22-10-2019
[ архив новостей ]

Как живут молодые люди в городе Нижние Серги

  • Автор : Артемова О.Ю., Артемова Ю.А.
  • Количество просмотров : 3041

О.Ю.Артемова,
 Ю.А.Артемова



Как живут молодые люди в городе Нижние Серги1

 

Ольга Юрьевна Артемова, доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН, профессор и зам. директора Учебно-научного центра социальной антропологии РГГУ, Москва, Россия, artemova.olga@list.ru

Юлия Александровна Артемова, кандидат исторических наук, доцент Учебно-научного центра социальной антропологии РГГУ. Москва, Россия, artjul@list.ru


Ключевые слова: социальная антропология, городская антропология, родство, социальные институты, взаимопомощь, молодежь, жизненные ценности, государство,  малый город.


 Аннотация. В статье на отдельных примерах показано, как методы и тематика социальной антропологии преломляются в полевых исследованиях среди современных жителей одного из малых городов России.  Главное внимание уделено положению  молодых людей в г. Нижние Серги Свердловской области, их трудоустройству,  жизненным устремлениям и оценкам имеющихся у них возможностей для реализации этих устремлений. В конце статьи  сделана попытка  прийти к некоторым заключениям общетеоретического характера.

Present article is dedicated to socio-anthropological analysis of contemporary life of young people in one of small towns in Sverdlovskaya oblast’ — Nizhnie Sergi. The authors  explore the reasons of young citizens’ moving from the town. Employment, job placement and recreation conditions of young people staying in the town permanently are also analyzed. The main attention is paid at diverse and sometimes contradictious informants’ judgments about staying vs migration prospects. In the final part of the article an attempt of reducing the data discussed to a common denominator is made.



Некоторые предварительные замечания

     Эпиграфом к нижеследующему тексту можно было бы сделать слова, прозвучавшие  на конференции Нижнесергинского местного отделения партии «Единая Россия».  В своей бодрой, а главное длинной, речи об успехах и достижениях в отчетном году секретарь местного отделения партии, глава Нижнесергинского муниципального района В.В.Еремеев  как-то вскользь обронил: «у нас выпала молодежная составляющая» (19 ноября 2014 г., Нижние Серги). Он, правда, имел в виду  лишь недостаточное число молодых людей среди делегатов конференции, но на  самом деле емко охарактеризовал  ситуацию в районе и в городе. Знаменательно, что даже среди перечисленных им  весьма  затейливо озаглавленных и многочисленных (проведенных или планируемых) мероприятий, проектов и программ —  таких, например, как: «Весенняя неделя добра», проекты «Золотое сердце» («по детям-инвалидам»), «Партийный призыв»,  «Старшее поколение», «Прозрачность ЖКХ», а также  мероприятия «Супербабушка», «Золотой фонд золотого возраста», «Мама – солнышко в доме» и др. — молодежная составляющая явно не обозначилась.

     Авторы предлагаемой публикации впервые приехали в город Нижние Серги в августе 2010 и с тех пор почти ежегодно бывали там, собирая материалы по ряду проектов, связанных с социальной антропологией малого российского города. В значительной своей части эти материалы получили отражение в нескольких более ранних публикациях, в частности, написанных в соавторстве с В.А. Тишковым и М.И.Вьюевым. Заглянув в эти работы, можно более подробно ознакомиться и с историей города, и с его настоящим. Здесь мы ограничимся самыми общими и краткими сведениями.

     Это один из малых городов Среднего Урала, имевший в течение двухсот лет мощное металлургическое производство, ныне же пришедший в почти полный упадок и превратившийся в одно из самых, как сейчас выражаются, депрессивных мест современной России. Город является центром Нижнесергинского района Свердловской области, расположен в120 км от Екатеринбурга, охватывает территорию в 31 кв. км., стоит на реке Серге.

     Официально годом его возникновения считается 1743, однако краевед  В.С.Трубецкой полагает, что таковым следует считать 1744, когда вступила в строй первая Нижнесергинская домна (2007: 55). Металлургический завод и поселение вокруг него были основаны Н.Н. Демидовым.

     Первоначальное население города сформировали преимущественно крепостные крестьяне, переселенные из Калужской губернии и из других районов России, строившие  завод и в дальнейшем обеспечивавшие его производство, и отчасти  — квалифицированные рабочие и инженеры, ранее трудившиеся на других металлургических предприятиях Урала. Кроме того, на Демидовских заводах, в том числе и в Нижних Сергах, искали убежища беглые крестьяне из многих губерний Центральной России, беспаспортные бродяги и «гонимый люд», включая раскольников.

      Люди, считающиеся потомками первоначального населения Нижних Серег, до сих пор зовутся гамаюнами2 и воспринимаются как некая культурно-обособленная, своеобразная общность русских. Они, конечно, в настоящее время уже не составляют большинства населения города, но до сих пор русская речь потомственных нижнесергинцев имеет особый колорит, отличается особыми интонациями и включает лексику, нетипичную для других регионов России.

     Оказавшись на Урале, среднерусские крестьяне вынуждены были адаптироваться к суровым природным условиям и к заводскому строю жизни. Они научились совмещать тяжелый заводской труд с выращиванием хлеба, овощей и скота на малоплодородной горной земле, так как никогда ни работа на заводе, ни любая иная служба не давали людям достаточно дохода, чтобы прокормиться, а также мудро усовершенствовали среднерусскую избу. Она обрела высокие подклети, двойные полы, обросла всевозможными хозяйственными постройками, которые постепенно стали забирать под одну общую крышу с домом – возникли примыкающие к дому крытые дворы. Они помогали сохранять тепло в доме и создавали условия, необходимые для зимнего содержания скота и хранения продовольственных запасов. В таких домах (отапливаемых печами, без водопроводов и канализации) с крытыми дворами до сих пор живет значительная часть нижнесегринцев. Эти дома, рассыпанные по горным склонам вокруг искусственного озера (все металлургические заводы на Среднем Урале строились у рек, перекрывавшихся плотинами), украшенные старинными резными наличниками и резными воротами, окруженные ухоженными палисадами и огородами (без них и сегодня невозможно прожить в городе) создают неповторимый и весьма живописный — при взгляде издалека — облик Нижних Серег.

     Металлургический завод, от которого всегда зависела жизнь города, переживал разные времена, но на рубеже крупнейших переломов в истории нашей страны, перед Октябрьской революцией и в последние десятилетия советской власти, он был на подъеме, что благоприятно сказывалось на жизни горожан. Перед революцией численность населения достигла приблизительно 16 тыс. человек. В первые десятилетия советской власти сильно упала, а в 1979 г. — приблизилась к дореволюционной, составив 15, 5 тыс. человек.

