18-08-2017
[ архив новостей ]

Политика исторической памяти постсоветской Беларуси как стратегия конструирования смысла жизни

  • Автор : Уварова Татьяна Борисовна
  • Количество просмотров : 337

Статья подготовлена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда, проект 15-01-00445 «Конструирование смысла жизни: реальность и ее восприятие в России и сопредельных странах (социально-антропологическое исследование)», руководитель проф. О.Ю. Артемова, научный консультант акад. В.А. Тишков.

 

АннотацияВ статье анализируются постсоветская государственной политики по формированию исторической памяти Республики Беларусь  и ее восприятие населением в соответствии с системой жизненных ценностей. Исследование является частью проекта, посвященного изучению механизмов конструирования смысла жизни и жизненных ценностей, который Учебно-научный центр социальной антропологии РГГУ проводит в 2015-2017 гг. Тема раскрывается на основе полевых наблюдений и глубинных интервью, полученных автором в г. Гродно и Гродненской области Республики Беларусь в 2015 и 2016 гг. Кроме того, привлекаются социологические данные из ряда публикаций.


Abstract: The article analyses  post-Soviet police of historical memory in Belarus Republik and its perception by population according to system of life values. The topic is presented through analysis of statistic data and day-to-day narratives of people with the researchers’ observations as a background. The field work is a part of the framework of a research project devoted to the problem of constructing of life meanings  and life values which was held by Center of the Social Anthropology, RSUH, in 2015-2016.


Ключевые слова: социальная антропология,  Республика Беларусь, социальное конструирование,  идентичность, система жизненных ценностей, смысл жизни

Key words: social anthropology, Republic Belarus, social constructing,  identity,  system of life values, life meanings


 

Уже четверть века бывшие республики СССР существуют как самостоятельные независимые государства, хотя понятие «постсоветское пространство» всё ещё широко используется в научной литературе, публицистике, современных СМИ. Присутствует оно и в сознании людей, особенно старшего  возраста, в жизни которых распад Советского Союза стал важным рубежом – для кого радостным, для кого - трагическим. Региональные контексты определили особенности процессов современного развития государств Балтии, Восточной Европы, Закавказья, Средней Азии. Векторы внешнеполитических ориентаций новых государств наиболее наглядно отражают глобальные геополитические реалии, хотя многие  экономические, социальные и даже бытовые особенности восходят к историко-культурному наследию не только  советского периода, но и к более ранней имперской эпохе российской истории.

Восточнославянское население дореволюционной России, включая великорусов, население Малороссии и Белоруссии, согласно Первой Всероссийской переписи населения 1897 г., составляло не просто большинство жителей страны, длительное время проживавшее в непосредственном соседстве на обширных территориях,  но  обладало общими культурными характеристиками, от языка и конфессии до хозяйственного уклада и материальной культуры. Казалось, что народы «трех братских советских республик» и в новом формате независимых государств будут развивать взаимовыгодные экономические, политические и  культурные связи, сложившиеся в процессе вековых взаимодействий. Исследование этих процессов продолжается в современных фундаментальных исследованиях российских и белорусских ученых, выполненных уже в постсоветский период как в классической этнологическо-антропологической парадигме (Белорусско-русское пограничье 2005; Границы, культуры, идентичности  2012), так и в социологической и междисциплинарной (Жизненный мир россиян 2016; Судьба белорусской провинции 2015).

Однако постсоветская действительность оказалась во многом непредсказуемой. Во всяком случае, в отношениях восточнославянских народов проявились диаметральные векторы – глубокий пересмотр исторического наследия, доходящий до готовности к военному противостоянию, со стороны Украины и на первый взгляд устойчивое сохранение общих традиций,  включая и советские, - в Республике Беларусь.

Российская Федерация и Республика Беларусь  входят в состав Союзного государства с общим Парламентским собранием (1999 г.), что не является препятствием для обеих стран  осуществлять собственный выбор в политике, экономике, культуре и  проводить самостоятельный внешнеполитический курс. Роль Беларуси как суверенного государства не сводится к движению в фарватере своего более крупного соседа, она и сама занимает ключевые позиции в острейших ситуациях современных европейских взаимоотношений. Очевидно, не случайно именно Минск стал рабочей площадкой по урегулированию украинской проблемы, в разрешении которой заинтересованы и страны Европейского Союза, и Россия.

