13-07-2020
[ архив новостей ]

Сельская жизнь в Краснодарском крае

  • Автор : О.М.Аничкова, Д.А.Долгих
  • Количество просмотров : 326

Статья подготовлена при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований, проект 18-09-00774 «Новые крестьяне России: социоантропологическое и этнокультурное исследование жизненных стратегий современных фермеров», руководитель д.и.н., проф. О.Ю. Артемова


Аннотация: В статье сделана попытка проанализировать и обобщить материалы полевого исследования, проведенного в Краснодарском крае в апреле 2019 года. Плодородные и щедрые земли Кубани кормят жителей России и мира. Агропромышленный комплекс составляет основу производительных сил Краснодарского края, что соответствует приоритетам социально-экономического развития страны. Кубань из года в год занимает первые места среди субъектов Российской Федерации по урожайности и объему производства продовольствия. Вместе с тем ландшафты Краснодарского края очень разнообразны, посещенные районы отличаются природными условиями и состоянием интересующей нас отрасли. Отличаются и условия и уровень жителей края.


Ключевые слова: новые крестьяне России, фермеры, агрохолдинги, Краснодарский край, Кубань, сельское хозяйство


Abstract: The article aims at the analysis of the data collected in Krasnodar Krai during the field work in April 2019. Fertile lands of Kuban feed the people of Russia and of many other countries of the world. Agroindustrial production in Krasnodar Krai consists one of the priorities of the development of the whole Russia. Year after year Kuban shows itself to be the best producer of food supplies in Russian Federation. At the same time, natural conditions and landscapes of Krasnodar region are very versatile. The level of life-being and lifestyles of it’s citizens are also quite diverse.


Key words: “new Russian peasants”, farmers, agriholdings, Krasnodar Krai, Kuban, agriculture



Бежать отсюда <…> Бежать подальше от этих извергов, 
в Кубань, например… А как хороша Кубань! 
Если верить письмам дяди Петра, то какое чудное 
приволье на Кубанских степях! И жизнь там шире, 
и лето длинней, и народ удалее…

А.П. Чехов «Барыня»


Введение

В апреле 2019 года в Краснодарском крае было возобновлено начатое в 2018 году исследование группы сотрудников и студентов Учебно-научного центра социальной антропологии Российского государственного гуманитарного университета (УНЦСА РГГУ). Участниками полевой части исследования стали д.и.н., профессор О.Ю. Артемова (руководитель), к.и.н., доцент Ю.А. Артемова, младший научный сотрудник О.М. Аничкова и магистрант Д.А. Долгих. Экспедиция явилась продолжением научно-исследовательской работы по проекту «Новые крестьяне России: социоантропологическое и этнокультурное исследование жизненных стратегий современных фермеров», целью которого является изучение тех, кто живет «на земле» и «от земли». Исследование проводится при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (грант 18-09-00774). Продолжительность проекта составляет три года — 2018–2020 (включительно). В первый год работы были осуществлены аналогичные экспедиции в десять областей Центральной России: Псковскую, Тульскую, Калужскую, Самарскую, Нижегородскую, Владимирскую, Московскую, Архангельскую, Смоленскую и Липецкую¹.

Выбор Краснодарского края как региона исследования в значительной мере был обусловлен тем, что он неизменно характеризуется как благодатный и щедрый край, житница России, золотая земля, центр аграрной науки, лидер по уборке урожая, главный поставщик зерна и т. п., а участники проекта после экспедиций прошлого года в весьма неблагополучные, депрессивные и бедные области2 страны хотели побывать там, где ожидали найти сельскохозяйственное и экономическое процветание, так как там имеются благоприятные условия, в том числе и природно-климатические, чтобы людям жилось хорошо. Нам представлялось важным собственными глазами увидеть сегодняшнюю жизнь Кубани и вступить в непосредственное общение с ее населением.

Помимо указанных соображений, к весне 2019 года у авторов уже имелся задел по перспективным контактам в различных районах края. Так, к примеру, в ноябре 2018 года на II Форуме «Устойчивое развитие поселений. Развитие и взаимодействие», который проходил во Владимирской области (Судогодский район, «Добрая земля»), мы получили приглашение посетить поселение «Здравое» в Северском районе Краснодарского края. В январе 2019 года посредством интернет-форума установился контакт с семьей, переехавшей в поселок Новые Поляны Апшеронского района, где за последние пятнадцать лет обосновалось несколько десятков новых фамилий. Благодаря неоценимому содействию к.и.н. И.В. Кузнецова из Кубанского государственного университета (КубГУ) удалось не только заручиться контактами, которые помогли нам построить дальнейший маршрут, но и взять большое экспертное интервью у представителя российского подразделения крупной международной продовольственной компании.

