23-04-2017
[ архив новостей ]

Что думают о своей жизни жители г. Керчь: прошлое и настоящее

  • Автор : Драмбян Михаил Игоревич
  • Количество просмотров : 151

Статья подготовлена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда, проект 15-01-00445 «Конструирование смысла жизни: реальность и ее восприятие в России и сопредельных странах (социально-антропологическое исследование)», руководитель проф. О.Ю. Артемова, научный консультант акад. В.А. Тишков.


Аннотация: В статье анализируются полевые материалы, собранные в сентябре 2016 г. в Республике Крым, в Керчи, в рамках проекта РГНФ 15-01-00445, направленного на изучение представлений граждан России и стран СНГ о смысле жизни и жизненных ценностях. В статье анализируются субъективные представления опрошенных жителей о динамике социальных условий от советского периода включительно до настоящего времени. Информанты давали оценку качеству и доступности образования, здравоохранения, продуктов питания, потребительских товаров, безопасности, уровню социальной защиты в целом, досугу в советский период, в период нахождения Крыма в составе независимой Украины и после присоединения Крыма к России.


Abstract: In the article is based on the field materials collected in September, 2016 in the Republic of Crimea, in  the town of Kerch, within the RGNF project 15-01-00445 aimed at studying of citizens’(Russia and the CIS countries) perceptions about life meaning and vital values. In the article subjective ideas of the interviewed inhabitants of dynamics of social conditions from the Soviet period inclusive are analyzed so far. Informants gave an assessment to quality the availability of education, health care, food, consumer goods, safety, the level of social protection in general, to leisure during the Soviet period, during finding of the Crimea as a part of independent Ukraine and after annexation of the Crimea to Russia.


Ключевые слова: социальная антропология, конструирование смысла жизни, система  ценностей, социально-экономические условия,  трансформация социально-политических представлений, гражданская идентичность, досуг, восприятие жизни в советский период, занятость, социальное обеспечение.


Материалы, представленные в статье, получены в рамках экспедиционной полевой работы по проекту Российского государственного научного фонда «Конструирование смысла жизни: реальность и ее восприятие в России и сопредельных странах (социально-антропологическое исследование).

Исследование проводилось в 2016 году в Республике Крым, преимущественно в г. Керчь.

Выбор Керчи был обусловлен желанием вести полевую работу в «не туристическом» Крыму, т.е. не на ЮБК (Южный берег Крыма), а в промышленно развитом (по крайней мере, в прошлом) регионе, понять, как протекала жизнь людей в постсоветский период, как обстоит дело в настоящее время. Все опрошенные нами респонденты были «русскоязычными», что является характерным для Крыма в целом, и для Керчи в особенности (Губогло, Старченко 2014).

По переписи населения Республики Крым 2014 года, в Керчи проживало 147033 человек (Численность населения 2014) , в 2015 году проживало 147 668 человек (Территориальный орган 2015), а в 2016 году – уже 148 932 человек (Территориальный орган 2016).      

Интересно, что после 1989 года, когда численность жителей города составляла174 365 человек (Кількість та територіальне 2001)  (в 1989 году), происходило неизменное сокращение населения вплоть до 2014 года. Так, если в 2001 году в Керчи проживало 157 007 человек (Кількість та територіальне 2001), то в 2013 году еще меньше - 145 265 человек (Статистичний збірник 2014). Тенденция изменилась только после 2014 года, когда начался прирост населения, продолжающийся по настоящее время.

Рост численности был обеспечен не за счет резкого роста рождаемости или сокращения смертности. Еще в 2013 году, актов о рождении было зарегистрировано 1303, о смерти – 2267 (Керчь.ФМ 2014).

Керчь в 2015 занимала последнее 25 место по рождаемости по данным министра здравоохранения Республики Крым А. Шаклунова (Аргументы недели 2015).

Действительно, показатели естественного движения населения за 2015 год по данным регистрации органов ЗАГС, по муниципальным образованиям Республики Крым свидетельствуют о значительном превышении смертности над рождаемостью. Если в 2015 году, в Керчи родилось – 1398 человек, то умерло, в этот же период – 2335 человек, т.е. естественная убыль составила 937 человек (Численность населения 2015).

В 2014 году ситуация была еще хуже – рождаемость в Керчи составляла – 1285 человек, смертность –2317 человек, соответственно, естественная убыль была – 1032 человека (Численность населения 2014). Более подробно динамика численности населения Крыма представлена у М. Н. Губогло и Р. А. Старченко (Губогло, Старченко 2014).

История составления современной этнической и языковой картины Крыма с середины 20 века изложена в статье «Крым: этнический состав населения и административно-государственный статус в исторической ретроспекции» (Заседателева 2015).