     При всех известных пороках советской эпохи, для нижнесергинцев она была во многих отношениях куда более благоприятной, чем эпоха постперестроечная. Завод оказывал своим сотрудникам и их семьям существенную социальную поддержку, финансировались медицинское обслуживание, детские сады, клубы, кинотеатр, дворец культуры, библиотеки, краеведческий музей. В городе было шесть школ. В районной больнице имелось 150 коек для стационарных больных (Анимица 1975:104).

      В 1970-1980-ые гг. велось строительство многоквартирных домов. Качество их было, конечно, низким, но множество семей обрело собственное жилье, более комфортабельное, чем у них было в прошлом. В районе, примыкавшем к заводу, вырос квартал новых «казенных» домов, получивший название Городок. В конце 1970-х — начале 1980-х на средства завода был построен комплекс домов улучшенной планировки. Квартиры в них предназначались для молодых семей, а весь микрорайон получил название Молодежного жилищного комплекса — МЖК. Там были детский сад, магазины, спортивные клубы. Молодые горожане, поселившиеся в новых домах, были энергичны, инициативны, у них интенсивно развивались созидательное взаимодействие, взаимовыручка, проявлялась самодеятельность и в организации, а также усовершенствовании быта, и в организации досуга. Это было самое успешное время в послереволюционной истории города, внушавшее его жителям надежды на будущее — надежды, которым не суждено было исполниться.

      В 1989 году, по непроверенным данным, численность занятых на металлургическом заводе людей достигала примерно 4000 человек. В 1990-ые начался спад производства. В 1999 руководством Нижнесергинского завода было принято решение об отказе от мартеновской технологии, признанной устаревшей. В 2004 г. мартеновское производство было окончательно остановлено. И это повело к неуклонному сокращению  и объема продукции, и рабочих мест. В настоящее время на заводе работает лишь стан «250», выпускающий арматуру для строительных нужд, а количество людей, занятых в его производстве, сократилось к 2015 г. примерно до 700 человек (это наиболее часто называемая жителями города цифра, реальные цифры дирекция завода скрывает, данные различных источников дают разброс: от 800 до 500 человек).

     В 2001 году завод оказался в частном владении крупного промышленного магната Николая Максимова, который еще раньше — в 1993 г. — приобрел  контрольный пакет акций Ревдинского метизно-металлургического завода. Оба предприятия вошли в  огромное промышленное объединение «Макси групп». Все заводское управление после этого постепенно перебазировалось в более крупный город Ревду, производство стали (электроплавильное) сосредоточилось исключительно в Ревде. В 2007 году ОАО «Новолипецкий металлургический комбинат» – одна из крупнейших в мире металлургических компаний – приобрела контрольный пакет акций этого объединенного предприятия. Его владельцем стал другой промышленный магнат — Владимир Лисин. На сегодняшний день положение Нижнесергинского завода, по единодушным отзывам горожан, в том числе и продолжающих трудиться на заводе, драматически ухудшилось даже по сравнению с кризисным 2007 годом. За спадом производства последовал и отток населения. Кроме того, падение уровня жизни и медицинского обслуживания повело к  уменьшению рождаемости и увеличению смертности. Достаточно сказать, что сегодня в Нижних Сергах действуют не шесть, как это было накануне Перестройки, а  три  общеобразовательные школы, не несколько детских садов, а всего два. Ни школьные классы, ни детский сад не переполнены.

    Когда мы начинали нашу работу в Нижних Сергах в 2010 г., численность населения города оценивалась в 11200 человек, к 2015 она снизилась до 9552 человек (Федеральная служба 2015).

img013.jpg

     Резкая убыль в 2012 г. объясняется отчасти тем, что жителей близлежащего военного городка Нижние Серги-3 перестали причислять к Нижнесергинскому городскому поселению. Однако и в самом городе неуклонно отмечается отрицательный естественный прирост, смертность превосходит рождаемость, количество уезжающих из города превосходит количество приезжающих, и уезжают в основном молодые люди, не находящие себе применения в городе и неудовлетворенные бытовыми условиями и культурной средой.

       Главные проблемы, с которыми сталкиваются молодые люди в этом городе, вкратце сводятся к следующему. Нет средних специальных образовательных учреждений, не говоря уж о высших. Не хватает работы, не только достойной образовательного уровня и притязаний молодых людей, но вообще любой, даже уборщицей или дворником не всегда просто устроиться. Почти не создается нового муниципального жилья, уровень заработной платы столь низок, что собственное жилье в городе почти никто не может построить, медицинское обслуживание не удовлетворяет запросам населения, не хватает врачей-специалистов, в том числе и детских, не хватает среднего медицинского персонала, не хватает достойных учреждений для проведения досуга. Облик города, особенно в центральной его части, депрессирующе действует на психику как в светлое, так и темное время суток: днем развалины бывших купеческих домов на главной улице (имени Ленина), обшарпанные пятиэтажки, мусорные завалы и выщербленный асфальт Городка, а также вкрапления горелых или просто падающих от старости домов в «частном секторе» оскорбляют глаз и угнетают душу, а ночью все погружается в почти беспросветный мрак, так как немногочисленные фонари горят лишь выборочно.

      Городская и в особенности районная администрация создали, или, во всяком случае, поощрили такую ситуацию, когда вне круга самых близких люди боятся откровенно выражать свои негативные суждения о чем-либо, происходящем в городе, предоставляя ту или иную информацию исследователям, они просят или даже умоляют нигде не упоминать их имена, почти нет оппозиционных проявлений даже среди самых успешных и хорошо образованных горожан. Нельзя исключить и существования налаженной слежки, или хотя бы сети ангажированных осведомителей из числа горожан. Так, в 2014 г., сидя в библиотеке, мы просматривали местную газету «Новое время» и из наших между собой переговоров можно было заключить, что мы интересуемся трудовыми вакансиями. Среди газетных объявлений их почти не было, но в следующие дни они появились в количестве пяти или шести в каждом выпуске. В один из дней в присутствии нескольких доброжелательных собеседников мы напросились в гости к молодой женщине, которая, как мы знали, жила вместе с маленьким ребенком в условиях чрезвычайного «неустройства», в холодном разрушающемся доме. На следующий день она позвонила и сказала, что заболела. А накануне ничего не предвещало болезни, да и к нашему предполагаемому визиту она отнеслась с энтузиазмом. Нам там побывать так и не удалось в 2014 (мы были там, правда, в 2013), а вот представители администрации сразу же после упомянутого разговора туда явились (чуть ли не впервые за долгие годы), и стали спрашивать, что, мол, вас не устраивает? И еще один пример. Нам рассказали, что по вечерам в кафе Авангард собирается самая неблагополучная и неблагонадежная молодежь. Мы выразили желание побывать там в следующий вечер и поделись этим с несколькими друзьями. Когда мы пришли в это кафе, оно оказалось арендованным под празднование дня рождения очень красивой, нарядно одетой и веселой девушки, пригласившей столь же приятных и располагающих друзей.  