Мы побывали в столице края — Краснодаре, затем переместились в Северский район Закубанской долины на границу возделываемых земель и предгорной зоны Северно-Западного Кавказа и работали в поселении «Здравое» и близлежащих станицах (Смоленская, Григорьевкая, Крепостная и др.). Потом отправились в другую сторону южной части Краснодарского края в Апшеронский район, расположенный на северном склоне и входящий в зону средневысотных гор западной оконечности Большого Кавказа. Там посетили административный центр района Апшеронск, Новополянское сельское поселение, станицу Самурская и хутор Гуамка, входящий в состав Нижегородского сельского поселения. Затем на несколько дней вернулись в Краснодар, где взяли содержательное интервью с авторитетным экспертом, провели насыщенную и длительную встречу с нашими коллегами и студентами из КубГУ, съездили в станицу Динская. Оттуда переместились в Тихорецк, расположенный в степной зоне в 150 км к северо-востоку от областного центра. Побывали в окрестных станицах Терновская и Фастовецкая, а также в поселках: Урожайный, Степной, Крутой, Садовый, Зеленый и пр. И, наконец, перебрались в Ростов-на-Дону — столицу Ростовской области и административный центр Южного федерального округа, так как оттуда было целесообразнее возвращаться в Москву. Несколько раз по пути из Краснодара в соседние районы и обратно на протяжении десятков километров нам довелось пересекать Республику Адыгея и составить краткое впечатление об этой земле.

В итоге, нашими респондентами были и потомственные и новые городские и сельские жители. Отметим особо, что многие из них участвовали в беседах неохотно, с немалой осторожностью и недоверием, эмоциональной отвлеченностью или горячностью по отношению к нам, бывало, что отвечали грубовато, резко. В станице Терновская местные жительницы сильно переполошились от того, что мы с дороги фотографировали цветы в их палисадниках, и засыпали нас вопросами о том, какое право мы имеем снимать чужую собственность и с какой целью мы это делаем. Вспоминаются слова Пушкина о вечной предосторожности3 кубанских казаков. Однако и в поселении «Здравое», образованном несколько лет назад некоренными жителями края, люди, собравшиеся в один из вечеров играть, предпочли не отвечать на наши вопросы, уделив нам немного внимания лишь в перерыве; интервью с основателем поселения мы добивались несколько дней. За все время экспедиции было немалое число тех, кто отказались с нами говорить. Встречались и те, кому было попросту некогда — полным ходом шла весенняя посевная. Звали зимой, когда не будет работы. «У нас сейчас практически нет времени, мы фермеры, самый сезон начинается... Приехать вы можете, но уделить внимание вам, скорее всего, не получится» — доводилось слышать чуть ли не каждый день. Лишь в Новых Полянах нас ждало наиболее благосклонное расположение и доброжелательное открытое общение с местными жителями — как потомственными, так и сравнительно новыми.

Как и год назад, при интервьюировании участники проекта опирались на разработанный, в основном И.О. Шевченко, набор вопросов (см. Артемова 2018), которые служили ориентиром во время бесед. Однако методы исследования в ходе полевой работы в Краснодарском крае были скорректированы. В силу описанного выше характера взаимодействия с жителями Кубани в основу было положено стремление установить с ними доверительные отношения. Так, участники экспедиции отказались от обширных интервью под запись на диктофон по указанному плану и предпочли беседы (впрочем, зачастую также продолжительные), которые правильно было бы назвать полуструктурированными и неструктурированными интервью. Их запись осуществлялась по памяти по завершении встречи или же в некоторых случаях велась во время самого разговора. Всего было проведено более 80 обстоятельных интервью и кратких ситуативных бесед (ПМА 2019). Большое значение придавалось работе методом наблюдения, в том числе включенного. Участники исследования посетили несколько значимых мероприятий, побывали в домах, на земельных участках и производствах сельских жителей края, продолжили переписку с ними после возвращения в Москву. Кроме того, велись фотофиксация и дневники наблюдений, куда записывались общие впечатления от увиденного и услышанного, подмеченные характерные и интересные штрихи.

Также авторами были проанализированы материалы, отражающие актуальные статистические данные по Краснодарскому краю, научные труды наших коллег, в частности, «Сельское хозяйство Кубани: прошлое и настоящее» (2017), изучались публикации СМИ и релевантные материалы из Интернет-ресурсов.


Житница для кого?

Краснодарский край является южным регионом России. Наибольшая протяженность с севера на юг — 327 км, с запада на восток — 360 км. Основной пахотный фонд региона составляет 3,9 млн га и характеризуется высоким плодородием. Агропромышленный комплекс составляет основу производительных сил Краснодарского края, что соответствует приоритетам социально-экономического развития страны. Кубань из года в год занимает первое место среди субъектов Российской Федерации по объему производства зерна, сахарной свеклы, плодов и ягод, второе — по производству меда, семян подсолнечника, яиц, мяса скота и птицы (в живом весе), третье — по производству молока и овощей4.

