. 1987). В январе 1926 года в пражском издательстве «Пламя» вышел первый том сборника. Среди авторов: С.К. Маковский, К.Д. Бальмонт, М.И. Цветаева, Е.Н. Чириков, С.Я. Эфрон, А.Т. Аверченко и др., (предполагавшийся к изданию т.2 — не вышел).
В 1932 г., к своему десятилетию, Союз насчитывал около 170 членов, в том числе — 28 профессоров, 9 ученых без степени, 26 прозаиков и поэтов, 28 публицистов, 27 журналистов, 28 лекторов, 25 редакторов различных изданий (к началу 40-х годов эти цифры уменьшились). Авторитет Союза был очень высок. Его члены печатались в 174 русских и иностранных изданиях, в том числе, в 87-ми чешских.
Русскую литературную Прагу возглавлял почетный член Союза русских писателей и журналистов в ЧСР, «невенчанный патриарх» русского слова, Василий Иванович Немирович-Данченко (1845 — 1936). «Он, как все современные монархи, царствовал, но не управлял. Он являлся одной из достопримечательностей славянской столицы. Он казался олицетворением русского европейца и дореволюционного барина. Он обладал живым умом, славился необычайной учтивостью, особенно в отношении женщин, был доброжелателен к другим….<   >…Небольшого роста, тщательно, даже элегантно одетый, с тростью, в котелке он казался каким-то героем из собственных романов о «русских миллионщиках», от него веяло стилем эпохи Александра Второго. С ним здоровались многие чехи, знавшие его по частым фотографиям в чешской прессе…»6. В так называемом «Русском доме», где помещался Русский народный университет и другие русские культурные организации, в огромном зале первого этажа на Панской улице Праги, проходили яркие выступления Вас.И Немировича-Данченко, в которых он вспоминал о работе в «Отечественных записках»… «и о всем том невероятном для нас времени, когда раздражительный редактор М.Е. Салтыков-Щедрин, принимая к печати рукопись Вас.И., вдруг добавляет ядовито: — Слишком много пишете! Вы что, в две смены работаете? Днем пишет Немирович, а ночью Данченко? — У Вас.И. было чувство юмора, и он не страшился описывать себя с улыбкой»7. В 1935 г. в Праге проходило торжественное празднование 90-летия писателя, которое отмечала вся славянская общественность Европы. В юбилейных речах подчеркивалась «историческая оправданность его двухсот пятидесяти томов сочинений: своим ярким словом он помог славянству в борьбе за независимое бытие и отразил ту Европу и ту Россию, которые исчезли в огне первой Мировой войны и русской революции»8.
Почетными членами Союза русских писателей и журналистов в ЧСР были представители старшего поколения русских писателей, оказавшихся в эмиграции в Чехословакии. Это Е.Н. Чириков и Д.М. Ратгауз.
Евгений Николаевич Чириков (1864 — 1932). Автор знаменитой автобиографической хроники «Жизнь Тарханова», он написал в Праге ее четвертую часть «Семья». В 1926 г. в пражском русском издательстве «Пламя» был опубликован нашумевший двухтомный роман Е.Н. Чирикова «Зверь из бездны», «в котором без прикрас и с безжалостной прямотой описал русскую революцию, отталкиваясь от большевизма, но не щадя и противников его. Это произведение вызвало немало нападок на Чирикова и хулений его объективного реализма»9.
К эмигрантскому литературному Олимпу принадлежал и поэт Даниил Максимович Ратгауз (1868 — 1937). «Целая плеяда русских композиторов, включая Чайковского, Кюи, Рахманинова, Гречанинова и других, написала ряд прекрасных романсов на слова именно этого поэта»9. 1 февраля 1928 г. Д.М. Ратгауз отпраздновал двойной юбилей — 60-летие со дня рождения и 40-летие литературной деятельности. На торжество, устроенное Союзом русских писателей и журналистов, собрались почитатели таланта поэта. Среди гостей было много чехов. С речами выступили А.А. Кизеветтер, Вас.И. Немирович-Данченко и др. Были зачитаны приветственные адреса от известных русских писателей и общественных организаций Праги, Парижа, Белграда (Руль.- Берлин, 1928.- 8 февраля).
Деятельность Союза русских писателей и журналистов в ЧСР складывалась из работы по сохранению и пропаганде русского культурного наследия и традиций русской литературы (юбилейные собрания, посвященные Л.Н. Толстому, А.С. Пушкину, Ф.М. Достоевскому, Н.В. Гоголю И.А. Гончарову и другим классикам); изучения современного литературного процесса и участия в нем (творчество современных писателей – эмигрантов, а также современных советских писателей); сотрудничества с аналогичными союзами русской эмиграции в других странах русского рассеяния. Все многообразие литературной жизни «Русской Праги»: литературные вечера, доклады и диспуты, торжественные юбилейные собрания, посвященные русским и зарубежным писателям, литературные суды», отчетно-перевыборные собрания Союза — все это было отражено в «зеркале» русской зарубежной прессы.