Конечно, такие данные нельзя не связать с присоединением Крыма к России. Резкое увеличение численности населения в Керчи после 2014 года, произошло именно благодаря этим событиям, прекратился миграционный отток населения, люди стали возвращаться в родной город. Имея перед собой представленные выше статистические данные, уже не сочтешь неискренними или высокопарными утверждения некоторых респондентов о том, что они «молились, что бы Россия забрала их к себе или у них появился такой же как Путин».

Предвосхищая некоторые, местами, однозначные или резкие суждения информантов, представленные в статье, необходимо отметить, что мы имеем дело, в первую очередь, с представлениями людей о своей жизни, т.е. мы опираемся на субъективные критерии пре оценке качества жизни, ее успешности, «уровня счастья» если так можно выразиться.

Понимая известную субъективность нашей позиции, мы ничего не можем с этим поделать, да и не хотим. Нельзя «назначить» или признать человека счастливым на основании формального набора критериев, таких как: уровень материального дохода, брачный статус, обеспеченность жильем или доступностью услуг и т.д .(хотя отрицать значимость таких факторов не приходится). Как правило, обсуждая такие вопросы, мы только пытаемся объяснить — так сказать «задним числом» — почему человек, счастлив или нет. У него (человека) есть работа, уровень дохода выше определенной черты, образование такого-то уровня и т.д.

Однако нельзя утверждать, что счастье, удовлетворенность жизнью абстрактная, сугубо субъективная категория. На наш взгляд, счастье это объективная категория, но данная нам в ощущениях.

Попытка рассмотреть проблему с использованием исторической ретроспективы, диктовали и выбор информантов. Мы старались опросить людей среднего и старшего возрастов, которые могли бы помнить реалии советского периода и девяностых годов.

Стоит отметить, что практически все суждения информантов были построены на попытках объективной интерпретации своего опыта, без огульных обобщений и влияния политической или иных составляющих на высказывания. Что явилось некоторой неожиданностью для автора статьи, предполагавшего бóльшую ангажированность или зависимость респондентов от их нынешней ситуации при оценке советского прошлого (например, если в настоящее время у человека «успешная жизнь», хорошее материальное положение, то он, теоретически, должен был бы более позитивно оценивать настоящий период относительно своего прошлого, и наоборот), чем это оказалось в реальности.

Среди наших респондентов были люди различные по своему социальному статусу, материальному положению — как в советский период, так и в настоящее время. На наши вопросы отвечали и члены семей высокопоставленных офицеров, творческой элиты (времен СССР) и дети диссидента, судимого по статье за тунеядство.

Вопросы к участникам интервью были структурированы по основным параметрам жизнеобеспечения, таким как жилище (обеспеченность жильем), питание (качества продовольственных товаров, их наличие и доступность), обеспеченность иными материальными ценностями, безопасность, медицинское обслуживание, здравоохранение, образование, и т.д.

Еще раз оговоримся, что информанты рассказывали о своем личном опыте, своей жизни в разные исторические периоды. Интервью, по сути, можно представить в виде биографий, делающих лишь акцент на определенных темах.

По этим частным историям можно проследить и некоторые общие «тренды», по крайней мере, для Керчи: например, отъезд в девяностые годы на заработки в различные регионы России и Украины и наметившаяся в настоящее время тенденция к возвращению в город.

У одних информантов жизнь изменилась радикально, у других почти ничего не менялось, по крайней мере, формально. Например, Ольга 50 лет, «…в СССР чем я занималась – работала бухгалтером, сейчас – работаю бухгалтером» (Ольга 50 лет1 – ПМА 2016). В структуре своих вопросов мы старались далеко не уходить от классической этнографической триады: пища одежда жилище.

При оценке качества питания большинство информантов склоняется к мысли, что во времена СССР качество продуктов было выше в первую очередь за счет их «натуральности»: «…качество было лучше намного (имеется в виду советский период —М.Д.), потому что тогда продукты натуральные были»(Ольга 50 лет – ПМА 2016) и «…по питанию в СССР можно сказать, что конечно качественное питание было» (Андрей 50 лет – ПМА 2016)

Некоторые информанты отмечали, что за последнее время (после присоединения Крыма к России), качество питания возросло: «…но сейчас, при России, в Крыму качественнее стала продукция (имеются в виду продукты питания, прим. авт.)  чем при Украине» (Андрей 50 лет – ПМА 2016).

Наши собеседники иногда с видимым удовольствием вспоминают реалии Советского Союза: «…в столовых была качественная каша, компот…колбаса была очень вкусная, молоко, сметана продавались в стекле, были качественные» (Наталья 63 года – ПМА 2016).  Конечно, стоит учитывать, что такой комплиментарный тон высказываний мог быть обусловлен ностальгическими мотивами, возрастным восприятием вкусовых ощущений и т.д. и т.п.