Вместе с тем ландшафты Краснодарского края очень разнообразны. Посещенные районы отличаются природными условиями и состоянием интересующей нас отрасли.

Закубанская наклонная равнина и поросшие лесом предгорья Кавказского хребта, расположенные к югу от Краснодара, малопригодны для рентабельного растениеводческого сельского хозяйства. Существовавшие здесь в советское время колхозы и совхозы занимались в основном животноводством и садоводством. Местные жители и сегодня держат скот, прежде всего, овец и коз, но есть и коровы, пасут их на редких лугах или в лесу, собирают фрукты и орехи в рощах и бывших колхозных садах, заросших кустарником и дичком, там же охотятся.

Эти места популярны у бывших военных, экопоселенцев и других горожан, преимущественно с Севера, мечтающих жить в теплом и живописном уголке России в отсутствии суеты. Многие из них не стремятся держать хозяйство («держать хозяйство можно не держать: в Апшеронске прекрасный рынок»), но отмечают, что тут хорошо растут орехи, поэтому сажать их оказывается выгодным делом, так как это позволяет неплохо зарабатывать на реализации собранного урожая. Есть и такие приезжие, кто, наоборот, хочет держать хозяйство, но сталкивается с рядом препятствий: земля неплодородная — глина — «не родит»; муравьи, кроты, медведки и прочие вредители губят посадки; заводить скот не позволяет местная администрация. Держать его разрешается только потомственным жителям села («всегда так жили пасли коров и другую живность держали»). Они, в свою очередь, жалуются на отсутствие людей, с которыми можно кооперироваться. Объединение усилий позволило бы увеличить поголовье в личных подсобных хозяйствах: «Были бы (люди — авторы) завел бы больше коз!» — сокрушается житель Новополянского сельского поселения. Совместный поочередный выпас, как это раньше принято было, значительно экономил время.

Здесь, к югу от Краснодара, сосредоточены предприятия по выращиванию и переработке винограда, орехов, фруктов и ягод, питомники саженцев и рассады. Садоводство сейчас — одна из ведущих, динамично развивающихся отраслей региона, которая играет важную роль в его экономике. Это то направление, где объем производства можно увеличить в несколько раз силами малых форм хозяйствования. Крестьянско-фермерские хозяйства (КФХ) и кооперативы каждый год разбивают сотни гектаров садов и виноградников, высаживают ягоды в теплицы и открытый грунт.

Так, основатель поселения «Здравое» Денис Шешин в 2018 году заложил в предгорье Кавказа ягодную экоферму. Хозяйство семейное, постепенно расширяется. Весной 2019 года оно состояло из 0,5 га теплиц и одного га открытого грунта для выращивания клубники и кассетной рассады, а также экспериментальных посадок ежевики, винограда, малины, смородины, крыжовника, облепихи, жимолости, годжи и других ягод, занимающих небольшую площадь. Осенью того же года площадь посадок для выращивания клубники в открытом грунте была расширена до 2,5 га. «Ух, потрудились сегодня на славу. Сформировали гряды и уложили пленку с капельным поливом в количестве 4000 метров погонных, это ровно 50 соток, на такую площадь поместится аж 28000 кустиков клубники. Кстати, управились мы вместе с фрезеровкой почвы всего за 9 часов» (klubnikaeco, запись 25.08.2019). На ферме постоянно работают около пятнадцати жителей из окрестных станиц. Хозяйство рентабельное, уже представляет район на региональных ярмарках и выставках. Есть и другие успешные ягодные проекты. Например, КФХ по выращиванию голубики, которое также будет расширяться. Д. Шешин высоко оценивает потенциал их развития и удивляется, что Союз ягодоводов России состоит из 250 человек.

Другим перспективным путем развития фермерства в обозначенной части Кубани сегодня является разведение рыбы — в основном форели, карпов, а также различных видов осетровых. Дело очень хлопотное, требующее большой и четкой временной отдачи, с неизбежными рисками и потерями, которое, однако, находит своих энтузиастов — рыбоводных хозяйств в крае насчитывается уже несколько сотен. В Гуамке на местном рынке нам также встретились те, кто зарабатывает на копчении форели и ее реализации, сами фермеры получают немалый дополнительный доход еще и от продажи икры и мальков, обучения по выращиваю и уходу за рыбой, агротуризма.

Кроме того, к югу от Краснодара местные фермеры разводят пчел, с каждым год закупается все больше ульев, появляются новые пасеки, ведется целенаправленная селекционная работа с насекомыми на увеличение пчелосемей. Много кубанского меда, по словам авторитетного эксперта, идет на экспорт.