Республика Беларусь и сама находится в режиме санкций и идет на выполнение ряда требований Евросоюза по внутриполитической демократизации, включая состоявшиеся в сентябре 2016 г. выборы в Парламентский Совет, где впервые за последние 20 лет, как показывают результаты избирательной кампании,  будет представлена и оппозиция, хотя и минимально. Вместе с тем это не помешало Беларуси всего неделей раньше стать единственной страной, выразившей на открытии Паралимпийских игр в Рио-де-Жанейро поднятием российского триколора свою солидарность с Россией, чья команда не была допущена к участию под явно политизированным давлением.

Историческая память проявляется не только в деятельности руководителей государств или демонстративных акциях отдельных людей. Она очень неброско, а порой и умышленно скрыто присутствует в повседневной жизни самых разных людей и извлекается из их воспоминаний и рассказов о своих семьях и друзьях, из оценок прошлого и  сегодняшних поступков. Этот так называемый антропологический ракурс – с точки зрения конкретного человека -  открывается только в результате непосредственного соприкосновения со страной и ее жителями: в  поездках по городам и небольшим селам, в общении с попутчиками в поезде или автобусе, в обсуждении концерта или выставки, прочитанной книги или статьи, кинофильма  или телепередачи, интернет-материалов и последних новостей.

Устная личная (семейная) и локальная история  служит одним из основных источников для извлечения исторической памяти, которой угрожает не только возрастная забывчивость пожилых из-за давности событий, но и возрастные особенности молодых, не желающих удерживать что-либо в памяти, когда рядом всегда есть подсказка интернета. В России , где сегмент мировой сети Ru.net существует с 1994 г., его ровесникам уже больше 20. Это наиболее активный контингент населения, который в неотдаленном будущем станет и наиболее влиятельным в принятии важнейших государственных решений.  Последнее обстоятельство становится всё более значимым,  учитывая, что возможность «переформатировать историю» в первую очередь для молодых уже применяется, и применяется с большим успехом, в том числе и на славянских пограничьях, драматическую историю которых пытаются так или иначе пересматривать самые разные акторы.

Их стратегические цели зачастую остаются скрытыми, но инструменты продвижения тех или иных положений выявляются в процессе включенного наблюдения – одного из основных, если не главного, метода социально-антропологического исследования. Появившийся и заявивший о себе как дисциплинарный бренд при изучении незападных традиционных обществ около столетия назад, метод продемонстрировал результативность и при изучении важных аспектов обществ модерных, включая информационные.

Целью публикации как раз и станет выявление возможно более полного спектра средств формирования исторической памяти постсоветской Беларуси  и характеристика их содержания в виде холистских подробных описаний (насыщенных, плотных  англ. thick  –  термин введен в работах американского антрополога К. Гирца)  различных сфер общественной жизни, которые получили в литературе название «этнографий», хотя точнее было бы сказать «антропологий».

 Особо нас будут интересовать «антропология туризма» - от правительственной социальной политики в этой сфере до городского общепита и организации санаторного обслуживания; «антропология религии», учитывая поликонфессиональность страны, по-разному проявляющуюся в разных регионах «антропология образования», от учебных проектов и программ разного уровня до продвижения научной, популярной и даже художественной литературы;   наконец, «антропология СМИ», включая прессу, телевидение, интернет-ресурсы. Разумеется, каждая из обозначенных тем может стать предметом специального исследования, но именно широта охвата позволит верифицировать анализ и оценки основного результата исследования – понимания процессов (целе)направленных изменений исторической памяти в стране.

Помимо наблюдений и аудио- и видеоисточников используется и интерактивный массив  данных – краткие ситуативные и глубинные биографические интервью (их около 40), которые удалось получить за время пребывания в августе 2016 г.  в г. Гродно, центре самой западной области республики Беларусь, расположенном в 12 км от польской и 30 км от литовской границ, что во многом определяет региональную специфику.

Точнее, специфику региона определяет не расстояния до современных границ, а многочисленные переносы самих границ, которые на протяжении столетий были гораздо более подвижными, чем местное население или «тутэйшие», как называли себя здешние люди. Они, не покидая своих домов, только после завершения Первой мировой войны становилось то жителями Польши, то воссоединенных с Белоруссией западнобелорусских земель, то оккупированных Германией территорий, наконец,  гражданами советской Белоруссии, а с 1991 г. – независимой Республики Беларусь.



*             *            *


В экономике современной Беларуси всё большее значение приобретает сфера услуг, в частности,  так называемого санаторного туризма, рассчитанного, в значительной степени, на российского потребителя. Закрытие ставших для россиян в последние десятилетия традиционными недорогих зарубежных морских курортов и подорожание черноморских сделало отдых в Белоруссии особо востребованным в силу целого ряда причин. Из основных - это доступные цены (учитывая и транспортные расходы), качественное медицинское обслуживание,  достойный уровень гостиничного сервиса, включая услуги санаторного да и городского общепита с его привычной для многих славянской кухней и натуральных местных продуктах.