По сообщению берлинской газеты «Дни», 1 февраля 1925г. в зале пражского отеля «Беранек» состоялся литературный вечер Союза русских писателей и журналистов совместно с Чешско-русским объединением. В программе вечера: чтение стихов М.И. Цветаевой, рассказ Е.Н. Чирикова «В сугробах», вспоминания В.Ф. Булгакова «Замолчанное о Толстом». Газета «Руль» (Берлин) информирует о том, что 15 февраля 1925г. в Японском зале отеля «Беранек» «Союз» устроил литературный вечер, где литературовед А.Л. Бем сделал доклад «О «Подростке» Ф.М. Достоевского»; прозаик Д.Н. Крачковский выступил с чтением отрывков из своей новой книги «Сибирь»; а поэт, художественный и литературный критик С.К. Маковский прочитал свои новые стихи. Газета «Руль» и пражский журнал «Студенческие годы» поместили материалы о литературном диспуте, организованном Союзом русских писателей и журналистов ЧСР 15 мая 1925г. Тема диспута — «Художественная литература в СССР» Доклад по теме сделал критик Д.А. Лутохин, который говорил о молодом, талантливом поколении советских писателей. В диспуте приняли участие: литературоведы А.Л. Бем, С.В. Завадский и М.Л. Слоним; прозаик П.А. Кожевников, молодой поэт, прозаик и литературный критик А.А. Туринцев, публицист С.И. Варшавский и другие. Отдавая должное талантливым советским писателям и поэтам, резко критиковался принцип партийности в советской литературе и критике. Председательствовал на диспуте В.Ф. Булгаков, который и выступил с заключительным словом. Большую аудиторию русских и чехов, любителей русской литературы, собирали, так называемые «литературные суды» («литературно-судебные диспуты», очень популярные в 30-е годы и в Советской России). Так, по сообщению пражской газеты «Новости» (от 3 мая 1935 г.), 10 апреля 1935 г. Союз русских писателей и журналистов совместно с объединением русских юристов в Праге устроил «литературно-судебный диспут» «Убийство Шатова» (по роману Ф.М. Достоевского «Бесы») В роли председателя суда выступал С.И. Варшавский, прокурора — Е.В. Тарабин, защитников — Л.М. Чередеев и А.А. Хитьков. В диспуте приняли участие В.М. Краснов, С.В. Завадский и актриса Т.Д. Ратгауз, дочь поэта Д.М. Ратгауза. Газета «Новости» (Прага, 1937. 1 дек.) сообщила, что 27 ноября 1937 г. прошел литературно-судебный диспут «Трагедия семьи и брака» (по драме Л.Н. Толстого «Живой труп») с представительным судом в составе С.И. Варшавского, Д.И. Мейснера, В.Ф. Булгакова и др. Все эти вечера не только давали Союзу средства для поддержания нуждающихся литераторов, но и прививали публике интерес к русской классической литературе.
По меткому выражению Вас. И. Немировича-Данченко, у русской эмиграции была «священная троица» русской литературы: А.С. Пушкин, Л.Н. Толстой и Ф.М. Достоевский. Уже 24 октября 1922 года Союз проводит Пушкинский вечер. Пушкин становится символом всех ежегодных «Дней русской культуры», которые по инициативе «Русской Праги» с 1925 г. стали отмечаться в день рождения поэта во многих странах русского рассеяния не только в Европе, но и в Америке. Задолго до 100-летия со дня гибели поэта Союз писателей и журналистов совместно с другими русскими культурными организациями (Комитетом «Дня русской культуры в Праге» и Славянским институтом) начинает подготовку к этому событию. 1 марта 1932 г. в Чешском национальном музее открылась грандиозная выставка «Пушкин и его время», которая продлилась более двух месяцев. В экспозиции выставки разделы: «Пушкин и славянство», «Пушкин на неславянских языках», «Пушкин и музыка». Представлены 4 оригинала рукописей А.С. Пушкина и прижизненные издания его произведений.
1937 год — столетие со дня гибели поэта, стал поистине пушкинским годом для русской литературной эмиграции: 4 января в «Радиожурнале» пражского радио транслировалась речь Г.Н. Гарина-Михайловского «Пушкин и русские цари»; 5 января в помещении Карлова университета была прочитана лекция Г.Я. Трошина «Значение Пушкина в России и вне России»; 22 января на семинаре по русскому языку и литературе в Русском свободном университете Л. Бем сделал доклад «Болдинская осень в творчестве Пушкина»; 26 января, там же, состоялся доклад И.И. Лапшина «Комическое у Пушкина». Вечером того же дня, в Концертном зале «Август», в рамках Пушкинского юбилея, выступил Ф.И. Шаляпин. 29 января в «Русском пушкинском комитете», созданном в юбилейном году, прошло торжественное собрание под председательством Е.А. Ляцкого, на котором были зачитаны доклады В.А. Францева «Пути гения» и Е.А. Ляцкого «Три источника». 30 января Р.О. Якобсон выступил по пражскому радио с докладом «Поэтическое слово А.С. Пушкина», а 8 февраля в Пражском лингвистическом кружке он сделал доклад «К пушкинской символике». 22 февраля в Русском философском кружке И.И. Лапшин выступил с докладом «Трагическое у Пушкина». 18 марта Союз русских писателей и журналистов устроил литературный вечер «Пушкинский юбилей в СССР и за границей». С речами выступили: А.Л. Бем, Д.И. Мейснер и С.И. Варшавский. 18 марта 1937 г. в большом зале Союза инженеров и архитекторов проводится литературный вечер «Пушкинский юбилей в России и за границей» (докладчики А.Л. Бем, Д.И. Мейснер, С.И. Варшавский).
Вторым символом русской культуры для эмиграции был Л.Н. Толстой. 30 марта 1923 года Союз русских писателей и журналистов в ЧСР проводит публичную «Беседу о Толстом», в которой принимают участие: социолог, философ и публицист П.Б. Струве, философ Н.О. Лосский, теоретик права П.И. Новгородцев, социолог и публицист П.А. Сорокин, литературовед Е.А. Ляцкий, искусствовед С.К. Маковский и др. 29 ноября 1925 г. Союз организует торжественный вечер памяти, посвященный 15-ти летию со дня смерти Л.Н. Толстого. Последний секретарь писателя, В.Ф. Булгаков, председательствовал на вечере. Он сделал доклад «Уход Толстого», а Е.Н. Чириков прочитал один из последних рассказов Л.Н. Толстого (сообщение газеты «Руль» от 4 дек. 1925г.). Журнал «Славянская книга» (Прага,1926, №2) и газета «Дни» (Париж, 1926, 23 марта) сообщают, что 10 марта 1926 г. на закрытом вечере Союза русских писателей и журналистов в ЧСР председатель Союза В.Ф. Булгаков познакомил собравшихся с неопубликованными страницами предсмертного дневника Л.Н. Толстого, сопровождая чтение своими комментариями отдельных фактов. В 1928 году в Праге широко отмечался 100-летний юбилей Л.Н. Толстого. Союз русских писателей и журналистов провел торжественное заседание, в программе которого были прочитаны доклады о жизни и деятельности писателя (докладчики: Е.А. Ляцкий, С.В. Завадский и др.). Журнал «Воля России» поместил на своих страницах ряд юбилейных публикаций: А.Ф. Даманская «Толстой в зеркале мира», о мировом значении писателя, И.И. Лапшин «Эстетика Л.Н. Толстого», С.П. Постников «Страх перед Толстым», о подготовке к 100-летнему юбилею Л.Н. Толстого в Советской России.