К северу же от Краснодара раскинулись бескрайние поля. Две трети края расположены на равнинной территории — Кубано-Приазовской низменности — в зоне умеренного континентального климата, где преобладают черноземы (более 4 % российских запасов). «Степная Кубань очень благоприятна для ведения сельского хозяйства, поэтому практически вся ее территория представляет собой одно огромное поле» — читаем мы на главном официальном портале Краснодарского края5. «Летим. В окне иллюминатора вот уже более получаса видны огромные ровно разрезанные поля. Почему-то эта картина вызывает крайне неуютное чувство, хотя поля ухожены, возделаны. Они не прекращаются. Только громадные животноводческие комплексы изредка разбивают их своим клином» — читаем начальную запись в полевом дневнике одного из участников экспедиции (ПМА 2019).

Это первое противоречивое впечатление во многом соотносится с тем, что нам довелось увидеть и услышать в последующие дни во время путешествия по станицам Кубани. С одной стороны, на фоне тех областей Центральной России, где мы побывали в 2018 году, этот регион выгодно отличается практически полным отсутствием заброшенных бесхозных полей и ухоженностью обрабатываемых сельхозземель. С другой стороны, при более близком знакомстве в действительности обнаруживается, что многие сельские жители края вытеснены из сельскохозяйственного производства в другие социально-экономические сферы: в торговлю, бюджетные учреждения, заготовку леса, в категорию безработных и пенсионеров.

Большинство сельскохозяйственных угодий региона находится в руках крупных агрокомпаний, которые контролируют (владеют на правах собственности, аренды или ином законном праве) сотни тысяч гектаров земли. Так, «Агрокомплекс» имени Н.И. Ткачева (отца экс-губернатора Краснодарского края и бывшего министра сельского хозяйства России Александра Ткачева) является одним из крупнейших землевладельцев России. Компания занимается растениеводством, производством кормов, животноводством, птицеводством, мясопереработкой и имеет больше всего позиций в различных отраслевых рейтингах агропромышленного комплекса 2017–2018 годов, уступая лишь в мясомолочном направлении «Мираторгу» по поголовью крупного рогатого скота и «ЭкоНиве-АПК» по сырому молоку6. Второе место7 среди агропредприятий Краснодарского края занимает «Агрообъединение «Кубань», входящее в группу компаний «Базовый элемент».

Редко в каком регионе России сельскохозяйственная земля в таком охвате, как на Кубани, оказалась в руках крупного и среднего бизнеса, сохраняющего тенденцию к наращиванию своих земельных активов: происходит укрупнение землевладений, появляется все больше агрохолдингов, которые скупают землю, по существу становясь латифундиями. В некоторых поселках пашня начинается буквально в нескольких метрах от дворов, а местным жителям порой негде разбить огород.

«Земля это золото. Сельское хозяйство одна из последних отраслей, которая еще может приносить доход. Юг экспортно ориентированный край. Львиная доля кубанских продуктов, к примеру, зерна, идет на внешние рынки. Доходы от экспорта надо увеличивать до 45 миллиардов (долларов — авторы): урожайность надо наращивать. Государство и иностранные компании очень много инвестируют в модернизацию агрохолдингов. Новомодные фермеры это изначально богатые люди. Нужны деньги, чтобы их инвестировать. Крупный бизнес у нас очень развит и будет развиваться. Самые крупные фермеры, которые сейчас есть, идут из 1990-х. Они начинали с паев, когда колхозы разваливались. Казаки, бандиты, бывшие военные те, кто был посмелее, кто брал на себя ответственность. Эти фермеры невероятно разбогатели за последние 15 лет. Бесхозных земель в Краснодарском крае почти нет. Процесс укрупнения сельского производства нарастает» говорит наш авторитетный эксперт об агропромышленном комплексе на Кубани (ПМА 2019).

Земля — основной ресурс крестьянина, фермера, агрохолдинга — любого субъекта, занятого сельским хозяйством. На равнинах Краснодарского края ее остро не хватает. Нам не раз доводилось слышать подобные сожаления от наших собеседников:

- «За землю борются, на ней зарабатывают состояния. Около 70 % всех земель находится в руках организаций. Большая ее часть сконцентрирована в руках двух десятков агрохолдингов»;

- «Землю продать легко, а купить проблема. Один гектар стоит больше ста тысяч рублей, и цена с каждым годом растет. Тридцать лет назад землю скупали за бутылку водки!»;

- «Земля неарендная, свои паи. Когда делили колхозные земли, на рабочего выделили 7,8 гектаров. Постепенно увеличивал. Сейчас у меня 46 гектаров хозяйство небольшое. Обрабатываем семейными силами. Могли бы и 100 гектаров, но купить нереально»;

- «Земли не хватает. Родители получили паи и говорили, что сначала надо на этой земле научиться выращивать урожай, а сейчас научились, но землю уже не купить»;

- «Сажаем кукурузу, семечку, бахчу. Зерновыми на площади до 100 гектаров стало невыгодно заниматься. Есть фермеры, у кого по 800 гектаров, 2000 гектаров земли. У них много техники, они сеют зерновые и живут хорошо. Зерно здесь та же нефть. Почти все оно идет на экспорт».