Однако говоря о доступности продуктов, большинство информантов отмечало проблемы в этой сфере во времена СССР: «…продукты были доступны, но почему-то за колбасой нужно было стоять в очереди, за молочкой нужно было стоять в очереди, гречку не могли купить, потому что она была только для диабетиков, перед праздниками привозили фрукты с Кавказа — и за ними стояла очередь…» (Наталья 63 года ПМА – 2016)

Некоторые информанты выделяют период до восьмидесятых годов, когда, по их мнению, доступность продуктов, по крайней мере, в Крыму была высокой, и — период восьмидесятых годов, перестройку, когда проявились дефициты: «В семидесятые годы, в Крыму было все, Крым был на особом статусе, были в магазинах скульптурные группы из сгущённого молока, из масла, колбасы было сортов пять, в каждом магазине…до восьмидесятых было нормально, потом конечно нигде ничего не было, все по блату, все с очередями». Или: «У нас приехала родственница из Сибири и она купила палку колбасы, я удивилась, а зачем так много, она говорит, что вдруг завтра не будет, я думаю как не будет, как было так все и есть» (Инна 53 года – ПМА 2016).

Лейтмотивом проходит по разным интервью (даже содержащим много критической информации о советском периоде) выражение «с голоду никто не умирал».

Показательна и фраза  «…разносолов не было, но всего было много…очень даже доступно, с голоду никто не умирал» (Владимир 61 год – ПМА 2016). Т.е. в сознании зафиксировано какое-то противоречие, с одной стороны вроде все есть, но надо искать продукты или стоять за ними в очереди.

Говоря про настоящее время, информанты отмечали достаточно большое разнообразие товаров, при этом не всегда качественных (под «некачественностью», понимается ненатуральность, наличие «химии», т.е. различных добавок, консервантов) и конечно, отмечали высокие цены на продукты.

Пенсионеры говорили о невозможности купить многие продукты из-за их цены: «мне, пенсионерке, не доступны по нашим ценам крымским очень многие фрукты, я не могу себе позволить фрукты, которые стоят более ста рублей за килограмм» (Наталья 63 года – ПМА 2016). (Среди опрошенных нами пенсионеров уровень пенсий составил от 8500 до 25000 рублей в месяц).

Относительно доступности жилья мнения у респондентов разные. С одной стороны, во времена СССР, Керчь была промышленным центром, и крупные предприятия города могли строить и выделять для своих работников жилую площадь, но ситуация с обеспеченностью жильем и тогда и сейчас была и есть не однозначная для разных групп населения. «Рабочие люди получали квартиры, «отстояв» в очереди какое-то время…сейчас были бы деньги – будет и квартира» (Андрей 50 лет – ПМА 2016).

Информанты отмечают саму возможность бесплатного получения жилья. В Керчи, если человек работал на крупном промышленном предприятии он рано или поздно получал жилплощадь. Кроме того, наши собеседники подчеркивали наличие специальных программ, таких, как жилье для молодых специалистов.

Говоря о жилье, информанты часто поднимали вопрос и рассказывали о низкой квартплате во времена СССР: «Квартплата была рублей десять, девять — двухкомнатная квартира, зарплата была сто пятьдесят у члена семьи, т.е. стоила копейки» (Ольга 42 года – ПМА 2016). Видимо, это связано с тем, что пред людьми данной возрастной категории не стоит остро вопрос об улучшении жилищных условий, приобретении квартиры, более актуальна для них проблема роста тарифов ЖКХ.

Вопрос о доступности предметов быта вызывал из памяти участников опроса такой термин, знакомый каждому жившему в советский период, но мало употребляемый нынчев его прежнем значении, как «достать». «Деньги были, а купить? Было слово достать» (Ольга 42 года – ПМА 2016).

Была отмечена и возможность получения кредита с низкими процентными ставками в Советском Союзе для совершения дорогостоящих покупок – «При СССР был кредит хороший не так как сейчас, сейчас если влезешь не рад будешь» (Галина 74 года – ПМА 2016)

Интересно, что, говоря о степени доступности промышленных товаров в советское время и в современный период, лишь один человек не отметил сложностей в доступе к этим товарам во времена СССР – по профессии торговый работник (в советский период). У остальных ситуация была другой: «Ничего не могла здесь купить, ни ткани, ни хорошей обуви» (Наталья 63 года – ПМА 2016). Не устраивал и модельный ряд, негибкость советской легкой промышленности: «Если смотреть на качество Советского Союза, сама одежда, обувь была топорная…если туфли, то они трех видов во всех магазинах, только разных размеров, если пальто, то оно разных размеров, но его три-четыре вида…но если ты взял эти туфли, то будешь их носить пока они тебе не надоедят (т.е. не развалятся — М.Д.)… они доступны…но натирали ноги, пальто было мешковатое» (Любовь 72 года – ПМА 2016) . Или: «Все было одной модели и такого старческого покроя… сейчас выбор по состоянию кошелька» (Инна 53 года – ПМА 2016).