«Дни Ф.М. Достоевского», третьего из «священной троицы» русских писателей, приуроченные к 50-летию со дня его смерти, торжественно проходили в Праге по инициативе Союза русских писателей и журналистов в 1931 году. Уже 3 февраля 1931 г. Союзом был создан Комитет по организации торжеств, посвященных этой дате. Председателем Комитета был избран старейшина русских писателей в Праге. Вас. И. Немирович-Данченко. 7 февраля в большой аудитории философского факультета Карлова университета состоялось торжественное собрание, посвященное «Дням памяти Ф.М. Достоевского». В его программе: вступительное слово Вас.И. Немировича-Данченко, доклад С.Л. Франка «Достоевский и кризис гуманизма», доклад А.Л. Бема «Достоевский — гениальный читатель». Газета Единство» (Прага,1931, 6 марта) публикует юбилейную подборку: Вас.И. Немирович-Данченко «Дни Достоевского в Праге» (речь, произнесенная на торжественном заседании в Городской Ратуше Праги) и статья Н.И. Астрова «Ф.М. Достоевский», в которой автор утверждает, что Достоевский предвидел революцию в России и противопоставил ей «идею верховной святости и человеческой личности».
Трудную, а подчас, бедную и безбытную жизнь русской эмиграции, которая, фигурально выражаясь, «сидела на чемоданах», надеясь на возвращение в Россию, скрашивали и вдохновляли созданные ими литературные кружки и объединения в традициях русских дореволюционных литературных кружков.
Первые такие кружки возникли в России еще в середине 18 века и играли важную роль в общественной и культурной жизни. Это салон И.И. Шувалова, покровителя М.В. Ломоносова Он собрал весь цвет тогдашней русской литературы. Завсегдатаями салона были переводчики, филологи, поэты: Г.Р. Державин, И. Богданович и другие. Большое влияние на литературную жизнь России 18 века оказали кружки М.М. Хераскова, просветителя Н.И. Новикова, Г.Р. Державина и Н.А. Львова. Кружки 18 века не ограничивали свою деятельность только литературными беседами, но и издавали журналы.
В 19 веке роль литературных кружков становится еще более значительной. Это время бурных споров о путях развития русской литературы и русского языка. В состоянии острого соперничества находились петербургские кружки «Беседа любителей русского слова» (1811 — 1816) создателем и душой которого был литератор А.С. Шишков, лидер «архаистов (определение Ю. Тынянова) и «Арзамас» (1815 — 1818) «новаторы», членами которого были: А.С. Пушкин, В.А. Жуковский, П.А. Вяземский и др. Многие декабристы (Ф.Н. Глинка, К.Ф. Рылеев, А.А. Бестужев, В.К. Кюхельбекер входили в Вольное общество любителей российской словесности, основанном в 1811 г. при Московском университете. Наиболее крупным литературным объединением середины 20-х годов 19 в. было «Общество любомудрия», основанное в 1823 г. У истоков кружка стояли писатель и музыковед В.Ф. Одоевский, поэт и философ Д.В. Веневитинов. Будущий славянофил И.В. Киреевский, тогда еще молодые ученые, а в будущем — профессора — С.П. Шевырев и М.П. Погодин. После подавления восстания декабристов, когда литература и журналистика находились под жестким контролем цензуры, литературная жизнь перетекла в многочисленные московские и петербургские литературные салоны. В 1930-е годы наиболее значительными были: кружок Н.В. Станкевича, кружок Герцена и Огарева, поднимавший политические вопросы и вскоре разогнанный и кружок под руководством В.Г. Белинского, также недолговечный.
Конец 19 — начало 20-го века — время поисков новых путей в литературе и искусстве. Это время новых веяний и возрождение традиции литературных кружков и объединений. Этому способствовала и бурная эпоха, сулившая политические свободы и стремление молодого поколения литераторов объединиться и найти себя в «декадентском» стиле жизни начала века. В петербургской квартире З. Гиппиус и Д. Мережковского проходили религиозно-философские собрания, которые позднее стали Религиозно-философским обществом. Целью этих собраний было решение литературных и духовных вопросов, диалог светской интеллигенции и церковных деятелей. Огромное влияние на литературную и общественную жизнь начала 20-го века оказали «Среды» поэта-символиста Вячеслава Иванова. В его петербургской квартире, получившей название «башня» в течение нескольких лет собирались российские интеллектуалы: А. Блок, Андрей Белый, Федор Сологуб, М. Кузьмин и многие другие. «Среды» Вяч. Иванова были не просто литературными вечерами. Здесь и читали стихи, и обсуждали философские и исторические труды, и устраивали спиритические сеансы. Предполагалось, что вечера в «башне» должны создавать новые отношения между людьми, формировать особый строй жизни литераторов, художников и музыкантов. Своеобразными литературными объединениями , где проходили встречи литераторов, критиков, художников, стали редакции журналов начала века, таких как «Весы» и «Аполлон». Другие литературные направления также нуждались в своих объединениях. Так, в 1911 г. Н.С. Гумилев создал «Цех поэтов», где оформилось новое литературное направление — акмеизм. В 1914 г. в Москве на квартире литературоведа Е.Ф. Никитиной начал собираться кружок, получивший название «Никитинских субботников» и просуществовавший до 1933 года. В кружке собирались литераторы, филологи, художники, принадлежавшие к самым разнообразным направлениям, профессора и выпускники Московского университета. Революция 1917 г. и Гражданская война положили конец существованию большинства литературных кружков. Видные литераторы и деятели культуры, активные участники этих объединений (П.П. Потемкин, А.Л. Бем, Р.О. Якобсон и др.) оказавшись в эмиграции продолжили их традиции.