Недостаток земель является одной из главных проблем для тех, кто живет с земли. Малые крестьянские и фермерские хозяйства, расположенные к северу от Краснодара, испытывают немало трудностей и в условиях отсутствия налаженного сбыта, дороговизны техники, запчастей, горючесмазочных материалов («литр молока вдвое дешевле литра солярки», «десять рублей кукуруза сорок рублей солярка», «арбуз с поля три рубля») оказываются нерентабельными. На равнинной Кубани многие фермеры покидают рынок, не выдерживая конкуренции мощным агропромышленным комплексам по производству и переработке сельскохозяйственной продукции и поставкам продовольствия.

«Переработкой сейчас заниматься очень выгодно. Самый лучший бизнес ʺКупи-продайʺ. Больше всего при этом страдает производитель. Он не может устанавливать цены» — сетует фермер из Тихорецкого района. Кубань — экспортно ориентированный край: производимое продовольствие идет на внутреннее и внешнее потребление. Многие агрохолдинги заключают экспортные контракты через трейдеров. Конечные покупатели за пределами России — в основном страны Европы, Северной и Южной Африки, Центральной и Юго-восточной Азии, Океании и даже Австралия; в планах — масштабный выход на страны Восточной Азии. В нашей стране, по словам авторитетного эксперта, «кубанское везут на Север там это дорого стоит, а в Москву не пускают...». Самым выгодным оказывается не продажа сырья, например, зерна, которая ежегодно составляет более восьми миллионов тонн (при среднем урожае края в более десяти миллионов тонн), а переработанной продукции, имеющую добавленную стоимость, в частности, подсолнечного масла, а не семечки. Доходы от экспорта продукции агропромышленного комплекса Краснодарского края сегодня превышают два миллиарда долларов. Кубань, поставляющую продовольствие в более чем 120 стран мира, можно именовать мировой житницей.

На этом фоне парадоксальным образом звучат слова жительницы столицы региона: «Кубань житница, а продукты на рынке и в сетевых магазинах из Турции и Китая». Нам не раз доводилось слышать, что население миллионного Краснодара покупает их из-за отсутствия на прилавках товаров местного производства. «Даже абрикосы в сезон до города не довозят» — жалуются люди. Фермеры не могут накормить своей продукцией горожан — она расходится по всей России и далеко за ее пределы. В то же время товарная структура импорта Краснодарского края — это в основном продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье: фрукты, орехи, жиры и масла, овощи, кофе, чай, алкогольные и безалкогольные напитки, масличные семена, молочная продукция, яйца и мед — на них приходится почти 50 % импорта. В пятерку основных поставщиков входят Турция, Египет, Индонезия, Эквадор и Белоруссия8. При этом перед регионом стоит стратегическая задача по решению проблемы ускоренного импортозамещения, способного обеспечить должный уровень продовольственной безопасности — расширение объемов и ассортимента собственной продукции без использования ввозимого сырья.

Внешнеэкономическая деятельность Краснодарского края отвечает задачам национального проекта «Международная кооперация и экспорт», старт которому весной прошлого года дал Владимир Путин в рамках пакета «майских указов». Согласно ему ставка во многом делается на развитие несырьевого и неэнергетического экспорта, объемы которого в целом по стране до 2024 года должны выйти на уровень $250 млрд в год. Экспорт продукции агропромышленного комплекса, как уже упоминалось, должен обеспечить $45 млрд.

Для реализации поставленной задачи требуется увеличить объем производства кубанской сельскохозяйственной продукции. Без ввода новых пахотных земель обеспечить это возможно только при помощи масштабной мелиорации, внесения удобрений, использовании лучших видов семян и саженцев, а также внедрении научных технологий и постройки новых мощностей для переработки и хранения сырья и произведенных продуктов.

При этом на Кубани действует «Закон об обеспечении плодородия земель сельскохозяйственного назначения на территории краснодарского края», который регламентирует, в частности, севооборот для сохранения и воспроизводства плодородия сельхозземель11. Он ограничивает обработку растений средствами агрохимической защиты от вредителей и чрезмерное внесение удобрений для подкармливания выращиваемых культур, а также определяет нормы объемов посевов. В рамках закона регулярно принимаются поправки и дополнения.

Так, по словам фермера из Тихорецкого района, теперь не более 13 % земли можно засевать семечкой, от чего он сильно теряет в прибыли. Большой урон хозяйствам наносят различные виды насекомых, но бороться с ними адекватными и эффективными мерами мешает законодательство:

- «Лето стало необычно жаркое температура стоит 50-60 градусов. Был год саранчи. В прошлом году было много совки (бабочки). Гусеница маленькая, а жрет много. Из степи ветрами летит всякая гадость. Самолет для опрыскивания не нанять жди проблем с властями»;

- «Какие-то черные клопы и завезенные из Америки бабочки все поели. Для нас это традегия. Урожайность с гектара сильно упала. А по закону мы должны осуществлять производство рентабельной сельхозпродукции».