В целом информанты говорят о большем разнообразии, бóльших возможностях купить различные предметы материальной культуры от одежды до электроники в настоящее время, о сегментации рынка в зависимости от покупательной способности. Есть деньги — можно одеваться в бутике2,  а нет — то на рынке или  в секонд-хенде.

Мнения относительно безопасности жизни в Керчи неоднозначные. Большинство респондентов считает, что во времена СССР жилось безопаснее: «Можно было ночью пойти, можно было вечером пойти, с работы я ходила… понятия не имела бояться» (Галина 74 года – ПМА 2016).

Особенно интересно мнение респондента, работавшего в милиции в советский период. О         н не считает, что ранее было более безопасно: «Криминал был во все времена, может, раньше его не выносили на суд общественности, сейчас нет сокрытия» (Андрей 50 лет – ПМА 2016). При этом, по его мнению, после присоединения Крыма к России ситуация улучшилась. Кто-то считает, что ситуация принципиально не изменилась: «…не знаю, и при Союзе были моменты, когда были бандиты, могли и раздеть тебя и все что угодно сделать… все зависит, наверное, от уровня жизни от самих людей» (Ольга 50 лет – ПМА 2016). Или: «Что тогда, что сейчас одинаково плохо, небезопасно» (Виктор 59 лет – ПМА 2016). Кто-то полагает, что сейчас, особенно после вхождения Крыма в состав России, ситуация улучшилась (в том числе и из-за усиления мер безопасности при строительстве моста через Керченский пролив): «В Советском Союзе у нас (в Керчи — М.Д.) молодежь устраивала драки на дискотеках… девушкам небезопасно было в темное время ходить…, а сейчас, можно особо не опасаться».    (Инна 53 года – ПМА 2016)

Говоря о социальной поддержке государства, респонденты отмечают, что во времена СССР было бесплатное медобслуживание, образование, дешевый проезд, но отпуск по уходу за ребенком был маленький, не было, таких как сейчас, выплат после рождения ребенка. Социальная защита одиноких матерей была очень слабая. Практически все отмечали развитое санаторно-курортное обслуживание: «Пошла работать на завод в 17 лет, были бесплатные путевки, заводские базы отдыха процветали» (Ольга 42 года – ПМА 2016).

Оценки государственной социальной политики наши собеседники давали очень сдержанные, люди обдумывали свои ответы, размышляли вслух, сами же приводили контрдоводы: «При Советском Союзе человек уходя на пенсию был обеспечен, ну опять-таки, у кого какая пенсия была…, сейчас тоже, да, сейчас чуть-чуть труднее жить пенсионеру».

Все вспоминают бесплатные путевки. Говоря о настоящем времени, подмечают, что очень многое зависит от работодателя, отсутствие единых практик — в отличие от прошлых лет. Отличие советского периода в том, что была определенность, люди знали, какая у них будет пенсия, как и где смогут провести свой отпуск через год, через два. Сейчас пенсионеры получают возможность отдохнуть в санатории бесплатно: «Я уже три раза была бесплатно в санатории» (Галина 74 года – ПМА 2016)

По поводу оказания медицинских услуг, их качества и доступности, также существуют различные мнения. Стоит еще отметить, что в Крыму, по крайней мере, в Керчи, все опрошенные жаловались на большие очереди в регистратуру при посещении врачей.

Респонденты сравнивали одновременно и советский период и «жизнь при Украине» и нынешнее положение дел. Многие отмечали, что в «украинский период» постсоветской истории Крыма в медицинской сфере было меньше бюрократии, проще было попасть к врачу. «При Украине взял талончик пять-десять минут и все, сейчас непонятные сложности, жалуется все население, приход в поликлинику, все время занимает писанина, у меня ребенок двенадцать лет, мы стараемся не болеть, потому что это страшно, в регистратуру я стою час- полтора —  только что бы получить карточку, потом еще надо отстоять очередь к врачу — тоже часа полтора. Поход к врачу — это два, два с половиной часа, они постоянно что-то пишут» (Ольга 42 года – ПМА 2016).

Однако, стало возможным проведение бесплатных операций в том числе и в России. Т.е. получить полный объем бесплатных услуг (в том числе недоступных ранее, при украинской юрисдикции Крыма) можно, но это требует значительных временных затрат. Респонденты отмечают, что в настоящее время выделяются путевки для лечения в санаториях.