В 1925 году при Русском народном университете в Праге, под руководством члена Правления Союза русских писателей и журналистов в ЧСР А.Л. Бема, был создан «Семинар по изучению творчества Ф.М. Достоевского», объединивший усилия литературоведов и философов Д.И. Чижевского, С.И. Гессена, В.В. Зеньковского, И.И. Лапшина и др. Научный интерес этого объединения был сосредоточен, прежде всего, на раннем творчестве Ф.М. Достоевского. В своих исследованиях А.Л. Бем был близок, как он сам отмечал, к Ю.Тынянову, одновременно полемизируя с русской формальной школой. Его работы: «Игрок» Достоевского» (Современные записки. Париж,1925. Кн. 24); «Шинель» Гоголя и «Бедные люди» Достоевского» (Записки Русского исторического общества. - Прага,1927.-Кн.1); «Гоголь и Пушкин в творчестве Достоевского» (Прага, 1928) и др. позволяют по-новому взглянуть на ранние повести Достоевского и сделать вывод о характере влияния на его творчество А.С. Пушкина и Н.В. Гоголя. На заседаниях «Семинара» слушались и обсуждались доклады о творчестве Ф.М. Достоевского. 12 марта 1927 г. Е.А. Ляцкий прочитал доклад «О влиянии Ф. Достоевского на шведскую и датскую литературу»10 . В январе 1928 г. на «Семинаре» с докладами выступили: А.Л. Бем «Новый фельетон Достоевского» и И.И. Лапшин «Атеисты в произведениях Достоевского»11. Лучшие доклады и исследования членов «Семинара» вошли в сборники «О Достоевском» под редакцией А.Л. Бема (Т.1-4. Прага, 1929-1936), а также были опубликованы в пражской русской периодике и русских и чешских научных сборниках.
В Праге 1920-х — 30-х годов образовалось несколько русских литературных кружков и объединений, в которых проходили чтения и обсуждения литературных новинок, доклады и дискуссии по вопросам литературы и искусства. Один из литературных кружков Русской Праги был тесно связан с редакцией эсеровского издательства «Воля России» (1920 — 1932гг.) и журналом «Воля России», который был вторым, после парижских «Современных записок» влиятельным толстым журналом русской эмиграции «первой волны». В редакционную коллегию входили: М.Л. Слоним, С.П. Постников, Ф.С. Мансветов, В.И. Лебедев, Е.Е. Лазарев, В.М. Зензинов, О.С. Минор, В.В. Сухомлин, В.М. Чернов. В середине 1920-х годов журнал «Воля России» был выразителем независимой «пражской» литературной политики, постоянно спорящим с литературной «столицей русского зарубежья» — Парижем. Литературный редактор журнала «Воля России», литературовед, переводчик, публицист и политический деятель М.Л. Слоним не разделял резкого антисоветизма «Современных записок», который устами своего ведущего критика Антона Крайнего (З. Гиппиус) провозглашал, что «чаша русской литературы из России выброшена, и все, что было в ней, брызгами разметалось по Европе». М.Л. Слоним ответил ей статьей «Живая литература и мертвые критики»12, в которой подчеркивал, что большинство русских эмигрантских писателей, как Бунин, Куприн, Шмелев, сложились до революции в России, и в эмиграции продолжают свою прежнюю линию. В этом их художественная сила. А эмиграция за это время, писал Слоним, не выдвинула ни одного художественного течения, ни одной поэтической школы, в то время как в России есть Пастернак, Маяковский, Есенин, Ахматова, Мандельштам, Серапионовы братья и др.. Программа литературного отдела «Воли России» шла по трем линиям: свободная критика зарубежных писателей; ставка не на именитых, а на молодых и неизвестных; ознакомление читателей с тем, что происходит в советской литературе, выделяя ее лучшие образцы и ведя борьбу за свободу слова и творчества. М.Л. Слоним вел в журнале отделы: «Литературный дневник», «Литературная хроника», «Обзор журналов». Он отстаивал единство великой русской литературы (советской и зарубежной), высоко ценил и часто публиковал в журнале произведения И.Бабеля, Б. Пильняка, А. Ахматовой, М. Зощенко, В. Маяковского, Б. Пастернака и др.
В 1926 году в хорошо знакомом русским эмигрантам в Праге помещении редакции журнала «Воля России», старинном особняке, где некогда жил Моцарт, два - три раза в месяц, по вторникам, стали собираться на чай молодые пражские писатели и поэты, а также ближайшие сотрудники журнала «Воля России». Постепенно эти собрания превратились в беседы на литературные темы и получили название «Вторники (или «литературные чаи») «Воли России» (1926 — 1929 г.). Кружок не имел ни устава, ни регламента. На этих литературных собраниях обсуждались новые произведения молодых литераторов-эмигрантов, а также новинки советской литературы. Произведения, получившие всеобщее одобрение, как правило, потом появлялись на страницах журнала «Воля России». Главными вдохновителями этих вечеров были: М.Л. Слоним, публицист и литературный критик С.П. Постников, искусствовед, переводчица и критик Н.Ф. Мельникова-Папоушкова и публицист и член редколлегии журнала Владимир Иванович Лебедев. Частыми гостями «Вторников» были молодые поэты и прозаики, члены других пражских литературных кружков («Скит», «Далиборка» и др.) — поэт, прозаик и переводчик В.Г. Федоров, поэт и переводчик Вячеслав Михайлович Лебедев, поэт и прозаик А. Эйснер, поэт и редактор журнала «Своими путями» (Прага) А. Воеводин, прозаик и поэтесса М. Мыслинская, художественный и литературный критик Н.А. Еленев и др. В 1929 г., когда многие русские пражане перебрались в Париж (в том числе и М. Слоним) «Вторники «Воли России» прекратили свои литературные собрания.
