23-01-2022
[ архив новостей ]

Особенности поэтики Нелли Закс

  • Дата создания : 03.02.2012
  • Автор : Г. В. Синило
  • Количество просмотров : 7947
Г.В. Синило
 
Особенности поэтики Нелли Закс
 
Галина Вениаминовна Синило, кандидат филологических наук, доцент, заведующая кафедрой культурологии Белорусского государственного университета (Минск), доцент кафедры зарубежной литературы БГУ; электронный адрес: sinilo@mail.ru.
 
Доклад посвящен творчеству одной из крупнейших немецкоязычных поэтесс ХХ в., лауреата Нобелевской премии (1966) Нелли Закс (Nelly Sachs, 1891–1970), особенностям ее художественного мира, топики и стилистики ее поэзии. Основные параметры художественного мира Н. Закс теснейшим образом связаны со спецификой ее человеческой судьбы и обусловлены прежде всего страшной реальностью ХХ в. — реальностью фашизма, Второй мировой войны, Холокоста, а также теснейшим переплетением в ее творчестве двух культурных и поэтических стихий — немецкой и еврейской. В одном из писем Н. Закс написала: «Страшные переживания, которые привели меня как человека на край смерти и сумасшествия, выучили меня писать. Если бы я не умела писать, я не выжила бы». Это заставляет вспомнить цветаевское: «Если голос тебе, поэт, дан — остальное взято». Здесь — наоборот: сначала взято было все остальное, а затем, словно взамен, дан голос, дан в том возрасте, когда, кажется, уже невозможно рождение большого поэта. Но это рождение стало возможным, ибо было оплачено подлинностью страданий. Шведская академия отмечала, что Нелли Закс «из второстепенной немецкой поэтессы, писавшей о природе, выросла в поэта, обретшего мощный голос, который достиг сердец людей во всем мире эхом еврейского мистицизма, протестующего против страданий своего народа». Следует добавить — пытающегося понять смысл страданий человека вообще.
Истинный голос Н. Закс открылся уже после войны — голос, исполненный невероятного трагизма и мощи. Он прозвучал в поэтических сборниках «В жилищах смерти» (1946), «Звездное затмение» (1949), «И никто не знает дальше» (1957), «Побег и преображение» (1959), «Смерть еще празднует жизнь» (1961), «Путешествие туда, где нет пыли» (1961), «Поздние стихи» (1965), «Ищущие» (1966), а также в четырнадцати пьесах, составивших сборник «Знаки на песке» (1962); самая известная из них — «Эли. Мистерия страданий Израиля» (1943). Все произведения поэтессы образуют единый реквием по погибшим, все они подчинены осмыслению экзистенциального абсурда и ужаса человеческого существования, но одновременно и брезжущей в этом ужасе надежды.
Лирика Н. Закс являет собой сложнейший сплав дерзких новаций и различных культурных и поэтических традиций. Ее питала мистическая образность близких ей с детства старых немецких мистиков — Майстера Экхарта, Я. Бёме, а также обязанных последним немецких романтиков — Новалиса, Л. Тика. Осознав в себе свое еврейство, поэтесса открывает для себя мистику Каббалы (прежде всего «Сэфер Зогар» — «Книги Сияния»), а также опирающуюся на Зогар и Лурианскую Каббалу мистику хасидизма (через М. Бубера), символику «рассказов о чудесном» (мистико-символических рассказов) и песен-молитв рабби Нахмана из Брацлава. В свою очередь, открытие мистики Каббалы заставляет ее вновь переосмыслить идеи «башмачника из Гёрлица» — Я. Бёме, ведь его концепция опирается на Каббалу и начинает собой историю христианской Каббалы. Особенно же релевантными для Н. Закс оказываются топика Книги Иова и эпизода «Акедат Йицхак» («Связывание Исаака»), или «Жертвоприношения Авраама» (Быт 22), связанные с проблемой теодицеи и парадигмой жертвенности и невинного страдания, топика и стилистика библейских Псалмов, а также ландшафт духа», ландшафт культуры, воссозданный в поэзии Ф. Гёльдерлина, его «свободные ритмы» (freie Rhythmen), его ассоциативное мышление, преломленное через поиски Г. Тракля, Э. Ласкер-Шюлер и европейского авангарда в целом.
 
 
 
Материалы научной конференции «Литературный процесс в Германии ХХ века (течения и фигуры)» (ИМЛИ РАН, 24 октября 2011 г.). Видеоматериалы
 
(Нет голосов)
Версия для печати

Возврат к списку