«Лечь в больницу при Украине было дорого очень, сейчас лучше — все лекарства в стационаре за счет государства» (Андрей 50 лет – ПМА 2016). Или: «Насчет медикаментов плохо, насчет процедур плохо, но это пока процесс становления, это мы понимаем и сильно не возмущаемся». (Галина 74 года – ПМА 2016).

Особо наши респонденты выделяют проблемы с оказанием стоматологической помощи: как высокий уровень цен за данный вид медицинских услуг, так и сложность в навигации среди большого количества разнообразных стоматологических клиник с их зачастую агрессивной маркетинговой и рекламной политикой.

Несколько информантов, говоря о проблемах медицины, выдвинули на первое место снижение уровня подготовки медперсонала в постсоветский период. Т.е. одна из основных проблем в медобслуживании населения связана с падением уровня медицинского образования (по мнению опрошенных нами людей). Другая проблема – бюрократия.

Отвечая на вопросы о досуге, информанты отмечают развитость досуговой сферы в СССР, работу клубов, кинотеатров, развитую сеть морского прибрежного сообщения, дешевые транспортные тарифы. Жители Керчи ездили на катерах в Краснодарский край, на Южный берег Крыма, летали в другие города и регионы страны. Именно из-за небольших транспортных расходов многие наши собеседники говорили о более доступном отдыхе в советский период. Однако многие также вспоминают, что в советский период было сложно найти место в гостинице, сейчас проще снять жилье, можно найти бюджетные варианты.

«У нас в сельской местности (в пригороде Керчи — М.Д.) ни клуба нет, ничего нет, у нас, единственно – паршивенькая библиотека, при союзе был замечательный клуб, и кружки были и фильмы были, разворовали клуб на дачи, камень даже разобрали» (Галина 74 года – ПМА 2016). Невольно, керченцы сравнивали также стили проведения праздничных мероприятий: «При Украине в праздник всегда ходили пьяные, с бутылками. Сейчас трезвые праздники, безопасные» (Ольга 42 года – ПМА 2016).

Обратило наше внимание сведение вопросов досуга некоторыми информантами к материальным проблемам или к возможности посещения мест общепита. «При СССР хватало заработной платы рабочему сходить в ресторан, ну не каждый день, пять – десять рублей в неделю, можно было потратить…сейчас при желании тоже можно, ну может не каждую неделю…профсоюзы работали, оплачивали отдых при СССР (Андрей 50 лет – ПМА 2016).

Была и другая часть респондентов, которая полагала, что формы и качество досуга определяются самим человеком. «Если в советское время кто-то сидел дома, то они и сейчас дома сидят…это не зависит от времени, зависит от человека». (Ольга 50 лет – ПМА 2016).

Больше возможности было, во времена СССР, для внутреннего туризма. Интервьюируемые объясняют это материальными возможностями, более дешевыми транспортными тарифами и наличием ежегодных длинных оплачиваемых отпусков (как известно, сейчас, на многих предприятиях используется практика разбивания отпуска на две части).

Отмечается и связь развитой инфраструктуры отдыха с производственными предприятиями города (в прошлом) и интересными практиками, неформальной кооперацией жителей разных регионов с целью повышения качества, финансовой оптимизации или получения самой возможности отдыха в другом регионе, туризма.

«У каждого предприятия был пансионат давали почти бесплатные путевки, брали обычно своим родственникам, приезжали родственники и ехали в пансионат, а местным то раньше купаться некогда было, занимались огородами, а когда наступал отпуск ездили к своим родственникам в другие регионы Советского Союза». (Инна 53 года – ПМА 2016)

Вместе с тем, есть мнение, что «местные жители мало разъезжали, у каждого своя дача, приусадебные участки, все требует труда и времени». (Владимир 61 год – ПМА 2016). Были и такие версии: «И сейчас те же санатории и тогда…нет никакой разницы, хотя тогда были профсоюзы, было проще…пионерский лагерь у каждого предприятия, хотя лагерь он и есть лагерь, пионерский, концентрационный» (Виктор 59 лет – ПМА 2016).

Ситуация на рынке труда оценивается как не очень благоприятная: «Сейчас, судя по моим детям, с работой плоховато. Почему плоховато – работают без оформления, значит стажа не будет, зарплату задерживают… мой сын работает на стройке – никакой спецодежды – ничего» (Галина 74 года – ПМА 2016). «В советское время была статья за тунеядство… однако оказывается, что это было большое счастье, когда тягали на работу и деньги платили хорошие, на все хватало».