      Все это может быть и случайными совпадениями, но атмосфера страха, тревоги, неуверенности в ближних и недоверия к пришлым — налицо, и это плохая для жизни в  малочисленном городе атмосфера. Это ставит в крайне затруднительное положение и исследователей — социальных антропологов, для которых, как  для врачей, принцип «не навреди» является главным, но которые, в то же время, не могут ни продвинуться в своей фундаментальной работе, ни нащупать возможностей для ее прикладного преломления, не публикуя фактического материала, положенного в основу изучения тех или иных проблем. Как быть? Не называть имен, не указывать должностей,  мест жительства, конкретных обстоятельств  получения информации? Что еще спрятать, завуалировать, затемнить?  И где та грань, за которой теряется достоверность?

      Молодая женщина, имеющая хорошую семью, поделилась со одной из нас (мы были с ней наедине) своей горькой неудовлетворенностью работой (действительно непривлекательной), в то время как у нее имеется хорошая профессия, и именно профессиональным трудом ей хотелось бы заниматься. На следующий день она нашла ту из нас, с кем говорила и, заливаясь слезами, умоляла никому не рассказывать о нашем вчерашнем разговоре. Она боялась потерять и эту, в общем-то опостылевшую ей, работу. Самые горячие обещания молчать долго не могли ее утешить. И правильно, вот ведь получается, что обещание нарушено. Но как иначе донести до читателя всю безысходность ощущений таких людей, как эта женщина?


Некоторые  наблюдения и некоторые встречи

      Несправедливо было бы не отметить, что город живет в обрамлении чудной природы, в чаше между горами, поросшими  хвойным лесом, который  живописен и величествен и летом и зимой. Едешь на такси (в 2014 было 80 рублей по городу, как говорится, баснословно дешево)  из центра в один из отдаленных микрорайонов по заснеженной горной дороге, и кажется, попадаешь в сказку. Особенно живописен путь в заводскую столовую с таким именно названием. Всякий раз мы приезжаем в этот город с хорошим чувством. Рады его воздуху и его людям. Со многими нижнесергинцами у нас сложились деловые и дружеские отношения.

     Основным приемом нашей работы были беседы с горожанами. Эти беседы не всегда подходили под сухое название «интервью». Информацию, полученную во время таких бесед, мы по окончании рабочего дня вносили в свои полевые дневники. В присутствии же собеседников записывали лишь самое необходимое, спросив предварительно, не возражают ли они против этого. Некоторые возражали или проявляли неудовольствие, беспокойство. Тогда мы убирали ручки и записные книжки. Изредка мы делали фотографии или вели видеосъемку и совсем уж редко записывали наши разговоры с нижнесергинцами на диктофон,  не хотелось огорчать их и заставлять потом пожалеть о данном сгоряча разрешении включить его. Почти все, с кем мы говорили, просили не упоминать их имен при обнародовании полученной от них информации. Лишь отдельные люди заявляли, что им нечего бояться и можно везде указывать их имена, отчества, фамилии, должности. В основном это были представители администрации города, района или завода. Были в их числе также один сотрудник газеты и одна пенсионерка.

     Не все из наших собеседников относились к категории молодых людей (16- 40 лет), но и те, кто были старше, оказали большую помощь в организации встреч и интервью с молодежью – своими друзьями, родственниками, коллегами. В результате нам удалось пообщаться с большим числом молодых горожан – с рабочими, инженерами, педагогами, библиотекарями, парикмахерами, студентами, общественными активистами, продавцами и иным обслуживающим персоналом, работниками СМИ. Был также проведен ряд экспертных интервью с представителями других возрастных групп, состоящими в профессиональных или родственных отношениях с молодежью, в том числе, их работодателями и старшими коллегами.

     Одна из тем, всплывающих практически в каждой беседе и, можно даже сказать, проходящая красной нитью почти через каждое интервью – трудоустройство. Все информаторы как один отмечают, что большое число жителей за последнее время потеряли работу и не имеют возможности найти новую. Поэтому неудивительно, что при изучении местной прессы нас, наряду с прочим, как уже отмечалось, интересовало содержание даваемых в газетах объявлений о вакансиях. При просмотре, например, объявлений в номерах газеты «Новое время» за последние полгода (дело было в ноябре 2014) мы встретили лишь единичные предложения вакансий, причем более половины предлагали работу не в самих Нижних Сергах, а в других поселениях Нижнесергинского района, главным образом, поселке Верхние Серги и городе Михайловске. Во всех номерах подавляющее большинство объявлений – это покупка и продажа всевозможных вещей, часто – организованная распродажа. На втором месте – предложения услуг частного репетитора, строителя, плотника, авторемонтника и т.п.

       При таком положении дел естественно, что все нижнесергинцы, которым посчастливилось быть трудоустроенными, очень дорожат своей работой и испытывают сильную тревогу в связи с перспективой ее потерять. Этого страха не лишены и те работники бюджетной сферы, которые трудятся за весьма скромную заработную плату –семь-восемь тысяч рублей в месяц. При всех жалобах – в значительной степени справедливых – на катастрофическое положение коммунального хозяйства, лейтмотивом в речах информаторов звучит следующая установка: «Пока есть работа, мы не помышляем отсюда уехать».

     «Все что есть – оно занято — говорит двадцатипятилетняя работница бюджетной сферы с окладом около шести тысяч рублей — поэтому, если муж потеряет работу, уедем отсюда». У большинства женщин, работающих на низкооплачиваемой работе – в библиотеке, школе и дошкольных учреждениях, музее  — имеется возможность заниматься тем, чему они учились в вузах и училищах, исключительно при условии, что они замужем и их мужья работают на заводе либо имеют собственный бизнес.

      В городе есть несколько парикмахерских, самая популярная (благодаря приемлемому соотношению цены и качества услуг) на ул. Розы Люксембург 79 именуется в народе «Центральной». Парикмахерская эта – муниципальная (МУП – муниципальное унитарное предприятие). Капитальный ремонт в здании, где она расположена, не делали 20 лет. Зато работающие в этой парикмахерской женщины имеют полный социальный пакет. Это единственная такая парикмахерская в городе. Мы говорили с тремя сотрудницами, должностей которых не указываем.

      Первая сотрудница, у которой два высших образования, пожаловалась, что «сейчас у всего народа преобладает уныние. Глаза не горят. Хотелось бы молодежь привлекать, но она тяжела на подъем, к тому же хочет больших денег. Думали открыть парикмахерскую в Оленьих ручьях (заповедник в 20 км от Нижних Серег, посещаемый большим числом экскурсантов — авторы), но сейчас закон препятствует развитию мелкого бизнеса. Закон сейчас меняется. Для размещения на территории, прилегающей к заповеднику, парикмахерской, а также пункта мелкорозничной торговли или пункта питания нужно заплатить 20 тысяч рублей. Для нас это много! Но уезжать отсюда мне не хочется. Дома даже грязь родная. Хочется свой дом, стабильный заработок и путешествий – посмотреть мир» (ПМА 2014).