Немаловажно отсутствие языкового барьера – русский язык в Республики Беларусь не просто имеет статус второго государственного, но даже более распространен и среди самих жителей Республики, чем белорусский. Для приезжих это существенно облегчает получение самого широкого спектра туристических услуг – от культурно-познавательных до практичного шопинга продовольственных и промышленных товаров.  На русском языке проводятся экскурсии в городских музеях и в поездках  по многочисленным восстановленным историческим памятникам – замкам и поместьям эпохи Великого Княжества Литовского, на русском языке доступна местная пресса, помимо российских телевизионных каналов многие региональные также ведут вещание на русском языке.

На русском языке можно увидеть спектакли в гродненском Театре лялек – невероятно популярном Городском кукольном  театре, где билеты на детские и  взрослые спектакли распроданы на месяцы вперед: и на лермонтовского «Демона» и «Маскарад», и на «Кошкин дом», на гоголевского «Вия», или не так хорошо известные русскому зрителю пьесы белорусских, украинских,  литовских авторов. Главный режиссер театра – литовец.

В собственно санаторной среде речи о языковом барьере просто не идет:  в более дорогих санаториях это практически полностью россияне, особенно на пике сезона. Судя по номерам машин на стоянках санаториев, много приезжих из Москвы и Петербурга, хотя есть и другие регионы, да и местный народ представлен. Многие семьи с детьми, а некоторые – и с внуками приезжают в один и тот же санаторий на протяжении нескольких лет, и многим гостям кажется, что «мы тут как дома». Но, похоже, хозяева думают и по-другому.

Это осбенно ощущается в так называемых социальных санаториях, где приезжие из различных областей Белоруссии отдыхают по профсоюзным путевкам: на 18 дней с существенными скидками, оплачивая около 30% стоимости (раньше было 10%). К числу таких санаториев для сотрудников из сферы образования под Гродно или точнее, на самой окраине города, относится Неман-72. Прежде это был санаторий специального профиля для отдыха матери и ребенка.  Сейчас здесь  есть и «коммерческий» корпус, отличающийся чуть более новым ремонтом, где можно заказать и купить путевку непосредственно у администрации.

Санаторий похож на капитальный подмосковный пионерский лагерь той же «типовой советской постройки» 1972 г.: трехэтажные корпуса белого кирпича с небольшими комнатами вдоль коридора на всю длину здания. Так же по типовому выглядят столовый и лечебный корпуса. Скромные  по нынешним меркам, особенно на фоне соседних коммерческих санаториев с апартаментами-коттеджами, они располагаются в сосново-дубовом лесу, вид, звучание и запах которого просят только одного слова – пуща. Этот лес не знаменитая Беловежская «зеленка», ставшая заповедником для королевской охоты еще в начале XV в., со времен Грюнвальдской  битвы, последнего европейского рыцарского сражения, но своими величественными деревьями производит впечатление мощной первобытности и  скрытой тревоги и угрозы при внешнем глубоком спокойствии. Произведения искусства, созданные в этих местах или уроженцами этих мест – изобразительные, литературные, музыкальные  - в большей или меньшей степени отражают это ощущение.

  Лес выходит на высокий и крутой берег Немана, который  и сегодня воспринимается как серьезный оборонительный рубеж (здесь остались укрепления периода Первой мировой войны) над рекой с неглубокими, но быстрыми водами. Противоположный низкий берег с пойменным лугом также переходит в лес, хотя и не такой могучий. Все это составляет природный заказник «Пышки», часть Августовской пущи. Если не знать, что в десяти минутах ходьбы от санатория находится конечная остановка  автобуса, который еще через 20 минут привезет вас к центру города с населением в 350 тыс. человек и вокзалу второй в России железной дороги Петербург - Варшава (1862 г.), кажется, что через лес можно идти неделями, не встречая следов человека.

Но и на отдыхе люди в значительной степени сосредоточены на проблемах повседневного быта, и в любом разговоре «о жизни» возникают темы  небольших доходов — маленьких зарплат, пенсий, детских пособий – и высоких цен – дороговизны продуктов, вещей, квартплаты и коммунальных платежей, сокращение российской помощи – кредитов, рост цены на газ. Как правило, люди хорошо знают российские социальные реалии, уверенно сравнивая «как у вас» и «как у нас», считая, что уровень благосостояния работающего населения в России выше. 