Летом 1924 г. в пражской кофейне «Далиборка», названной в честь чешского средневекового рыцаря Далибора, стала собираться группа русских литераторов под руководством писателей П.А. Кожевникова, В.А. Амфитеатрова-Кадашева, Д.Н. Крачковского и С.К. Маковского. Образовался литературный кружок, получивший название «Далиборка» (позднее, кружок собирался в разных местах). Собрания кружка проходили регулярно, с перерывом на летние каникулы, по пятницам с 4 до 7 часов вечера. Целью своей он ставил создание в Праге литературного очага, где было бы возможным общение между писателями, чтение и обсуждение литературных произведений, беседы и доклады на литературные темы, поддержка литературной молодежи, устройство публичных литературных вечеров и выставок. В планы «Далиборки» входило также сближение со славянской культурой: переводы на русский язык чешской литературы, сотрудничество с чешскими писателями. «Далиборка» была свободна от «кружковых» лозунгов и от политики, но поощряла интерес к советской литературе. Со временем, все руководство перешло к П.А. Кожевникову.
Петр Алексеевич Кожевников (1871 — 1933) — прозаик и литературный критик, автор нескольких книг, сотрудник многих периодических изданий как в России, так и в эмиграции. В «Далиборке» не было членства, кружок был открыт для всех, через него прошла вся талантливая литературная молодежь «русской Праги», нередко вступая потом в другие литературные объединения. В свои литературные занятия «Далиборка» не вносила политики или партийности. Кружок рекомендовал своим молодым участникам, в среде которых были популярны идеи «возвращенчества», внимательно следить за тем, что публикуется в России, быть в курсе ее литературных новинок. Вместе с тем, по мнению Кожевникова: «Дело писателя-эмигранта не только тосковать по Родине, но принять свое эмигрантское состояние, свою эпоху, к ней приложить свое творчество и лишь со своим собственным новым творческим багажом вернуться на Родину»13. Сам П.А. Кожевников, выступая против «эмигрантской тоски», в своих рассказах пытался обрисовать психологию эмигрантов. Но последняя его книга «Пражские рассказы» (Прага, 1932), по словам В. Ходасевича, «полна горечи и тяжелых язвительных предчувствий смерти»14. На собраниях «Далиборки» частыми гостями были представители старшего поколения русских писателей: Вас.И. Немирович-Данченко, Е.Н. Чириков, Д.М. Ратгауз, поэт и литературно-художественный критик С.К. Маковский, прозаик, драматург и литературовед В.А. Амфитеатров-Кадашев, прозаик Г.Н. Гарин-Михайловский (сын писателя Н.Е. Гарина-Михайловского 1852 — 1906), прозаик и драматург Л.Н. Урванцов. Из пражской молодежи постоянными участниками собраний «Далиборки» были: поэт А.Ф. Вурм, прозаик Н.Н. Годлевский, казачий офицер и прозаик В.Г. Ергушов, поэт и переводчик К.К. Жадкевич, поэт и журналист В.И. Ильинский, писатель и художник-иллюстратор П.П. Лыжин, поэтесса и актриса Т.Д. Ратгауз, прозаики Г.И. Рубанов и С.Я. Савинов, поэты В.Г. Федоров, А.В. Эйснер и Н.Н. Снесарева-Казакова, евразиец, писатель и философ кн. К.А. Чхеидзе и другие. Часто выступал любимец пражской молодежи, талантливый и разносторонне одаренный актер и художник А.А. Брей. Он дружил с С.Я. Эфроном и М.И. Цветаевой, стихи которой любил читать на собраниях кружка. 12 июня 1925 г. на очередном собрании литературного кружка «Далиборка» его руководитель П.А. Кожевников прочитал отрывки из своего цикла рассказов «Городские вещи». Даниил Максимович и Татьяна Данииловна Ратгаузы прочитали свои стихи. С.Я. Савинов познакомил собравшихся со своим переводом стихотворения чешского поэта О. Бржезины «Музыка слепцов». В.М. Лебедев принес на суд собравшихся свой новый рассказ «Прощение». Художник Е. Норманд во время чтений сделал серию дружеских шаржей на участников собрания.15. Пражские профессора и общественные деятели также были частыми гостями на собраниях «Далиборки». С сообщениями и докладами выступали: историк литературы и философ И.И. Лапшин, литературовед, лингвист и правовед С.В. Завадский, журналист и общественный деятель С.И. Варшавский и другие. Среди них, этнограф и литературный критик Н.М. Могилянский, который 2 февраля 1926 г. сделал доклад на тему «Чехи и русские» о быте и культуре Чехословакии и взаимоотношениях между чехами и русскими эмигрантами. Кружок несколько раз устраивал публичные вечера молодых поэтов и прозаиков в «Чешско-русском объединении» (Едноте), которое существовало в Праге с 1919 г. Это была общественно-культурная организация взаимного сближения чешской и русской культуры — «место духовных радостей и морального отдыха от тяжелых переживаний изгнания»16.. Вместе с русскими литературными кружками и организациями Чешско-русское объединение регулярно устраивало литературные вечера, концерты, выставки и другие акции. В совместных вечерах «Чешско-русского объединения» и «Далиборки» принимали участие чешские прозаики и поэты: П. Кржичка, Фр. Кубка, В. Свобода и другие. В 1933 г. литературный кружок «Далиборка» прекратил свое существование в связи с кончиной ее бессменного руководителя П.А. Кожевникова, а также переездом из Чехословакии во Францию, США и в другие страны многих членов кружка.