      «Да, хочется — вторит ей вторая сотрудница — но все упирается в деньги, их нет, денежной работы не найдешь! В основном молодежь все работают ради денег неофициально» (там же).

      Третья сотрудница рассказала о своем сыне, которому 26 лет, он работает на заводе (на вредном производстве), пока не сокращают, потому что он квалифицированный рабочий (там же).

      Сотрудник СМИ, с которым мы встретились в городской библиотеке, говорит: «Поскольку мы нищие, можем говорить все что угодно. Дочь отучилась в Екатеринбурге, но вернулась сюда. Здесь жилье, к тому же нашла интерес – работает в ДК – не по своему образованию, но это то, что ей интересно. У нас впервые появился глава города, у которого в лексиконе есть слово «согласен» (там же).

       В конце дня в библиотеке с нами беседуют четыре сотрудницы и пара читателей. Читательница, 34 года, учится в Екатеринбурге в  Политехническом университете на заочном отделении, в Сергах работает на заводе. «Училась в «политехе» на факультете математики и информатики, потом он разделился на два, и информатика стала платной – многие не смогли платить… В энергоцехе на заводе очередное сокращение – я за голову схватилась – вдруг попаду!? Нравы у молодежи стали ужасные, в Авангард вам лучше не ходить – мат, пьянство, хулиганство, драки… Но вообще я бы никогда не захотела отсюда уехать, только была бы работа!» (там же).

      Сотрудница библиотеки рассказывает о себе: родилась здесь и всю жизнь здесь. Два образования высших. Получала их в Екатеринбурге. Сертификация металлургии и экономика. Училась очно. На четвертом курсе стала встречаться с молодым человеком, жить гражданским браком, через четыре года расписались. Дочери пять лет. Муж работает на заводе. Сама на заводе работать не предполагала. Работала там бухгалтером, по тарифам, экономистом. Но больше нравится работать с людьми, ушла оттуда. Работала продавцом. Потом декрет. Потом позвали  в библиотеку и стала работать на абонементе, как сейчас. Молодежь в библиотеку приходит и не только за программной литературой. Сейчас этой библиотеке запретили по закону работать с детьми. Пока не помышляю уехать, но  однозначно сказать затрудняюсь. Ребенку хочу развития. Все, кто остались здесь, в глубине души надеемся на лучшее. По факту сейчас детям и подросткам заняться нечем. Мы зависим от завода. Из одноклассников остались  в Сергах  три человека, кроме меня. Если муж потеряет работу, уедем отсюда. Многие после сокращения на заводе уезжают вахтовым методом, а найдя работу, перебираются в Екатеринбург.  Конечно, всегда хочется лучше, но все не так плохо и можно жить пока. Когда будет так – тогда, конечно, уедем…» (там же).

      Встречаемся с сотрудницами  Детского сада в микрорайоне  Леспромхоз. «Детский сад на 120 мест — сообщает одна из них — а реально в настоящее время 60 детей. Плата – 1000 – 1300 рублей в месяц. Большинству родителей лучше эти деньги пропить. Сейчас все газифицируют, но пока пользуемся котлом, который на угле. Вот вышла на пенсию и устроилась работать сюда. А на месте молодых семей я бы не задумалась – бежала отсюда! Мужчины вынуждены  ехать работать в Первоуральск и другие города.  Там зарплата выходит 20 тысяч рублей в месяц, а здесь нянечка получает семь тысяч в месяц. Весь Леспромхоз –  неустроенные семьи (алкаши, безработные) – неблагополучный микрорайон. Количество детей уменьшается. Выпустили подготовительную группу, а новая не набирается. В садиках Серег в каждом закрыли по одной группе. Оптимизация. Все поуезжали, и тенденция эта будет продолжаться. Ищут заработка те, кто хотят работать, за пределами города, даже и в селах. Половина детей в детском саду – без отцов. Мать часто официально не работает. Неофициально  же, например, варит пельмени и продает их на трассе. Есть, конечно,  и  отдельные индивидуальные предприниматели, например, делают мебель  или на рынке работают. Кто-то дрова готовит – колет их за деньги. Строительные работы, услуги электрика… Детей тут рожают тоже с умыслом – чтоб дали материнский капитал, на него и строятся. Плюс льготы. Из восьми педагогов – три человека старше 50 лет. Трое воспитателей – молодые. У заведующей зарплата 13 тысяч рублей, у воспитателя – 25. У нянечек и уборщиц по семь тысяч рублей.  Они все малоимущие. У сортировщика на заводе зарплата 20 тысяч. При том, что налицо явно неблагополучная ситуация и множество детей – из «проблемных» семей, ставки психолога в школе и детском саду нет» (там же).

     Встречаемся с  сотрудницами школы №6, тоже расположенной в микрорайоне Леспромхоз. «Я бы не сказала — говорит одна из них (педагог с большим стажем) — что все родители – неблагополучные семьи. Есть те, кто работают по мере сил и получают за это деньги. Но есть и такие, кому не хватает моральных сил, и они склоняются к негативным сторонам жизни (пьянство и т.п.). Есть такие, у кого периодами запои. Потом родители останавливаются, и дети становятся в порядке. Возможность заработать есть сейчас везде – как в большом городе, так и в маленьком. Есть один ребенок – уже третий год в  восьмом классе. В январе ему будет 18 лет. Много учащихся не из Леспромхоза. Очень много слабых детей. И таких же слабых и неблагополучных  детей из центра (школы № 1, 2) пытаются сплавить сюда. Очень многим детям можно давать справки о ЗПР (задержка психического развития — авторы). Классы маленькие. Четыре самых больших класса – по 16 человек. Финансирование не подушевое. Коллектив педагогический в основном женский, есть один мужчина. В основном – люди среднего возраста. Четыре человека старше 50 лет. Несколько молодых. Не можем заполнить все ставки, некоторые учителя ведут по два класса. Одна молодая учительница недавно приходила – не смогла работать. Зарплата около 15 000 рублей (образование среднее специальное). Количество детей не снижается. Прошлый год – 100 человек. В этом – 106. 15 человек состоят на внутришкольном учете – это те, у кого пьющие родители. В основном они идут после  девятого класса в техникум. В Нижних Сергах училищ нет, в любом случае надо ехать в Верхние Серги, Михайловск, Екатеринбург. В Екатеринбурге или Ревде живут в общежитии. За последние пять лет из всех, кто поступал в училища, все закончили. Металловедение, сварочное производство, экономика и бухгалтерский учет, технология машиностроения – специальности, которым обучают в Верхних Сергах и Михайловске. Есть дети, которые приносят справки из управления соцзащиты и питаются бесплатно, также начальные классы все питаются бесплатно» (там же).