Пенсии в Республике Беларусь в среднем ниже российских (соответственно, как и зарплаты), а возраст выхода на пенсию уже повышен по европейскому стандарту и для мужчин, и для женщин. Детские пособия – выше, государство старается стимулировать повышение рождаемости в молодых семьях, увеличивая выплаты на второго и последующих детей. С точки зрения получателей пособий, они все ещё недостаточны ( в месяц около 110 долларов по современному курсу), хотя выше российских, что, впрочем, компенсируется в России «материнским капиталом» .  

Современный «бюджетник» Беларуси не отделяет себя от контекста государственной «социалки», причем во всех возрастных группах и во всех социальных ролях – молодая мать, получающая детские пособия; работник предприятия (от завода и транспорта до сферы здравоохранения и образования); пенсионер. В целом оценки государственной социальной политики довольно сдержанные, без резкой критики в адрес властей у большинства опрошенных, но есть и такие, кто считает траты в социальной сфере чрезмерными, видит в них одну из причин низкой заработной платы в стране и отсутствия значимой помощи со стороны государства мелкому и среднему бизнесу (ПМА 2016).

 Впрочем, и приватизации предприятий тоже побаиваются: «У нас сразу всё разворуют, если будет негосударственное. Это у вас в России всего много, а у нас сразу всё пропадет» - высказывал свои опасения таксист-частник. (ПМ Гродно-2015.) Пока, по данным опроса 2014 г. Института социологии НАН, в Беларуси хотели бы заняться предпринимательской деятельностью 14,3% респондентов. Однако практическую реализацию эта установка получает не столь явно: только 2,5 % опрошенных уже занимаются бизнесом, из них 0,3% фермерством и столько же агротуризмом (Судьба белорусской провинции 2015: 82).

Во время поездки по всем областям страны накануне парламентских выборов (сентябрь 2016 г.) президент Республики Беларусь А.Г. Лукашенко повсеместно давал поручения  областным руководителям поддержать развитие особой формы фермерства, связанной с агротуризмом, выделяя в длительную аренду для этих целей подходящие участки площадью от 1 до 5 гектаров  вблизи водоемов и в лесных угодьях.

Поскольку поездки были совмещены и с подведением итогов уборки урожая в регионах, главе государства в этой связи  приписывают слова: «Проведем дожинки (традиционный праздник сбора урожая – Т.У. )!». Кроме того, президент в своих выступлениях в областных центрах особое внимание уделял вопросам демографической политики – необходимым мерам для увеличения численности населения страны. Эта тема также постоянно присутствовала в телевыступлениях    Президента накануне проведения выборов в Парламент.



*        *       *


В Гродно и Гродненской области по-прежнему сосредоточена большая часть польского населения Республики Беларусь: поляков здесь около 25% при 2% в общей численности населения страны. Собственно, исторический центр и служит визитной карточкой Гродно как одного из «королевских» городов Великого Княжества Литовского и Речи Посполитой. Старый замок на высоком берегу Немана начинал строить великий князь Витовт в конце XIV в., его достройку во второй половине XVI в.  связывают с выборным  королем Стефаном Баторием, уроженцем Венгрии. Новый замок возводился Августом II, королем польским и курфюрстом саксонским, союзником российского императора Петра I в Северной войне со Швецией. Конец своего царствования, да и конец самой Речи Посполитой встретил здесь в 1795 г. последний из выборных королей Станислав Понятовский.

 

 

uvarova.jpg

 

Данные переписи населения на сайте Белстата 2009 год . Белстат. 

На нескольких окраинных улицах практически сельского облика - с небольшими домами на садовых участках - сохранился жилой массив начала еще прошлого века,  который в городе называют «польским».  Подтверждением этого названия служит и установленное у начала одной из таких улиц - Улицы 17 сентября, - католического распятия. 17 сентября – государственный праздник Республики Беларусь, памятная дата воссоединения западнобелорусских земель с Белорусской ССР в 1939 г.

 Вблизи от города, почти на границе, есть польские села, существующие, по рассказам жителей, более пятисот лет (ПМ Гродно-2016).  В одной из сельских церквей создан своего рода мемориальный музей, посвященный уроженцам этих мест, боровшимся против присоединения этих мест к советской Белоруссии  и после революции 1917 г., и накануне Второй мировой войны.

Исторически присущее городу не только эническое, но и конфессиональное разнообразие выразительно отражено в архитектурных памятниках. В непосредственной близости от центральной площади со зданием ратуши  расположены католический костел, крупнейший в Восточной Европе, построенный в начале XVIII в. иезуитами, кирха этого же периода,  православный собор конца XIX в. Недалеко расположено и историческое здание синагоги, хотя еврейская община в городе насчитывает лишь около 500 человек. Накануне Второй мировой войны из 150 тыс. жителей Гродно более 80%  составляло еврейское население, почти полностью уничтоженное в городском гетто.  Деятельность мечети осуществляется в бывшем жилом приспособленном для отправления культа здании. Стоит отметить, что в Минске 11 ноября 2016 г. произошло торжественное открытие Соборной мечети при участии Президента Беларуси А.Г. Лукашенко и Президента Турции Р. Эрдогана.