В ряду литературных очагов русской эмиграции, пражское объединение «Скит поэтов» (позднее — «Скит») занимает особое место. Оно было во многом, явлением уникальным и просуществовало почти 20 лет (с начала 1922 года до конца 1940 года). Основателем и бессменным руководителем «Скита» был Альфред Людвигович Бем (1886 — 1945), литературовед и критик, историк литературы, знаток Пушкина, Л. Толстого, и, прежде всего, Ф.М. Достоевского, лектор русского языка Карлова университета, секретарь Русского педагогического бюро в Чехословакии, член Пражского лингвистического кружка. 26 февраля 1922 г. в пражском общежитии «Худобинец» (бывшей богодельне св. Варфоломея), которое располагалось на Вышеградской улице Праги, А.Л. Бем прочитал собравшимся молодым, начинающим литераторам доклад на тему «Творчество как вид активности». Этот день и стал датой рождения «Скита поэтов». С самого начала был основан архив «Скита», в котором собраны прочитанные и одобренные стихи и проза, журналы записей собраний, которые велись довольно подробно. «Некоторые записи напоминают, отчасти, драматические произведения, включая ремарки. Высказывания выступающих с критикой на прочитанные произведения или с защитой его, перемежаются монологами. Записывающий выступает в роли рассказчика, который в эпилоге (заключительном резюме) дает дополнительную информацию, передающую индивидуальный стиль «летописца». В результате сухой протокол превращался в подобие самостоятельного художественного произведения …. Благодаря тому, что сохранилось ядро архива, который не изменил своего адреса, как это случилось со многими архивами российской эмиграции, мы имеем возможность восстановить еще одну страницу истории литературы русского зарубежья»17. В самом названии этого литературного объединения — «Скит» — была заявлена определенная эстетическая позиция. Позднее, в 1937 г., на вечере «Скита» А.Л. Бем так обрисовал его отличие от других русских литературных кружков: «Скит не захотел идти по пути, избранному многими. Он предпочел замкнуться, почти уйти в подполье, стать действительно «скитом», в котором творилось свое маленькое, но подлинное дело»18. Строгой субординации во взаимоотношениях руководителя и членов объединения не было. Но научный авторитет А.Л. Бема был бесспорным. Он являлся не столько руководителем, сколько учителем, в высоком смысле слова, старшим коллегой и советчиком. Регулярные собрания объединения «Скит поэтов» открывались докладом А.Л. Бема, посвященном вопросам поэтики и теории литературы. 8 апреля 1924 г. в помещении «Русского дома», на собрании «Скита» А.Л. Бем прочитал доклад «Акмеисты в русской литературе» (Н.С. Гумилем, А.А. Ахматова и др.). 20 марта 1925 г. в Японском зале отеля «Беранек» литературное объединение «Скит поэтов» устроило вечер молодой русской поэзии. Вступительное слово произнес А.Л. Бем, он подчеркнул роль традиции и новаторства в литературе. С чтением своих произведений выступили: А.В. Фотинский, Б.К. Семенов, И.И. Тидеман, В.М. Лебедев, С.М. Рафальский и др.19 . В 1928 г. название «Скит поэтов» сокращается до более краткого — «Скит», т.к. в него входят и прозаики. За 19 лет существования «Скита» через него прошло около 50 человек, не считая гостей и «друзей Скита», но официальными членами стали только 36 его участников. В архиве А.Л. Бема сохранился пронумерованный список под названием «Четки». Было принято разделять участников «Скита» на три поколения, по времени их работы в объединении. Первое поколение было немногочисленным. К нему принадлежали: С. Рафальский, Н. Дзевановский, А. Туринцев, А. Фотинский и другие. Яркими представителями второго поколения были: В.М. Лебедев, В.Федоров, Э Чегринцева, А. Эйснер, Х. Кроткова, Р. Спинадель, Д. Кобяков, М. Мыслинская, А. Воеводин и др. Третье поколение пришло в «Скит» в конце 20-х и начале 30-х годов. Это были: А. Головина, Т. Ратгауз, К. Набоков (брат В. Набокова), В. Морковин, Е. Гессен, Н. Мякотина, Н. Андреев и др. В 1920-е годы собрания проходили по пятницам в помещении Русского педагогического бюро, в середине 30-х годов — в мастерской скульптора Александра Головина, мужа поэтессы Аллы Головиной и в других местах Праги. По воспоминаниям чешской студентки, приглашенной на собрание «Скита» это был «удивительный мир «скитников», собиравшихся в мастерской скульптора Головина. Приходящие, сидели на ящиках. Гости должны были принести с собой сахар к чаю и печенье. Никогда не забуду чудесную атмосферу, царившую там…»20. Стихи и проза членов «Скита» регулярно появлялись на страницах русской зарубежной периодики: «Воля России» (Прага), «Студенческие годы» (Прага), «Современные записки» и «Возрождение» (Париж) и др. Литературное объединение «Скит» публиковало сборники произведений своих членов — как коллективные, так и отдельных авторов. Так в серии «Скит» в 1929 году отдельной книгой вышли стихотворения В.М. Лебедева «Звездный крен», А.С. Головиной «Лебединая карусель» (Прага, 1935) и др.
Традиции русских литературных кружков при университетах продолжал и Русский народный (с 1934 г. свободный) университет в Праге (1923 — 1949). Он был основан 16 октября 1923 г., по инициативе пражского Земгора и при активном участии группы русских профессоров во главе с П.И. Новгородцевым, по типу университета Шанявского в Москве. Ректором университета до 1939 г. был проф. М.М. Новиков — бывший ректор Московского университета. Обучение проводилось по пяти отделениям. Одно из них — историко-философское — включало литературоведение и теорию литературы. Руководил отделением проф. А.А. Кизеветтер. При этом отделении работали следующие семинары и кружки: «Семинар по изучению творчества Л.Н. Толстого» (руководитель Е.А. Ляцкий); «Кружок ревнителей русского слова» (руководитель С.В. Завадский); «Кружок по психологии творчества» (руководитель И.И. Лапшин).