«Малым формам» хозяйствования гнаться за предписываемыми сверху показателями сложно. Их владельцы не успевают за развитием агропромышленного комплекса: «Новые семена, новые гербициды, новые болячки. Хочу, чтобы сын выучился на агронома и перехватил эстафету, у меня вся зима уходит на отчеты... много волокиты стало в сельском хозяйстве». В настоящее время лишь немногие из них становятся экспортно ориентированными субъектами малого и среднего предпринимательства. Перспективы в этом направлении имеют фермеры в основном из южных районов края и хозяйства, входящие в сельскохозяйственные кооперативы.

В ситуации с сельским хозяйством Кубани можно видеть общероссийскую политику ориентации на крупный бизнес — государству проще и выгоднее инвестировать в вертикально-интегрированные агрохолдинги, имеющие и производственные и перерабатывающие мощности, куда при современном техническом оснащении не нужно нанимать много работников. Сегодня для обработки той площади земли, на которой располагались целые колхозы, достаточно всего нескольких человек, ведь один комбайн последних поколений обрабатывает столько же, сколько пять старых. При этом на одного тракториста приходится несколько обслуживающих сотрудников — от бухгалтеров до охранников. В некоторых агрохолдингах такого вспомогательного персонала больше, чем работников, занятых трудом непосредственно на полях.

Владельцы крупных предприятий получают доходы, зачастую не вкладываясь в развитие территории, на которой расположено их хозяйство. В маленьких поселках на фоне домиков, многие из которых ветхие и полуразвалившиеся, нередко парадоксально выделяется новое крепкое здание фермы. В то же время производственные объекты советского времени, которые еще несколько десятилетий назад давали людям работу, стоят невостребованные, постепенно разрушаются и разворовываются. А села и станицы разительно отличаются друг от друга в зависимости от того, есть ли в их черте объекты перерабатывающей промышленности, куда можно трудоустроиться.

Государство в развитие сельских территорий не вкладывается в требующихся на деле масштабах. Катастрофическими темпами деградирует социальная инфраструктура: происходит повсеместное сокращение образовательных и медицинских учреждений, культурно-досуговых центров, почтовых отделений и других объектов, неуклонно ухудшается транспортное обслуживание населения, случаются перебои с водоснабжением и электроэнергией. Наиболее ощутимо эта негативная тенденция затрагивает отдаленные малые населенные пункты Кубани. Активная социальная жизнь все более концентрируется в районных центрах. Наши собеседники непрестанно сетовали на примат оптимизации и урбанизации над интересами населения:

- «Раньше в поселке и школа была, и культурное обслуживание, медицинский пункт был, а сейчас этого ничего нет. Одна школа на три поселка. Если инфаркт, везут из Урожайного в Тихорецк, если инсульт в Выселки вотчину бывшего губернатора Ткачева»;

- «Все закрывается. У нас в станице был хороший роддом! А сейчас нет его, рожать в Краснодар едем. Пока приедут, пока довезут такое мучение!»;

- «Смоленская большая станица 9000 человек, единственное учреждение здравоохранения амбулатория. В нее едут из всех окрестных станиц и поселков. Очереди постоянные. Обслуживают плохо. В случае чего везут в город. Если довезут... А там своих людей хватает!».

Несмотря на то, что положение в сельском хозяйстве Краснодарского края действительно значительно лучше, чем в большинстве регионов России, про уровень жизни в станицах на фоне бескрайних возделанных и, безусловно, прибыльных полей такого сказать нельзя. Мы полагали, что Кубань, житница России, а теперь и мира, покажет нам богатые села, крепкие хозяйства. Какого же было наше удивление, когда в самом ее центре мы увидели полузаброшенные поселки, обветшалые дома, разбитые дороги, когда услышали, что в некоторых деревнях нет связи и газа, что в поселках остались только пенсионеры и фермеры, что есть депрессивные районы, из которых люди стремятся уехать. Колхозные времена в станицах оцениваются респондентами как утраченное безвозвратно процветание, а постсоветский период — как время всеобщего упадка, развала и «унылого выживания чуть ли не из последних сил»:

- «В поселке сейчас нет никакого хозяйства, а раньше было три фермы птицеводческая и две коровьи. Урожай шел на корм скотине. А потом стали все ломать. И сломали. Сейчас скотины нет. Раньше всем хватало работы. А сейчас ничего. Животноводческих ферм нет, а урожай весь куда-то продают»;

- «Колхоз богатый был! Хорошее хозяйство было, хорошее! И виноградарство, и сады, и животноводство. А потом все сломалось, колхоза не стало. Была надежда, что все наладится, но не наладилось. Теперь надежды нет, только выживание тупик»;

- «После распада Союза за один год все развалилось. Был колхоз миллионер. Когда его делили, мы получили земельные паи по три гектара, но все за бесценок продали надо было как-то выживать. В 1990-е было тяжелее, чем после войны. Сейчас все кому-то одному принадлежит, а мы по-прежнему все как-то выживаем».