 Даже старейший каменный храм Гродно домонгольской эпохи – действующая православная церковь Бориса и Глеба (Колошская церковь)  на берегу Немана –  со своим особым византийским обликом выглядит как своего рода исторический экспонат главного музея города – Музея истории религии, где показано  длительное и сложное противостояние и взаимодействие конфессий в регионе. При этом наиболее распространенный язык общения паствы в храмах (за исключением костела, где преобладает польский) – русский.  Сегодня каждый из религиозных центров служит и культурно-просветительским центром, использующим свой духовный авторитет и в светских целях. Непосредственное включенное наблюдение и материалы неформальных интервью дополняют статистические данные свидетельствами о множественной самоидентификации населения этого региона, как этнической, так и конфессиональной.



*       *       *


В гуманитарном, особенно историческом образовании в Беларуси все большее внимание уделяется истории  страны, попыткам выявить древнейшие истоки, к которым может быть возведена собственная национальная государственность. 

Как подчеркивает профессор Гарвардского университета С. Плохий, занимающийся новейшей историей центральноевропейского региона, попытки найти истоки этнического и гражданского самосознания населения постсоветских России, Украины и Беларуси  – важная  и сложная научная и общественно значимая проблема. Соответственно, и исследования современных  восточнославянских идентичностей в контексте взаимоотношений с соседними государствами относятся к числу востребованных и остро дискуссионных.

 В предисловии к своей работе «Русский Вавилон: Домодерные идентичности в России, Украине и Беларуси», обращенном к белорусскому читателю, исследователь объясняет, что именно поэтому принял предложение о переводе своей книги, написанной на английском языке и опубликованной в США, на белорусский язык.  Первый  авторизированный перевод был издан в Польше и Литве при участии Литовского института белорусистики, а второе – в России (Плахий 2012; Плахий 2014).

Научная и популярная литература о ранней славянской  истории  в Республике Беларусь издается на русском языке как наиболее широко используемом. Истоки современной беларуской нации историки Беларуси пытаются возводить к истории кривичей и Полоцкого княжества, подобно тому, как украинские историки  ищут истоки национальной государственности в конгломерате Киевской Руси. Однако предполагать наличие «общебеларуской идентичности» в тот период оснований нет, как нет их и в историях Русских земель вокруг Киева, Чернигова и Переяслава или Суздальского княжества,  которые используются как «отправные точки» для современного политического нарратива о национальных истоках восточнославянских народов.

Предки современных беларусов не подверглись прямому монгольскому нашествию, их историческая судьба определилась выбором между слабеющими Рюриковичами Галицко-Волынского княжества и усиливавшимися князьями Великого Княжества Литовского. Фактически это была смена более ранней региональной элиты скандинавского происхождения  на литовскую, считает С. Плохий.

Беларуский национальный проект основывался на русской идентичности, присущей населению восточной части территории Великого Княжества Литовского, Жемайтского и Русского, но не получившей государственного статуса из-за отсутствия здесь в раннее новое время «протобеларуской державы», сопоставимой, например,  с Гетманщиной  на территории, именовавшейся позднее левобережной Украиной. Русская идентичность позднее в разных формах сохранялась и в Польско-Литовском государстве или Речи Посполитой.

 В шляхетских генеалогиях на литовских территориях присутствовала формула «Gente Ruthenus, Natione Polonus»  — «русского происхождения, польской нации», — которую приписывают известному   автору светских и религиозных трактатов XVI в. Станиславу Ожаховскому, обосновывавшему политическую, а не этническую природу Речи Посполитой . Возможно, он подчеркивал  лишь факт своей личной биографии, но формула оказалась востребованной региональной шляхтой, привилегированным сословием «рыцарских людей».

 Ещё одной признанной категорий населения страны был «русской народ греческой веры», что могло служить показателем конфессиональных разграничений между католиками-поляками и литвинами, с одной стороны, и элит на беларуских и украинских землях. С. Плахий особо подчеркивает, что русская идентичность на восточноевропейской арене появляется в тот момент, когда Московская Русь уже владела мощной и самобытной русской государственной идентичностью, «перекрывавшей» внутренние культурные различия и фиксировавшей внешнюю, политическую границу (Плахий 2014 : 166). Идентичность же Польско-Литовской Руси оформляла не только восточную государственную границу Речи Посполитой, но и внутренние различия населения по языковым, культурным и религиозным характеристикам. Ядром идентичности Московской Руси выступала идея личной преданности государю и династии, как подчеркивает исследователь. В Польско-Литовском государстве идентичность шляхты, включая и русскую, основывалась на лояльности не королю (как в Московии), а особым  правам институтов власти, сословий и народа.