     К разговору присоединяется молодой педагог, женщина лет 25. После девятого класса она закончила педагогический колледж в Ревде, потом – Педагогический институт в Екатеринбурге. Училась на факультете филологии, параллельно работала учителем начальных классов. Из ее школьного выпуска она одна педагог. В классе было 23 человека. Здесь сейчас  из них осталось человек десять, может, чуть больше, но все  работают, кто на заводе, кто в магазине…» (там же).

     Впервые за пять лет нам удается попасть на завод и говорить с молодыми инженерами и программистами. Перед нами пять молодых мужчин и одна молодая женщина. Все мужчины учились в Екатеринбурге, заканчивали УПИ (Уральский политехнический институт, теперь – университет) и вернулись в свой город, чтобы работать на заводе. Они, «практически все и есть, кто вернулись в Нижние Серги по окончании вуза».

      А. : «Закончил УПИ по специальности «инженер-электрик», но в начале 2000-х пришлось работать экономистом. У нас есть высшее образование, опыт работы. Без работы не останемся. Но не факт, что в Сергах. Средний уровень зарплат – 28-35 тысяч для рабочего. Для людей с высшим образованием – побольше. Мы уже о будущем сильно не задумываемся – что будет, то будет. В больших городах нет возможностей для детей. Мы здесь будем жить, пока остается возможность! У нас тут времени на все хватает, больше, чем в большом городе – на досуг, встретиться с кем-то...».

      В.: «Заканчивала экономический институт в Санкт-Петербурге. Довольна работой, интересно. Угроза сокращения? Уже пережили это. Программа по сокращению должна в будущем году завершиться, но, похоже, продлят. Шестеро присутствующих плюс, может быть, еще столько же – вот и вся молодежь завода. Люди сетуют, что в городе нет театра и т.п. Но мы ходим в культурные учреждения чаще, чем жители больших городов. Раз в год от завода организуется турпоездка. Сами ходим куда-либо не реже, чем раз в месяц. Главное, из-за чего уезжают, отсутствие работы. Из класса максимум пять человек осталось здесь».

     Б.: «В Нижних Сергах не практикуется прийти и сразу со школьной скамьи сесть в начальники, управлять. Маленький город, поэтому мы не так подвержены текучести кадров – куда в другое место устроишься? Тут интересно! Пообщайтесь с менеджерами по продажам – о чем с ними говорить?! Некоторые и арматуру в глаза не видели, а ее продают».

       Г.: «Представители цеха автоматизации – мозг предприятия. Пока учился, завод в Михайловске, откуда я родом, развалился, пришлось искать что-то поближе к дому. Выбрал  Нижние Серги, устроился программистом. Сейчас – начальник управления автоматизации. Родственники рядом, воздух чистый. Когда устроился сюда, предприятие выдало жилье, где прожил восемь лет. Пять лет строил свой дом, недавно переехали. Строиться все стараемся возле леса».

       Д.: «Это здесь специально для вас довольных собрали! Сейчас коллектив стареет, так как сокращения, и отбирают, оставляют более опытных. Месяц назад устраивался сюда на практику 20-летний студент. После практики сказал напрямую: «Не понравилось. Молодежи нужна свобода – свободный график и т.п.».

      В.: «Поколение после нас – шибко разбалованы. Из рекламы поступает информация, что можно все и сразу. Сейчас хотят сидеть в теплом кабинете и много получать. Работы с оплатой меньше 20 тысяч полно – никто не хочет. Если заводские работники попадают в бюджет – обо всех прекрасные отзывы, так как привыкли здесь работать, а не прохлаждаться. У нас здесь «кузница кадров».

      Е.:  «Надо особо подчеркнуть роль школы: учителя старой закалки – у них знаний больше, чем в больших городах. Они требуют, как требовали от учащихся в советские времена. Это учителя, которые в советское время приехали сюда по распределению. Они уйдут – и ничего не останется».

      В.: «Те, кто жалуются, что здесь плохо, они же ничего не меняют! У нас счастливая среда обитания. Дети проживают наше советское детство! Захотел – пошел на каток, в футбол играть. Секция бесплатная. Детям дали очень много прав. У нас есть еще живое общение,  а у наших детей нет, они общаются через социальные сети. У нас есть здесь и свои компании, и корпоративно дружно отмечаем праздники. Много увлечений. У всех свои велосипеды. Рыбалка. Ряд бесплатных спортивных секций остался – администрация пока все компенсирует. Соревнования (побеждают обычно глубинки, а не Екатеринбург). У нас все на энтузиазме. Тренеры получают по четыре тысячи, поэтому в основном пенсионеры».

       Ж.: «В глубине души понимаем, что заводу осталось недолго, но мы все состоялись как личности, и нас не пугает переезд в другое место! Завод – раньше был один из немногих, а теперь он один из многих. Поэтому конкуренция. Нынешняя оптимизированная численность позволяет заводу выстоять… Раз сейчас справляемся, значит, были избытки кадров раньше. Все жалуются, а у семей по две машины. Магазинов полно, и они полны покупателей…».

     З.: «Тут все предлагают заниматься услугами по туризму (и Медведев рекомендовал), но металлургам очень сложно стать обслуживающим персоналом. Больница как вариант трудоустройства? Старшее поколение не дает молодым специалистам проникнуть в больницу – коллектив отторгает молодых. Серьезные заболевания в бесплатных учреждениях здесь даже не рассматриваются. В Екатеринбург! 80% моих одноклассников  живут в Екатеринбурге» (там же).



Некоторые официальные данные

    Мы выборочно «дали слово» горожанам, относящимся к разным группам нижнесергиского населения. Теперь обратимся к официальной статистике, содержащейся в любезно предоставленном нам документе «О предварительных итогах социально-экономического развития Нижнесергинского городского поселения за 9 месяцев 2015 года и задачах до конца 2015 года», подписанном главой Нижнесергинского городского поселения А.М.Чекасиным  (09.10.2015 № 361 —   О предварительных итогах 2015). Приведем некоторые выдержки из этого документа, воздерживаясь – пока – от комментариев.

     «По данным Свердловскстата, численность постоянного населения в Нижнесергинском городском поселении по состоянию на 01.01.2015года составляет 9621 человек, в том числе проживающих в городе – 9552 человек; на селе – 69 человек. Численность населения сократилась по сравнению с прошлым годом на 150 человек.

      На 01.01.2015 года женское население составляет 5307 человек, мужское — 4314 человек. Доля населения старше трудоспособного возраста составляет 29,5 %.