В сельском хозяйстве работа чаще всего сезонная, зависит от размера урожая в крупных предприятиях. В некоторых районах края единственный источник пополнения домашнего бюджета — собирательство и сбыт «даров» леса, включая и его вырубку и продажу древесины, в том числе и редких реликтовых, невосполнимых видов (что неизбежно подразумевает браконьерство). В поисках работы и лучшей жизни значительное число людей, в особенности молодых, покидают село. Остаются немногие.

В одном из селений южной части края нам встретилась группа молодых людей в возрасте 20-30 лет, по-видимому, непрестанно пьющих. В десять часов утра они слонялись с бутылками пива в руках, уже сильно нетрезвые, у местного «сельпо». Они чрезвычайно обрадовались нашему появлению, которые сулило хоть какое-то осмысленное занятие и вносило нечто непривычное и интересное в их безрадостное существование. Они проявили большое доброжелательство и искреннее стремление помочь нам. Водили нас по округе, показывали заброшенные производства и узкоколейку, другие объекты советской инфраструктуры. Зарабатывают на жизнь они тем, что «режут» в горах траву — «веточки такие, их потом в букеты вставляют…». В сезон за один-два дня могут получить 15 тысяч рублей, но потом долгое временя у них «ничего нет…». Раньше были и другие заработки, было больше стабильности, но теперь даже в соседний лес, где можно собирать черемшу, орехи и алычу, их уже несколько лет не пускают жители небольшого экопоселения, объявившего эту территорию своей.

И в предгорьях на юге, и в степи на севере люди говорят одно и то же: работы нет, пенсии и заработная плата низкие, в поселках остаются старики, молодежь едет работать в Краснодар и другие города, где даже при наличии высшего образования работает на «вещняках», супермаркетах и автозаправках, «таксует» и т. п. Люди среднего возраста вынуждены переезжать в города, так как для детей в поселках нет перспективы. Мы неоднократно наблюдали, как сельские жители брали в долг продукты в местных магазинах, не имея возможности оплатить даже две буханки хлеба.


И все же «Кубань есть Кубань!»

По словам наших собеседников, в сельской местности пенсионеры получают 8-11 тысяч рублей в месяц (в лучшем случае 15 тысяч), наемные работники — 9-10 тысяч, для Краснодара хорошей заработной платой считается 30 тысяч, большинство «уродуется» за 20 тысяч. Женщины получают больше мужчин, потому что у последних «вся зарплата неофициальная» — в крае сильно развит теневой сектор, в том числе и в сельском хозяйстве.

Отсюда, напрашивается вывод о том, что в возгласах и причитаниях станичников: «Как-то выживаем... Как? Не знаю, но как-то выживаем»; «Все мы работает и что-то с этого имеем» отчасти проступает глубокая традиция «культуры жалобы», столь присущая нашему народу повсюду (Артемова 2019: 27). Конечно, по сравнению с советскими временами, у многих на Кубани уровень жизни существенно снизился, но все же это относительно благополучный край, есть районы, как, скажем, Псковская область, где множеству людей живется несравненно хуже (Аничкова, Артемова 2019: 53-63). А кроме того, некоторые наши кубанские собеседники, видимо, отчасти и лукавили, сознательно «прибеднялись», не желая афишировать какие-то теневые заработки и нелегальные доходы.

При наблюдении за жителями края становится очевидным, что многие из них имеют по два-три источника доходов: «белая» работа или пенсия, «серая» подработка, подсобное хозяйство на приусадебном участке.

Социальное расслоение на Кубани при этом велико — денежные доходы обеспеченных жителей региона, большая часть которых сосредоточена в Краснодаре и курортных районных центрах, в разы превышают доходы малообеспеченных. «Если бы в деревне нормально платили, никогда бы я оттуда не свалил» — слова краснодарского таксиста лет тридцати.

Отметим, что по численности населения Краснодарский край занимает третье место среди регионов Российской Федерации после Москвы и Московской области (5 648 235 человек по данным Росстата на 2019 год9). А уровень урбанизации здесь значительно ниже, чем в среднем по стране (74,48 %10). Городское население составляет 54,44 %, сельское — 45,56 %10.