 Исследования реальных процессов формирования различий между современными беларусами, украинцами и русскими начались только в последние десятилетия и  были практически невозможны в рамках советской историографии, заключает С. Плахий. Однако уже сегодня наряду с исследовательской, учебной, популярной литературой всё чаще появляются откровенно пропагандистские работы, в которых главное – не исследование реальных исторических процессов, а создание нового образа истории. Образование становится одним из основных остро конкурентных каналов формирования исторической памяти народа, ее главных вех и образов.


*           *           *


Ещё один образ Беларуси, современной, постсоветской, создается в  зачастую анонимном пространстве  Интернета, и этот образ разительно отличается от того, который складывается при наблюдении повседневной жизни страны, присутствует в официальной прессе и на центральных  каналах белорусского телевидения.                                                               

Обзор «Белорусских новостей» за неделю открывается вопросом: Какие перспективы у будущего инженера-технолога в Белоруссии? — В лучшем случае, ничтожные, в худшем — никакие. Зарплата в три миллиона (три миллиона белорусских рублей — примерно $ 154 — EADaily), которую к тому же не так-то просто получить, потому что вакансий нет. На пенсию 60-летние мужчины и 55-летние женщины теперь не уйдут (в Белоруссии указом президента был повышен пенсионный возраст — до 63 лет у мужчин и 58 у женщин — EADaily), молодым специалистам свои должности не уступят.

Назовите причины, по которым молодым людям имеет смысл оставаться в Белоруссии? Рабочих мест нет и не предвидится; карьера — одна на десять тысяч несчастных людей, «пришибленных» работой и таким же «пришибленным» начальством; жилье не купить; образование — пока еще признается в России, но через лет пять-шесть и этого не будет. Может, в такой антисоциальной стране, где лишь единицам удается сделать более-менее удовлетворительную карьеру, все круто с точки зрения индустрии отдыха и развлечений? Клубные мероприятия, концерты, фестивали? НИ-ЧЕ-ГО. Только водка дешевая.

 Понятно, что политики за такое агитировать не могут, говорится в статье. Зато рядовые активисты, более-менее популярные блогеры и десятки тысяч пользователей соцсетей — вполне, причем не просто заполнять форумы призывами «валить из страны», но и помогать с обустройством на новом месте (информация плюс реальная поддержка на первых порах: жилье, работа, всякие бюрократические тонкости). Ну, а путей для отъезда не так и мало. С Россией все понятно («мертвое» Союзное государство помогает), Польша — туда можно по «карте поляка», ЕГУ (Европейский гуманитарный университет - частный ВУЗ, ранее работавший в Минске, но вынужденный переехать в Литву под давлением белорусских властей — EADaily) в Вильнюсе — тоже хороший порт (пусть и небольшой), чтобы навсегда отчалить от белорусских берегов. И т.д. и т. п. И если настроение «пора валить», «рожать одного и попозже», «бухать, чтобы не дожить до пенсии» победит в обществе, то государство, которое стало источником такого настроения, зачахнет вместе со своими несменяемыми руководителями. Туда ему и дорога, резюмируют «Белорусские новости».

Важнейшая проблема рассматривается в материале “Сколько продлится белорусская «стабильность»?”«Мы действительно гордимся тем, что Белоруссия в нынешней тревожной обстановке по праву считается уголком стабильности, — заявил Александр Лукашенко 5 мая на церемонии вручения государственных наград, пишет Завтра твоей страны. — В этом огромная заслуга людей в погонах, которые обеспечивают правопорядок и спокойствие в обществе, охраняют границы государства, противостоят преступности, защищая жизнь и собственность граждан».

 «Во-первых, я бы высказал сомнение, что наша страна — это уголок стабильности, — заявил в „Завтра твоей страны“ политолог Валерий Карбалевич — Разве можно называть стабильной страну, в которой цены меняются каждую неделю? Где рост инфляции запланирован 12% в год, а обменный курс рубля на протяжении месяца изменяется на 10% то в одну, то в другую сторону. Это один из белорусских мифов, сидящий в головах людей0 и являющийся частью государственной пропаганды, идеологического конструкта». По мнению эксперта, стабильна та страна, в которой цены и обменный курс национальной валюты стабильны годами, пишет издание. «Нашу стабильность я бы скорее назвал элементом застоя, когда страна перестала развиваться».