       По данным Нижнесергинского отдела ЗАГС за 9 месяцев 2015 года зарегистрировано актов гражданского состояния:

      -родилось78 человек;

       -умерло122 человека;

        -естественная убыль составила 44 человека, за аналогичный период 2014 года данный показатель составил 35 человек.

       Ситуация с ростом естественной убыли связана с увеличением доли старшего поколения» (там же: 5-6).

       «Среднемесячная заработная плата по всем видам экономической деятельности составила 26476,5 руб. Темп роста по сравнению с аналогичным периодом прошлого года составил 102,3%.» (там же: 4).

       «Средняя заработная плата работников образовательных учреждений на 01.10.2015 года учителей составила 32373 рубля, воспитателей – 26956 руб.» (там же:17).

       «Количество рабочих вакансий на 01.10.2015 составляет 13 вакансий, по сравнению с аналогичным периодом 2014 года количество вакансий сократилось в 7,5 раз.

       За 9 месяцев 2015 года в рамках организации общественных работ по ведомственной программе занятости населения трудоустроено 37 человек» (там же:5).

       «Главная проблема, сдерживающая развитие потребительского рынка в Нижнесергинском городском поселении — это неравномерное размещение объектов потребительского рынка. Большая часть объектов потребительского рынка размещается в центральной части города Нижние Серги, окраины остаются не обеспеченными отдельными видами товаров и услуг» (там же: 6).

       «Жилищный фонд Нижнесергинского городского поселения (далее жилищный фонд), на 01.01.2015 года составляет 267,1 тыс. кв. м., в том числе 97,6% всего жилищного фонда – в городе и 2,4% – в сельской местности. Из общего жилищного фонда 12,5% – это муниципальный фонд» (там же 8).

        «На 01.09.2015 введено в эксплуатацию 2878 кв.м жилья, что составляет 67,2% к плану 2015 года. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года объем ввода жилья снижен на 8,2% <...>

       В рамках реализации мероприятий по улучшению жилищных условий граждан в Нижнесергинском городском поселении за 9 мес. 2015 года:

        - 3 многодетные семьи получили социальные выплаты за счет средств областного бюджета на приобретение (строительство) жилья;

        -3 инвалида по общему заболеванию, вставшие на учет до 01.01.2005 г., приобрели жилые помещения с использованием единовременной денежной выплаты за счет средств областного бюджета;

       - 1 человеку из категории «малоимущие граждане» вне очереди предоставлено муниципальное жилое помещение по договору  социального найма  <…>;

        - до конца года планируется предоставить поддержку на приобретение (строительство) жилых домов (квартир) 2 молодым семьям на условиях софинансирования со средствами федерального, областного и с местного бюджетов;

        - осуществляется строительство многоквартирного жилого дома для переселения граждан из аварийного жилья и 12 граждан из категории «дети-сироты» (там же: 8-10).

      «В условиях кризиса бюджетные ассигнования, выделяемые из областного бюджета на газификацию, были на 2015 год значительно сокращены. Из прогнозируемого объема 800 млн. руб. субсидий  областного бюджета было выделено только 100 млн. руб. с условием включения объектов, по двухлетним контрактам, т.е. заключенным в 2014 г. с окончанием строительства в 2015г. Средства на строительство газопроводов для ПГК «За Сергой»  и «Северо-западный» 3 очередь из областного бюджета в 2015 году выделяться не будут» ( там же: 11).

       «Система образования Нижнесергинского городского поселения  представлена 6 образовательными учреждениями дошкольного,  общего и дополнительного образования.

      Количество учащихся в  3-х  общеобразовательных составляет  1158 человек <…>

      Дошкольные образовательные учреждения (2 детских сада и   дошкольные группы  при МКОУ ООШ № 6 г. Нижние Серги) посещает 576 детей.

       Очередь для поступления в детский сад организована среди  детей от 2 месяцев до 19 месяцев в количестве 74 человек. Очередности  среди детей в  возрасте от 3-7 лет нет» (там же:17).

       «Сеть спортивных сооружений в поселении представлена: 2 футбольными полями, 2 хоккейными кортами, 4 спортивными залами.

       В Нижнесергинском городском поселении около 400 человек занимаются в секциях муниципального казенного  учреждения "Комитет по физической культуре и спорту" - это учащиеся образовательных учреждений, работники организаций, пенсионеры и другие категории населения. Их число с каждым годом растет <…>

      Всего функционирует  12 секций, в которых занимается на постоянной основе 227 человек.

      Спортсмены ежегодно принимают участие в соревнованиях и  мероприятиях различного уровня. Нижнесергинские спортсмены за 9 месяцев 2015 года завоевали 87 медалей на местных соревнованиях и 28 медалей на выезде» (там же:19).

       «Во Дворце культуры работают кружки самодеятельного творчества (культурно-досуговые формирования) в количестве - 31 клубное формирование, которое посещает 297 человек<…> За январь-сентябрь 2015 года проведено 124 мероприятия, по сравнению с аналогичным периодом прошлого  года количество мероприятий увеличилось на 42%.  Количество  зрителей так же увеличилось по сравнению с аналогичным периодом 2014 года  на 38,4%… Где бы не участвовали коллективы Дворца культуры, артисты  привозят призы, дипломы, отличное настроение и, конечно же, приобретённый опыт <…>

      Сотрудники учреждения на постоянной основе повышают уровень квалификации. За анализируемый период 4 человека прошли на 6 курсах профессиональную переподготовку.

      Укрепление материально технической базы и оснащение творческого процесса современными техническими средствами является важным условием повышения качества услуг. 

      1. После ремонта открыт новый хореографический зал (установлены хореографические станки).

       2.  Малый хореографический зал переоборудован в театральную студию: проведен косметический ремонт, приобретены кресла-груши 10 шт. для детей  дошкольного возраста, изготовлен информационный стенд для родителей.

        Немаловажная роль в развитие культурных ценностей человека отведена библиотечному обслуживанию, которое представлено деятельностью МБУК «Библиотечно-информационный центр».

        Всего  количество читателей  - 4277,   из  них  2653 - взрослых; 1624 - читателей детей. Это на 12 читателей больше, чем в прошлом году (4265),  2644 – взрослые читателей, 1621- читателей детей.

         Было выдано книг  (книговыдача - к/в)  – 87045 экземпляров (из них   52 417 - в городской библиотеке  и 34628   в детской библиотеке). Прошлый год этого периода  к/в 86 936 (городская библиотека -52386   и  детская – 34550).  В 2015 на 109 больше, чем в 2014году. 

       В 2015 году число посещений составило 42991 единиц, (городской библиотеке - 29 894; 13097– в детской). Прошлый год 42970, в городской библиотеке 29874, в детской 13096. В  2015 число посещений  на 21 больше.