Значительная часть русской колонии Чехословакии селилась в предместьях Праги из-за более низких цен на жилье. В старинном живописном городке Збраслав, близ Праги, где проживало около сотни представителей русской интеллигенции, с 22 июня 1923 г. по пятницам начали собираться за чаепитием и литературными беседами русские жители Збраслава. Эти собрания получили название «Збраславские пятницы» и проходили в саду отеля «Velka Hospoda» или на частной квартире. Вскоре они приобрели большую популярность и среди русских жителей Праги, которые добирались до Збраслава на пароходе. Частыми гостями кружка были представители чешской интеллигенции. Чаепитие узкого кружка добрых знакомых со временем насчитывало до ста и более посетителей. Эта популярность выросла по нескольким причинам: живописная природа, старинные замки, утопающие в зелени лесов, семейная, уютная атмосфера в сочетании с серьезной научной и литературной программой собраний. «Збраславские пятницы» собирались еженедельно летом, а зимой — раз в две недели. Все начиналось с традиционного русского чаепития. За две кроны каждый получал 2 стакана чая с лимоном, сахаром и сдобной булочкой. Гости и хозяева размещались за общим столом, украшенным букетами цветов. Дети любили приходить вместе с родителями. После чаепития столы освобождались от посуды, детей уводили по домам и наступал «литературный» момент. В программу каждого собрания кружка были включены доклады на любые темы, кроме политических. Обязательно проходили литературные чтения и обсуждение прочитанного, музицирование и театрализованные постановки. Руководил «пятницами» особый комитет в составе: педагога и общественной деятельницы, а так же почетной председательницы М.Н Стоюниной, литературоведов А.Л. Бема и В.Ф. Булгакова, философа Н.О. Лосского, писателя-сатирика П.П. Потемкина и преподавателя и редактора В.В. Стратонова. С докладами выступали литературоведы: Е.В. Аничков, С.В. Завадский Д.А. Лутохин, доктор и литературовед Н.Е. Осипов; историки: А.А. Кизеветтер, А.В. Флоровский, философы: Н.О. Лосский, С.И. Гессен, Г.В. Вернадский, И.И. Лапшин и другие. С чтением своих произведений выступали писатели: Е.Н. Чириков, Д.М. Ратгауз, А.Т. Аверченко и другие. 13 июня 1924 г. литературный кружок «Збраславские пятницы» посвятил очередное собрание 125-летию со дня рождения А.С. Пушкина. Доклад о жизни и творчестве поэта прочитал А.А. Кизеветтер. Жена Е.Н. Чирикова, Валентина Георгиевна Чирикова-Иолшина, бывшая актриса, выступила с чтением стихов А.С. Пушкина21. На одном из июньских собраний «Збраславских пятниц», в 1925 г., доктор-фрейдист и литературовед Н.Е. Осипов, который исследовал творчество русских писателей с точки зрения психоанализа, сделал доклад, где на материале романа «Обломов», показал мастерство И.А. Гончарова в описании неврозов (Ольга Ильинская, Обломов)22. Ко второй половине 1925 года русская колония в Збраславе значительно поредела. Многие активные члены уехали из Чехословакии в поисках работы, некоторые семьи понесли естественные потери, сказалось и неудобное сообщение с Прагой. По этим причинам литературно-художественный кружок «Збраславские пятницы» прекратил существование.
В начале 1926 года по инициативе историков В.А. Мякотина и А.Ф. Изюмова в местечке Черношице под Прагой возник «Русский кружок». Переехавший из Збраслава В.В. Стратонов предложил организовать его на манер «Збраславских пятниц». Был образован руководящий комитет, приглашены пражские докладчики. С помощью заведующего Донским историческим казачьим архивом П.А. Скачкова и публицистки и мемуаристки М.В. Черносвитовой была налажена музыкальная часть. С привлечением в кружок русской студенческой молодежи посещаемость собраний кружка увеличилась до 100 — 150 человек. Среди лекторов кружка — видные деятели русской колонии в Чехословакии: литературоведы Д.И. Чижевский, В.А. Амфитеатров-Кадашев, В.Ф. Булгаков, историки А.Ф. Изюмов и В.А. Мякотин, философы С.И. Гессен и И.И. Лапшин и другие. Кружок просуществовал несколько лет, т.к. к концу 1920-х годов русские стали покидать Чехословакию в поисках работы.
Русский кружок в Ржевнице (предместье Праги) возник по инициативе В.В. Стратонова в мае 1926 г. Из-за неудобного сообщения с Прагой докладчики приезжали сюда нерегулярно. В Ржевнице проживала значительная колония калмыков и армян, которые посещали кружок, внося в его работу свой национальный колорит (были организованы вечера народных песен и танцев армян и калмыков). После 1928 года кружок распался.
Недалеко от Праги, в деревушках Вшеноры и Горные (Верхние) Мокропсы, в мае 1926 года по инициативе русских, проживающих в этих местах, был организован «Вшенорско-Мокропсинский русский клуб». В основу организации клуба был положен принцип личного знакомства и семейственности, поэтому он насчитывал не более 30-ти человек. Клуб собирался каждую неделю по субботам на частной квартире. Устава и членских взносов в клубе не было. Посещение собраний стоило одну или полторы кроны, этого хватало на чай и булки. Клубные собрания, начинавшиеся в 8 или 9 часов вечера, иногда затягивались далеко за полночь. Программа вечеров состояла обычно из доклада. Темы докладов были самые разнообразные: литературные, исторические, философские, по вопросам искусства, религии и политики. Обсуждения и прения по докладам иногда были очень бурными из-за различий политических и мировоззренческих взглядов членов клуба. Но эти споры не нарушали дружбы между ними. Наиболее активными членами кружка были семейства: сотрудника Русского заграничного исторического архива П.С. Бобровского, актера и литератора А.А. Брея, историка А.Ф. Изюмова, библиографа, заведующего Русской библиотекой Земгора в Праге Л.А. Крезе и др. Через два-три года «Вшенорско-Мокропсинский русский клуб» прекратил свою деятельность, так же, как и другие подобные русские кружки, по причине оттока русских из Чехословакии.