Главным вызовом для «островка стабильности» политолог считает кризис социальной модели, который становится все больше очевидным, Эта проблема наиболее важная и опасная — как для власти, так и для белорусского общества, подчеркивает эксперт. Карбалевич напоминает, что многие внешне стабильные режимы в свое время рушились достаточно быстро. Иногда это происходило из-за незначительных на первый взгляд причин. «Царский режим в России был стабилен. Но случилось непредвиденное: снегом занесло железнодорожные пути и в Петербург не смогли вовремя доставить продовольствие. В городе начались бунты из-за нехватки хлеба, и через две недели режим пал, — говорит Валерий Карбалевич — или возьмем создание независимого профсоюза на Гданьской судоверфи, которое привело к тому, что через полтора года в этом профсоюзе было большинство поляков. И это вынудило коммунистическое правительство вводить военное положение, чтобы спасти систему».

Военный аналитик Александр Алесин считает, что определенная справедливость в словах главы государства есть, пишет «Завтра твоей страны». «Я сейчас как раз нахожусь на международной конференции „Осмысление международной безопасности Белоруссии“. Здесь были выступления представителей американских исследовательских учреждений, европейских. И, как мне кажется, ни западные страны, ни Россия не заинтересованы в дестабилизации ситуации в Белоруссии, — отмечает эксперт. — Потому что, с одной стороны, Белоруссия является определенным полем для переговоров, нейтральной территорией, с другой стороны — это транзитный коридор, который снабжает Запад энергоресурсами». Для соседей, говорит эксперт, Белоруссия является серьезным коммерческим партером. «Раньше говорили „в ответ на происки НАТО“. Сегодня со стороны наших соседей-натовцев нет этих происков и желания дестабилизировать у нас обстановку», — считает Александр Алесин. Это же касается и России, продолжает издание. В нынешней ситуации, когда ее ресурсы распылены между Сирией, Карабахом и так далее, она не заинтересована в еще одном очаге напряжения, утверждает собеседник. «Я полагаю, что можно говорить о стабильности. Но это не столько заслуга силовых структур, сколько заслуга нашего внешнеполитического ведомства. И еще раз напомню — есть заинтересованность в этом наших соседей». По мнению Алесина, нарушить существующий порядок может лобовое столкновение военных блоков, пишет «Завтра твоей страны». Если этого не случится, то период стабильности может продолжаться довольно долго. Кроме внешнего фактора существует и внутренний — дестабилизация политической ситуации в результате резкого ухудшения экономики страны. Западная редакции  EADaily.
И уж совсем тревожный материал: «В Белоруссии создали небесную сотню и готовят майдан». Как пишет анонимный автор, « Не секрет, что в украинском конфликте приняли участие и белорусы. Вопрос в количестве. Известно, что медийных лиц среди них мало, в основном, сторонники радикального национализма, готовые положить жизнь за борьбу с Русским миром. Отдельных подразделений в зоне «АТО» так и не было создано, "Тактическая группа Белоруссия" существует не обособлено, а в составе «Правого сектора». Так почему же информация о готовящемся майдане в Белоруссии все-таки является злободневной?

Вроде бы за Белоруссию мы всегда были спокойны, ведь Лукашенко непрогибаем и всегда выбирал пророссийский курс. Белоруссия является официальным союзником России, имеет с ней открытую границу, подавляющее большинство белорусов говорит и думает по-русски. Однако, в последнее время отсутствие России в гуманитарной, культурной и медийной сфере Белоруссии, с которой она официально состоит в политическом союзе, закономерно приводит к принятию местной политизированной молодёжью откровенно антирусской идентичности по украинскому образцу.

Параллельно с медленно, но верно угасающими отношениями между нашими странами, расцветает "Белорусский национализм". Такой метод выразить себя стал среди футбольных фанатов трендом, новой модой. Символы сопротивления сегодня — "мова", "белорусская латинка", герб и ненависть к Российскому государству. Откуда это пошло и когда смогло внедриться в страну, которая всегда была нам союзником?
Была создана "Белорусская сотня", что в принципе уже подтверждает наличие того же сценария в руках у режиссера.