Но не все так однозначно, собеседники отмечали возможность в настоящее время «работать на себя», т.е. заниматься предпринимательской деятельностью, отсутствие «обязаловки», бóльшие возможности для самореализации.

Конечно, не обходили своим вниманием интервьюируемые и размер оплаты труда, мнения информантов сводятся к низкому уровню оплаты труда в Крыму, сложностям с поиском работы, но возможность работу найти тем, кто этого хочет, признается.

В Керчи структура рынка труда отличалась от общекрымской и в советское время. Если для Крыма, особенно для ЮБК была характерна сезонность (в летний период принимали и обслуживали туристов), то Керчь была промышленным городом, практически, без туристической составляющей. Поэтому ситуация сложившаяся в начале девяностых годов особенно сильно ударила по трудоспособному населению города. В целом, резюмируя мнения относительно размеров трудовых выплат можно согласиться с одним из наших керченских собеседников: «Оплата как во всем мире – хочется больше» (Андрей 50 лет – ПМА 2016)

Мнения респондентов об образовании практически единодушны: советское образование несравненно лучше.

К нынешнему есть ряд разнообразных претензий, от таких, например, как: мало уроков физкультуры, русского языка, литературы, историю (своей страны), зачем учить столько «вражеский английский язык», возможность получения некачественного высшего образования за деньги и т.д.

Отмечается и падение уровня образования в украинский период: «При Украине вообще был кошмар»(Ольга 42 года – ПМА 2016).

Люди считают, что снизился уровень педагогического состава, качество учебных пособий и т.п.

Такого единодушия не было ни по одному из вопросов интервью. Самые толерантные мнения относительно современного образования сводились к: «Кто хочет, тот все равно будет учится…может платно».

Большинство респондентов говорят о том, что в СССР легче было воспитывать детей. С чем это связано?

«…во-первых, спорт был доступный, сейчас бесплатно нигде не позанимаешься, раньше и кружки… сейчас разнообразие тоже присутствует, но платно» (Галина 74 года – ПМА 2016). «Сейчас, были бы у родителей деньги, будут у ребенка кружки и секции. Раньше было бесплатно» (Андрей 50 лет – ПМА 2016). Практически все говорят о «простоте» воспитания в советский период, о том, что сейчас родители вынуждены принимать большее участие и в воспитании детей, и в работе образовательных организаций. «Сейчас мы вовлечены как няньки в помощь педагогам» (Ольга 42 года – ПМА 2016).

У нас нет однозначной интерпретации или оценки данных высказываний.

Отмечают информанты и дороговизну предметов, связанных с образованием, воспитанием ребенка.

Но, некоторые респонденты полагают, что все определяет роль семьи, родителей, указывают на то, что и советский период были неблагополучные семьи. Отмечают, что и сейчас в Керчи работает Дом пионеров, многие уверены, что при желании для ребенка найти занятие можно. Также, перечисляя трудности воспитательного процесса в наше время, информанты отмечают наличие множества нежелательных соблазнов для детей.

Отвечая на вопросы об отношениях между людьми, об изменениях в самих людях, керченцы констатируют, что при СССР люди были добрее, искреннее, потом возникла настороженность. «Народ стал злее, злее и равнодушнее…это конечно не все, если я была нормальная, то и сейчас помогу человеку… а так — как-то, я шла в городе упала, лежала минут, наверное пятнадцать- двадцать, мне никто даже руки не подал, потом женщина моего возраста помогла, помогла собрать сумки и проводила до автовокзала… парни шли молодые никто, никто даже и не спросил» (Галина 74 года – ПМА 2016).

«Веселее, добрее жили, была идея…когда люди теряют приоритеты, цели и задачи для чего они живут, они становятся злее, более придирчивыми к друг другу, раздражительными» (Ольга 42 года – ПМА 2016).

Многие информанты сетуют, что люди стали меньше знать своих соседей, меньше общаться с ними. Перестали собираться во дворах.

Информанты отмечают бóльшую гомогенность общества во времена СССР, в первую очередь в области имущественного равенства, что оценивается ими положительно. Практически все наши собеседники говорили о стабильности во времена Советского Союза, уверенности в завтрашнем дне, что тоже, на их взгляд формировало позитивный социальный климат.

Отмечают и происходящие позитивные перемены, влияние политических событий на общественную жизнь :«Что интересно в Крыму, тоже появилась общая идея, которая сплотила — это возвращение в Российскую Федерацию, это патриотизм… люди шли на выборы как на праздник, с детками, нарядные» (Ольга 42 года – ПМА 2016).

 Ответы на вопросы про жизнь в девяностые поражают единообразием, точнее единомыслием, информанты лишь как бы, соревнуются заочно друг с другом в степени негативности образа этого временного периода и красочности его описания, но реплики их коротки и они немногословны – воспоминания не доставляют им радости.