Количество  мероприятий   - 194  (городская библиотека  - 115, детская -   79), это на 6 мероприятий больше, чем в предыдущем году (всего 188: городская библиотека – 109 и детская – 79).

 Посещения на мероприятиях в 2015 составило 7524 человек   (городская  библиотека -  6048 человек, детская -1476 человек).

Посещения на мероприятиях в 2014 – 7504 человек (городская библиотека- 6034 и детская - 1470).  В 2015 посещений на мероприятиях  на 20 больше, чем в прошлом году.

       Самыми интересными мероприятиями 2015 года можно назвать проведение   цикла  мероприятий к  Году  литературы: это    литературные  гостиные, вечера,  литературно-музыкальные  композиции, посвященные юбилеям писателей, поэтов.

       Приняли  участие  во Всероссийском конкурсе «Самый читающий школьник». Конкурс проводится в рамках Года литературы Почтой России совместно с издательской группой ЭКСМО-АСТ при поддержке Российского Книжного Союза.    Читатель  Галицких Дмитрий  стал лауреатом этого конкурса и получил  памятный   приз» (там же: 20-22). 

     Как видим, официальные данные существенно расходятся с приведенными выше обобщениями, а также с информацией, полученной нами от  наших респондентов-нижнесергинцев, только в отношении среднемесячной заработной платы. Можно полагать, что мы в основном брали интервью у граждан, принадлежащих к низкооплачиваем категориям, а доходы высокооплачиваемых горожан, оставшиеся нам   в основном неизвестными (понятно почему), как раз и обуславливают вышеприведенные показатели. Не имея возможности всерьез проанализировать ситуацию с оплатой труда в Нижних Сергах, не можем все же не отметить, что по нашему убеждению, число людей, чей ежемесячный доход ниже 20 тыс. рублей, весьма значительно, немало среди них и таких, чей официальный заработок не составляет и 10 тыс. рублей в месяц. Учитывая, что  ежемесячные коммунальные платежи составляют около половины (или даже более) этой суммы,  следует признать, что значительной части нижнесергинцев с трудом удается сводить концы с концами, многим из них (часто это одинокие матери) приходится работать на двух, а то и  трех работах, или же искать неофициальные заработки.

       Наиболее благоприятное впечатление оставляют вышеприведенные выдержки, относящиеся к сфере образования, спорта и культуры. Во многом это совпадает с тем, что  говорили нам наши собеседники и что мы сами могли наблюдать. Люди хвалили работу спортивных секций,  художественных  и иных кружков для детей,  работу библиотекарей, школьных учителей и воспитателей детских садов.

      Приведем в связи с этим одно из заключений нашего коллеги М.И.Вьюева,  изучавшего в 2010-2011 гг. ситуацию, в которой проходит жизнь молодых людей в Нижних Сергах и ряде других малых городов России: «В провинциальных городах, далёких от крупных урбанистических метрополий, система образования оказалась одним из немногих пространств существования интеллигенции. Работать в мало оплачиваемой бюджетной сфере остаются, по выражению одного из наших респондентов, «либо от безысходности, либо от большой любви к своему делу». На фоне обнищания и депопуляции российской глубинки именно усилия таких альтруистов поддерживали трансляцию культуры, сохранение интеллектуальности человеческого потенциала провинции. Неудивительно, что большинство работников региональной системы образования – люди пенсионного возраста» (Вьюев 2011: 67).

      Оплата труда школьных учителей существенно возросла в последние годы, однако положительные результаты внешкольной работы с детьми и молодежью обеспечиваются во многим за счет энтузиазма и самоотверженности людей, чей труд оплачивается совершенно неудовлетворительно. Спортивные и художественные кружки  в целом неплохо, по словам нижнесергинцев,  справляются с обеспечением досуга и дополнительного образования детей и старшеклассников, досуг же молодых людей, закончивших школу, остается во многом неустроенным. 

 

Некоторые обобщения

     Из всех молодых нижнесергинцев, с которыми нам довелось поговорить, или о которых нам рассказывали наши друзья старшего поколения, только шестеро оказались, по крайней мере, на словах, вполне удовлетворенными жизнью, работой досугом, словом – всем. Это молодые семейные люди, с высшим образованием, творческие, энергичные, веселые, красивые, хорошо воспитанные, хорошо одетые. Как это все у них получилось? Они не скрывают: их родители или близкие родственники принадлежат к кругу заводской элиты, высшие инженерные кадры или администраторы. Благодаря этому, наши успешные собеседники поучили хорошее образование и хорошую работу в родном городе, где уже было хорошее жилье, близкие, друзья, знакомые, где хорошая экология, охота, рыбалка, лыжи, лодочный спорт, походы. А достойная зарплата позволяет путешествовать по стране, за границу, куда захочется. Такая доля, действительно, может быть и значительно заманчивей, чем доля жителя мегаполиса, которому и в театр некогда вырваться, и за город редко удается поехать, а уж с друзьями, раскиданными по разным концам огромного города, вовсе нет времени встречаться.  Эти шестеро нижнесергинцев напомнили нам молодых жителей советских наукоградов 1980-х — хорошо образованных, энергичных, увлеченных работой, спортивных, тесно и весело друживших семьями.

    Но только шесть человек! Не мало ли?3

      Другие, которых среди наших собеседников было большинство, устроились как могли, они не считают свою жизнь благополучной, но и не бедствуют, и сами это сознают.  Отчасти нуждаются, отчасти скучают, но со всем этим можно смириться, если есть семья, своя собственная или семья родителей. И все они добились того, что у них есть, с помощью родных и на эту помощь продолжают опираться. Их родители и иные родственники принадлежат преимущественно к той же категории относительно терпимо устроенных людей. Именно они помогли молодым сохранить тот уровень, на котором находятся сами. Порой даже и повысить этот уровень. Именно они, более или менее обеспеченные родители и другие родственники, помогли и продолжают помогать тем численно преобладающим молодым людям, которые уехали из Нижних Серег и постараются туда не возвращаться надолго.

     Но встречались мы и с такими молодыми мужчинами и женщинами, которым не на кого опереться, некуда ехать и не на что надеяться в Сергах. Их положение незавидно.

    И наконец, осталась целая категория молодых людей, о которых мы только слышали: безработные, алкоголики, наркоманы, отбывавшие заключение. Это, чаще всего, дети таких же неблагополучных родителей, и их детям грозит то же самое.

     Что же получается? Только семья, только родные — и опора, и щит, и стартовая площадка?

     В Леспромхозе нас, просто проходящих мимо, одним только взглядом остановила молодая бледная, высокая и тонкая женщина. Что-то было в ее взгляде такое, отчего нельзя было не остановиться и не заговорить с ней. Мы спрашивали ее о муже, детях, работе, досуге, которого не бывает, родных, которых нет и о многом другом. Нельзя рассказать, ни кем и где работает она, ни кто ее муж, иначе легко будет их вычислить, и тогда ее жизнь может стать еще тяжелее. Приведем лишь такие ее слова «Мне нет еще 30, но для себя я ни о чем уже не мечтаю, я мечтаю только, чтобы все трое моих детей получили хоть какое образование и вырвались отсюда навсегда!»