Особый интерес вызывает отряд "Погоня". Организатором отряда является Игорь Гузь. Членами украинского карательного отряда «Погоня» являются ультранационалисты из Белоруссии, которые поехали на Донбасс для подавления восстания его жителей против власти Украины, ставшей у руля страны в результате государственного переворота 2014 года. На юго-востоке Украины отряд прославился особой жестокостью. Можете ознакомиться с их соц.сетями. Боевики из Белоруссии, состоящие в украинском карательном отряде «Погоня», на своей странице в Facebook объявили о смене формата своей деятельности. Вместо Донбасса, националисты будут заниматься проукраинской пропагандой среди белорусов и информированием украинского общества о действиях белорусских боевиков на Украине. Изменение характера своей деятельности члены отряда объясняют замораживанием конфликта на Донбассе. «Новая волна масштабной эскалации маловероятна: у России нет ресурсов, учитывая, что армия Украины за два года стала намного более профессиональная и способная нанести врагу большие потери, — говорится в сообщении отряда «Погоня».

Целями нового формата деятельности националисты объявили подготовку жителей Белоруссии к войне по «украинскому сценарию» и психологическое сближение белорусского и украинского народов. Сближение с русским народом в планах у отряда не значится. По всей видимости, особенно если учитывать тяжёлую ситуацию в экономике, в ближайшее время экстремистская машина заработает в Белоруссии на полную катушку. Судя по всему, проходит масштабная, целенаправленная подготовка, направленная на разжигание межнациональной войны. Войны между славянами.

Очевидно, что наличие такого рода материалов требует активизации информационного мониторинга и квалифицированной аналитики, на основе которых  оперативно разрабатывается программа реальных действий, особенно с учетом стратегического  провала с оценкой развития событий на постсоветской Украине.

Такой подход позволяет не только выявлять целенаправленные усилия политического и идеологического характера, оформленные в форме государственных программ и деклараций, но и   учитывать характер их восприятия и оценок в пространстве частной жизни представителей различных слоев общества: возрастных, гендерных, конфессиональных, этнических. Опыт современной Республики Беларусь свидетельствует о существенных расхождениях двух уровней – официального государственного и общественного (группового оппозиционного и приватного отдельных людей) в процессах формирования коллективной исторической памяти. Её приоритеты служат основой выборов новых «постсоветских» ориентаций – На Россию или Европу. Для Гродненской области, где проводились исследования, речь чаще идет о конкретной стране – Польше, в состав которой область входила до 1939 г., а поляки и сегодня составляют 25% населения г. Гродно. При этом прослеживаются корреляции этнического и конфессионального состава населения, лингвистические предпочтения и, соответственно, выбор стратегии в сфере образования у различных  возрастных групп.

 

Литература и источники

Белорусско-русское пограничье 2005 - Белорусско-русское пограничье: Этнологическое исследование /Отв.ред.Р.А. Григорьева, М.Ю. Мартынова. – М.: Изд-во РУДН, 2005. – 390 с.

Белстат  http://census.belstat.gov.by/)

 Границы, культуры, идентичности  2012 - Границы, культуры, идентичности. Этнология восточнославянского пограничья / Ред. Сост. М.Ю. Мартынова, М: ИЭА РАН, 2012. - 440 с.

EADaily Подробнее: http://eadaily.com/ru/news/2016/05/07/belorusskoe-nastroenie-pit-ne-rozhat-valit-iz-strany

Жизненный мир россиян 2016 - Жизненный мир россиян: 25 лет спустя (конец 1980-х — середина 2010-х гг.)/ под редакцией Ж..Т. Тощенко. – М.: Наука, 2016. – 468 с.

 Плахий 2014 - Плахий С. Рускi Вавiлон: Дамадэрныя iдентичнасцi у` Расii, Украiне i Беларусi . – 2-е выд., папрауленае. - Смаленск:  Iнбелкульт, 2014 г. – 300 с. 

Плохий 2006 - Plokhy S. The origin of the Slavic natiojns: Premorden identities in Russia, Ukraine and Belarus. -  Cambridge univ. press, 2006. -  XIX, 379.

Плахий С.2012 -  Плахий С. Рускi Вавiлон: Дамадэрныя iдентичнасцi у` Расii, Украiне i Беларусi. –  Беласток: Беларускае гiстаричнае таварыства; Вильня: Iнстытут беларусiстыкi, 2012. – 300 с.;

ПМА 2015-16 – Полевые материалы автора

Судьба белорусской провинции 2015 -  Судьба белорусской провинции: социологический анализ / Р.А.Смирнова и др., под общ. ред. Р.А. Смирновой. – Минск: Беларуская навука, 2015. – 435 с.

 

 

Уварова Татьяна Борисовна, заведующий сектором Отдела истории ИНИОН РАН,  профессор Центра социальной антропологии РГГУ, Москва, Россия,  ethn.uvarova.tb@inbox.ru

(Голосов: 4, Рейтинг: 3.38)
Версия для печати

Возврат к списку