«Лучше не вспоминать…пенсию не платили по полгода, вообще, свет Украина нам постоянно отключала (речь идет о 90-ых годах, а не об отключениях последнего времени), поэтому когда в прошлом году отключали, мы уже привыкли…мрачный период», «Разгул бандитизма, в моем дворе расстреляли человека на глазах». (Наталья 63 года – ПМА 2016).

«Украина развалила все, что только могла» и «Украина уничтожила Крым, особенно Керчь – промышленный город» (Ольга 42 года – ПМА 2016). «В Крыму было очень плохо, все мои знакомые отсюда уезжали». (Ольга 50 лет – ПМА 2016).

«В девяностые годы страшный период был, воровали и вывозили все железо, люки с дорог воровали, срезали железные ограждения, в порт стояла очередь из колонны машин, что б погрузить его на турецкие корабли» (Любовь 72 года – ПМА 2016)

Люди вспоминают свой страх за детей, говорят о разрухе и бандитизме, сравнивают девяностые с военным временем «как будто какая-то война» или ограничиваются двумя–тремя словами: хаос, раздрай, бардак — и не хотят больше вести диалог на эту тему. Это, напомнило автору не многословие ветеранов Великой отечественной войны при рассказах о войне (если, конечно такое сравнение уместно).

Нет единодушия у респондентов относительно трансформаций гендерных отношений.

Кто-то таких изменений не наблюдает, интересно, что это, в основном, информанты-мужчины. В отличие от них, женщины указывают на появление большей свободы (в общественной регламентации отношений между полами), снижение зависимости социального статуса от брачного статуса, отсутствии (в настоящее время) культурных детерминант направленных на раннее вступление в брак (в первую очередь для женщин), допущение (в общественном мнении) рождения ребенка вне брака.

Но конечно у людей старшего возраста вызывают нарекания некоторые практики нового времени, такие, например, как гражданский брак (т.е. ведение семейной жизни без регистрации в органах ЗАГСа).

Люди стали жить более свободно, стало менее важным выйти замуж. В 28–30 лет быть для девушки незамужней считалось не очень хорошо, осуждались ситуации рождения ребенка вне брака. Сейчас в этом плане информанты отмечают возросшую терпимость керченцев. Из общества уходит жестксть в определении гендерных и возрастных статусов.

Отмечается, что большую роль стали играть материальные вопросы, раньше меньше смотрели на достаток потенциального партнера, сейчас люди стали более практичными, прагматичными.

Говоря о роли религии, стоит отметить неформальный подход к этому вопросу у большинства опрошенных нами людей, в некоторых случаях можно наблюдать синкретизм в вопросах веры. «Религия для каждого своя, каждый верит в кого-то в каких-то богов ему известных. Мне близки две религии буддизм и христианство». Или: «Я человек верующий, но не религиозный, бог один, но имена у него разные. Хожу в церковь, ставлю свечку за нашего президента». «Я не фанатик, но верующая».

«Я не фанатично верую, не хожу в церковь, но Бог в душе присутствует».

На вопрос о каких-то субкультурных отличиях жителей Крыма, Керчи был получен разнообразный спектр ответов часто взаимоисключающих друг друга: «Крымчане суровее жестче, мягкость интеллигентность воспринималось как слабость, они хитрее, жуликоватые, грубее», «коренные крымчане не открытые люди, закрытые, сумрачные», «крымчане — гостеприимные, добрый народ», «больше патриотизма, не подведут в трудную минуту».

Иногда респонденты ищут и находят детерминанты в особенностях местных жителей, объясняя их (особенности), тем, что крымчане имели такую специфику как сезонный летний заработок, правда. оговаривались, что к нам это не очень относится, в Керчи все «работали на предприятиях».

Заключение

Выделяя самое ценное в жизни, наши собеседники упоминают умение радоваться жизни, доброту, добрые отношения между людьми, личное здоровье, здоровье и благополучие родных, порядочность, чувство юмора, совестливость. Конечно, говорят о детях и родных людях, напоминают, что обязательно нужно верить во что-то святое. Отмечают важность любви к Родине.