      А еще пред глазами (по рассказам, услышанным в леспромхозовском детском саду) стоит картина, достойная кисти кого-нибудь из «передвижников»  позапрошлого столетия,  В.Г. Перова, например: «Четырехлетний или даже трехлетний  ребенок, родители которого не могут прийти в себя после «вчерашнего»,  поутру, кое-как одевшись, бредет в двадцатиградусный мороз, оскользаясь на ледяной тропинке, с ведерком  за водой на колонку». И название картины  уже готово: «Пить-то хочется!». 

     А ведь так не должно быть.


Самые общие соображения: родство и государство

     Попробуем подойти с профессиональной точки зрения — с точки зрения социальных антропологов — к вопросу о так называемой семейственности. Нередко она на одном из первых мест, наряду с коррупцией, фигурирует при перечислении пороков социально-политического и социально-экономического устройства тех или иных организационных структур. Имеется в виду в таких случаях, что  высокопоставленные лица помогают своей родне поступить учиться  в престижные вузы и потом занять хорошие должности. Это отрицательно оценивается, высмеивается или даже разоблачается в официальном дискурсе  (в СМИ, например), с обидой и в обвинительном тоне говорят об этом в неофициальной обстановке и рядовые граждане, у которых нет родни в элитарных кругах.  

     В то же время, считается нормальным и даже хорошим и правильным, когда не относящиеся к социальным элитам люди, не жалея сил,  сплошь и рядом идя на жертвы, помогают своим детям или племянникам получить образование, устроить жилье, вообще «выбиться в люди». Если речь заходит о потомственных  слесарях или фрезеровщиках, то мы имеем «славную рабочую династию», а если о потомственных бюрократах  или технократах— кумовство, непотизм и тому подобные сугубо негативные явления.   

      Но ведь в этих оппозиционных вариантах работает один и тот же социальный институт — семья в широком понимании, иногда эту структуру называют неформализованной билатеральной родней, или киндредом: это та группа родственников, на помощь которых человек может рассчитывать в различных жизненных ситуациях и которым он помогает сам, при этом у каждого индивида свой особый набор связей взаимопомощи, и объем взаимопомощи ассиметричен в возрастном или поколенном аспектах: старшие помогают младшим больше, чем младшие старшим.  В сущности это — основа любого социального общежития, то без чего общество в целом просто не может существовать.  Древнейший и прочнейший механизм.

     Всевозможные демократические программные установки совершенно нереалистично предполагают, что в привилегированных кругах этот механизм почему-то не должен функционировать, или должен функционировать как-то иначе, чем он функционирует в непривилегированных кругах.  Между тем, государство, в особенности демократическое государство — феномен несравненно более поздний, чем структуры семьи и родства, существующий  лишь на относительно небольшом отрезке истории. На этом отрезке истории государство в силу своей природы неуклонно соперничает с родством, стремится его ослабить и взять на себя  как можно больше тех функций, которые традиционно имело родство. Более всего в этом преуспели современные демократии в условиях постиндустриальной «западной» цивилизации. Залог такого успеха  — отсутствие острых дефицитов  в самом широким понимании, охватывающем трудоустройство и обеспечение  всевозможных материальных и духовных потребностей людей.

      В нашей стране в результате перестройки произошли парадоксальные процессы: в условиях сохранения и даже приумножения острых дефицитов (особенно в «провинциальной глубинке») государство пытается принять те формы и функции, которые были созданы на совершенно иной социально-экономической базе. А  у наших граждан сформировались соответствующие этой иной социально-экономической базе представления о должном  уровне жизни.  Все это только усугубляет ситуацию кризиса, в которой на плечи семьи в огромном количестве жизненных обстоятельств, особенно в  экономически неблагополучных районах, ложится непосильный груз, а люди, в силу разных причин лишенные семейной опоры, оказываются слабо защищенными или практически беззащитными — ситуацию, в которой все думающие и неравнодушные граждане угнетены отсутствием социальной справедливости, государство же оказывается не справляющимися или слабо справляющимся  со своими функциями, связанными с социальной поддержкой и защитой граждан.


Литература и источники

Анимица 1975 — Анимица Е.Г. Города Среднего Урала. Свердловск.

Артемова 2011 — Артемова О.Ю. Нижние  Серги. Страницы полевого дневника// Антропология социальных перемен. М.,РОССПЭН.

Артемова, Артемова, Вьюев, Тишков 2013 — Артемова О.Ю., Артемова Ю.А., Вьюев М.И., Тишков В.А. Нижние Серги// Мы здесь живем. Социальная антропология малого российского города. / Отв. ред. В. А. Тишков. М.: РГГУ.

Вьюев 2011 —  Вьюев М.И. Социокультурная идентичность  российских старшеклассников (мегаполис, город, село). Дипломная работа по специальности 040-102 «Социальная антропология». М.: РГГУ. Рукопись.

О предварительных итогах 2015 — О предварительных итогах социально-экономического развития Нижнесергинского городского поселения за 9 месяцев 2015 года и задачах до конца 2015 года. Подписано главой Нижнесергинского городского поселения А.М.Чекасиным  (09.10.2015 № 361).

Официальный сайт — Официальный сайт правительства Свердловской области. Нижнесергинское городское поселение. Историческая справка // http://www.midural.ru/.

ПМА — Полевые материалы авторов, 2014.

Трубецкой 2007 — Трубецкой В.С. Сергинские заводы//История Нижнесегинского района: документы и факты. Екатеринбург:45-116.

Федеральная служба 2015 Федеральная служба государственной статистики //http://www.gks.ru/


1. Статья подготовлена при  финансовой поддержке РГНФ, проект 14-01-00387 в «Социокультурные стратегии молодежи в российской городской провинции (2000-2015 гг.)», руководитель д.и.н. М.Ю. Мартынова.  Выражаем также благодарность всем жителям  Нижних Серег, которые  не пожалели времени для бесед с нами, а равно и сотрудникам районной и городской администраций, иных муниципальных служб и Центральной библиотеки, любезно нам помогавшим.

2. О разных версиях происхождения этого слова см. Артемова, Артемова, Вьюев, Тишков 2013: 564-565.

3. Мы затрудняемся определить точно общее число конкретных примеров того или иного  типа жизнеустройства молодых людей, представленных  в наших материалах, собранных за  шесть лет. Но, безусловно, оно превосходит цифру 100.      


 




(Голосов: 4, Рейтинг: 3.3)
Версия для печати

Возврат к списку