Русские литературные кружки и объединения эмиграции по - своему продолжали традиции литературных кружков России, приобщая к этим традициям и молодежь. Эти собрания не только духовно обогащали, но и давали возможность собираться вместе, обсуждать литературные новинки или обмениваться мнениями на литературные и другие темы. Они, конечно, переняли некоторые черты российских дореволюционных кружков: авторские литературные чтения, диспуты на литературные, научные, философские и другие темы, музицирование. Формирование литературных объединений вокруг журналов, например «Литературные чаи «Воли России»». Ведение архивов. Так в «Ските», руководимом А.Л. Бемом, имелся архив, отражающий всю работу кружка, членство в нем и все выступления и диспуты. Подобные архивы имелись в «Вольном обществе любителей российской словесности (М.,1811г). Конечно, литературные кружки «Русской Праги» не были столь представительными, в научном и творческом смысле, они были демократичнее и беднее, зачастую имели характер литературно-музыкальных журфиксов («Збраславские пятницы», «Вшенорско-Мокропсинский русский клуб», «Русский клуб в Черношице». Но у всех русских литературных кружков в Чехословакии была великая мотивация: желание собираться вместе на чужбине, чувство русскости, языковой общности и духовного общения. Культ А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя, Л.Н. Толстого, Ф.М. Достоевского и других классиков русской литературы, чьи произведения вызывали в памяти множество образов отчизны, а также талантливые произведения прозаиков и поэтов эмиграции, породил крупных и самобытных литературоведов Русского зарубежья. Из «Русской Праги» выделяются: Д.И Чижевский, А.Л Бем, С.В. Завадский, М.Л. Слоним, Н.Е. Андреев, Е.А. Ляцкий, Р.О. Якобсон и другие. После 1945 года большинство русских научных, общественных и творческих организаций прекратили свое существование. Уехали из Чехословакии Д.И. Чижевский, Р.О. Якобсон, Н.Е. Андреев и др. Многие активные деятели «Русской Праги» были арестованы или сосланы в советские лагеря (был арестован и погиб в тюрьме А.Л. Бем, долгие годы провел в лагерях С.П. Постников, который в 1950-е годы вернулся в Чехословакию, умер в Праге в 1965 г., похоронен на Ольшанском кладбище, где нашли свой последний приют многие представители русской интеллигенции. Так закончился самый значительный по своему вкладу в мировую культуру период, который принято называть эмиграцией «первой волны» в Чехословакии.
 
Примечания
 
1 Русские в Праге / ред. - изд. С.П. Постников.-Прага, 1928.
2 Андреев Н.Е. О русской литературной Праге: воспоминания // Русский альманах.-Париж, 1981.
3 Русские в Праге / ред.- изд. С.П. Постников.-Прага, 1928.
4 Агеносов В.В. Союз русских писателей и журналистов в ЧСР.LПо материалам пражского архива в РГАЛИ и коллекции периодической печати Славянской библиотеки в Праге.// Русская, украинская и белорусская эмиграция в Чехословакии между двумя мировыми войнами: Результаты и перспективы исследований: сборник докладов.-Прага, 1995.-Т.1.
5 Цветаева М.И. Письма к Анне Тесковой.-СПб, 1991.
6 Андреев Н.Е. О русской литературной Праге: воспоминания // Русский альманах.-Париж, 1981.
7 Там же.
8 Там же.
9 Там же.
10 Руль.-Берлин, 1927.-23 марта.
11 Руль.-Берлин, 1928.-12 февр.
12 Слоним М.Л. Воля России // Русская литература в изгнании: сб. статей / ред. Н.П. Полторацкий.-Питтсбург, 1972.
13 Славянская книга.-Прага, 1926.-№ 3.
14 Ходасевич В. Некролог // Возрождение.-Париж, 1933.-3 февр.; Последние новости.- Париж, 1933.-14 янв.
15 Руль.-Берлин, 1925.-18 июня.
16 Русские в Праге / ред.-изд. С.П. Постников.-Прага, 1928.
17 Белошевская Л.Н. Пражский «Скит»: попытка реконструкции //Rossica.-Praha, 1995.- № 1.
18 Там же
19 Студенческие годы.-Прага, 1925.-№2.
20 Белошевская Л.Н. Пражский «Скит»: попытка реконструкции // Rossica.-Praha, 1995.-№ 1.
21 Последние новости.-Париж, 1924.-22 июня.
22 Руль.-Берлин, 1925.-18 июня.
 
 
Литература
 
1. Русские в Праге / ред.-изд. С.П. Постников.-Прага, 1928.
2. Русская, украинская и белорусская эмиграция в Чехословакии между
двумя мировыми войнами: Результаты и перспективы исследований: сборник докладов. - Т.1 — 2.-Прага, 1995.
3. Литературная энциклопедия Русского Зарубежья: 1918 — 1940: Периодика и литературные центры / гл. ред. и сост. А.Н. Николюкин.-М., 2000.
4. Rossica: Научные исследования по русистике, украинистике, белорусистике.-Praha, 1995. - № 1.
5. Фонды Русского заграничного исторического архива в Праге: Межархивный путеводитель /отв. ред. Т.Ф. Павлова.-М.: РОССПЭН, 1999.
6. Русская и украинская эмиграция в Чехословацкой республике: 1918 — 1938: Путеводитель по архивным фондам и собраниям в Чешской республике.- Прага, 1995.
7. Хроника культурной, научной и общественной жизни русской эмиграции в Чехословацкой республике / ред.Л. Белошевская.-Т.1 — 2. – Прага, 2000.
8. Раев М. Россия за рубежом: История культуры русской эмиграции: 1919 — 1939.-М.,1994.
9. Андреев Н.Е. О русской литературной Праге: воспоминания // Русский альманах.-Париж, 1981.
10. Андреев Н.Е. Пражские годы // Новый мир.-1994.-№ 11.
11. Т. Эйдельман. Литературные кружки и салоны дореволюционной России / Онлайн Энциклопедия Кругосвет. http://www.krugosvet.ru
(Нет голосов)
Версия для печати

Возврат к списку