Опрошенные керченцы в целом, удовлетворены жизнью. Говорят, что в Крыму жить хорошо, но сложно, что в Крыму уже идут позитивные изменения, связывают грядущие улучшения со строительством моста, полагают, что тогда и цены снизятся. Размышляя над вопросом, что такое счастье, счастливы ли они, информанты, конечно, включены в протекающие в Крыму общественно-политические процессы и поэтому их ответы не должны выглядеть странно или пафосно — относительно респондентов из других регионов России или стран СНГ. «Я счастлива, я живу в своей стране, в России» (Ольга 42 года – ПМА 2016). «Мы пребываем в эйфории, потому что нам есть с чем сравнивать», «В России жить — уже счастье» (Андрей 50 лет – ПМА 2016)

            Мы видим, что во многом, счастье, счастливая жизнь, связаны с образом России, но это именно образ, Россия символизирует все хорошее, доброе. Россия это «светлое будущее» — идеальный образ «царства добра и справедливости» на земле, в то время как Украина осталась в прошлом, и ее образ совместился с образом девяностых годов, на нее возлагают ответственность за тяжелую ситуацию в тот период, за разруху, за криминал.

Произошла и поляризация сознания, разделение пространства на светлое и темное, на добро и зло, и для части людей темное и плохое ассоциируется с Украиной, светлое и хорошее — с Россией, и — в это парадигме — Крым, Керчь, находятся стадии в трансформации, перехода из одной сущности в другую или  же слияния с этой другой, большой и светлой.

Источники

ПМА 2016 — полевые материалы автора. Собраны в ходе полевого исследования в Республике Крым.

 

Литература

Аргументы недели 2015 - Аргументы недели. Керчь. 6 ноября 2015. URL: http://ankerch-crimea.ru/page/news/104012

Губогло, Старченко 2014Губогло М. Н., Старченко Р. А. Языковая жизнь и региональная идентичность крымчан — оплот антиукраинизации (из опыта этносоциологических исследований в Крыму. 2013 г.) // Исследования по прикладной и неотложной этнологии. М.: ИЭА РАН.

Заседателева 2015Заседателева Л. Б. Крым: этнический состав населения и административно-государственный статус в исторической ретроспекции // Больше чем этнограф. Сборник статей памяти профессора В.В. Пименова. М.: Изд-во МГУ: 254–263.

Керчь.ФМ 2014 (kerch.fm). Электронное СМИ  URL: http://kerch.fm/2014/01/15/smertnost-v-kerchi-pochti-v-dva-raz-vyshe-rozhdaemosti.html

Мы здесь живем 2013 —: Мы здесь живем. Социальная антропология малого российского города. Отв. ред. В. А. Тишков. М.: ГОУ ВПО РГГУ.

Социальная антропология 2010Социальная антропология современного Российского города. Итоги полевых исследований. Ред. сост. Артемова О.Ю. Антропова Н.А. М.: ГОУ ВПО РГГУ и ИЭА РАН.

Территориальный орган 2015Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Республике Крым (Крымстат). Официальная статистика. Население. Показатели естественного движения населения за 2015 год по муниципальным образованиям Республики Крым. URL: http://crimea.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/crimea/resources/

Территориальный орган 2016Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Республике Крым (Крымстат). Официальная статистика. Население. Показатели естественного движения населения за 2014 год по муниципальным образованиям Республики Крым. URL: http://crimea.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/crimea/ru/statistics/population/

Численность населения 2014Численность населения Республики Крым, городских округов, муниципальных районов, городских и сельских поселений // Перепись населения в Республике Крым 2014/ URL: http://crimea.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/crimea/ru/

Численность населения 2015Численность населения Российской Федерации по муниципальным образованиям на 1 января 2015 года.

URL:  https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%B5%D1%80%D1%87%D1%8C#cite_note-2016AA-6

Численность населения 2016 — Численность населения Российской Федерации по муниципальным образованиям на 1 января 2016 года. URL:https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%B5%D1%80%D1%87%D1%8C#cite_note-2016AA-6

Кількість та територіальне 2001Кількість та територіальне розміщення населення України. Дані Всеукраїнського перепису населення 2001 року про адміністративно-територіальний поділУкраїни, чисельність, розміщення та склад населення України за статтю, групування населених пунктів, адміністративних районів, сільських рад за чисельністю населення станом на 5 грудня 2001 року.

URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%B5%D1%80%D1%87%D1%8C#cite_note-2001D-19

Статистичний збірник 2014Статистичний збірник "Чисельність наявного населення України на 1 січня 2014 року". URL:  https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%B5%D1%80%D1%87%D1%8C#cite_note-2014CS-22


Примечания

1 Здесь и далее указывается возраст информантов, т.к. это важно с точки зрения жизненной ситуации в разные временные периоды.

2 Бутик в данном случае специфическое крымское слово имеющие устойчивое значение в данном регионе, как магазин качественной «фирменной» одежды.


Драмбян Михаил Игоревич — старший преподаватель Учебно-научного центра социальной антропологии РГГУ.  drambyan@yandex.ru

 

(Голосов: 4, Рейтинг: 3.59)
Версия для печати

Возврат к списку