Почти миллионный Краснодар местами напоминает большую станицу: город плоский, многие постройки даже в центре — это частный сектор, в начале апреля он стоит в цвету плодовых деревьев, всюду распускаются нарциссы, тюльпаны, ирисы, на клумбы жители высаживают рассаду, много ухоженных палисадников. Столица Кубани имеет облагороженный вид, а ее жители производят впечатление людей трудолюбивых, хозяйственных. Но разбитые тротуары и проезжие части, конечно, угнетают глаз. Такой же вид имеют и другие города края: деревья побелены, вся листва собрана, земля ухожена, вдоль домов разбиты палисадники и клумбы, во дворах встречаются теплицы. Видно, что люди не просто хотят украсить свою улицу, сделать приятное глазу, но и хотят работать с землей и жить на земле. Однако муниципальное хозяйство, дороги, общественные здания и т. п. — контрастируют «разрухой». Можно заподозрить, что с советского времени к ним не прикасалась «рука ремонтника».

Подсобные хозяйства являются большим подспорьем для жителей Кубани. «Живем с земли, иначе бы не выжили» — часто слышали мы и в станицах, и в городах. Про личные хозяйства при этом говорят разное:

- «Едим все свое, с огорода, но многое и покупаем. До последнего держали курей и утей»;

- «Сейчас перестали держать хозяйство (скот — авторы), стало невыгодно. В поселке не осталось ни одной коровы, а раньше было столько, что один раз за лето коров пасли»;

- «Дедушка в поселке живет, мед свой натуральный, угощайтесь»;

- «У нас почти каждый держит домашнее сельское хозяйство: много своего сыра, помидоров, зелени, баранов, кур. Вся деревня родственников все друг другу помогают»;

- «Сажаем в городе на своем участке за домом огород, чтобы приучить детей к труду, чтобы понимали, что такое труд»;

- «Сейчас личные подсобные хозяйства возрождаются, потому что натуральных продуктов на рынке нет»;

- «Полностью обеспечиваем себя своими овощами, фруктами. Мед со своей пасеки. Разводим коз. Свиней заставили уничтожить»;

- «При бывшем губернаторе Ткачеве целенаправленно уничтожалось все крестьянское и фермерское животноводство»;

- «Сильный агрохолдинг Ткачева загубил все частное животноводство».

Про судьбу частного свиноводства в Краснодарском крае говорили очень осторожно, совсем не так горячо и открыто как в Псковской области (Аничкова 2018) и других регионах России, где нам удалось побывать за два года реализации проекта. Люди боятся и недоверительно относятся к незнакомцам, которые, по их мнению, могут спровоцировать обвинения в «некультурном» ведении хозяйства, способствующему вспышкам и распространению африканской чумы свиней, ведь многие продолжают держать их тайно. Однако представление о масштабах беды составить нетрудно. Свиноводство в стране в настоящее время развивается преимущественно на индустриальном уровне.

Вместе со всем изложенным, Кубань является не только одним из ведущих сельскохозяйственных регионов России, но и входит в число лидеров по малым формам хозяйствования и производства. В Краснодарском крае зарегистрировано более 14 тысяч крестьянских фермерских хозяйств. Они обрабатывают около четверти пахотных земель региона и производят порядка 30 % сельскохозяйственной продукции12. Поддержка, которая оказывается КФХ со стороны субъектов государственной власти, направлена в основном, на расширение производства и создание фермерских кооперативов. Однако многие фермеры предпочитают не иметь дела с забюрократизированными системами поддержки малых хозяйств, сталкиваясь с большим количеством трудностей и без них. Часто фермеры не знают о программах поддержки потому, что им некогда этим заниматься — заняты работой на земле.

Поездка в Краснодарский край укрепила наше предположение о том, что в условиях, когда всерьез рассчитывать на экономический успех не приходится, люди не будут держать крестьянско-фермерские и личные подсобные хозяйства без личной увлеченности процессом или вынужденной необходимости. И если жители Кубани в большинстве своем ведут подсобное хозяйство в качестве подспорья, то среди фермеров немало тех, кто по-настоящему любит свое дело и землю. Приведем наиболее впечатляющие для горожанина высказывания этих упорных энтузиастов, полных любви к земле и своему делу:

- «Это приносит свое удовольствие. Вроде устаешь, в грязи все время. Но мне нравится»;

- «Не особенно нравится реализация, а нравится выращивать сам процесс»;

- «Работаешь на себя, на дядю уже не хочется»;

- «Земля дает, но и берет много. Особенно, если непредвиденные расходы»;

- «Земля как карты в одном году тебе повезет, в другом пролетишь»;

- «Прихожу на поле. Землю трогаю для посева она должна созреть»;

- «Землю не обманешь. Профилонишь, не внесешь удобрений отдачи не получишь. Иногда можно подхитрить она простит, но злоупотреблять этим нельзя»;

- «Когда земли много надо рано сеять, поздно заканчивать. А когда ее достаточно надо делать все вовремя»;

- «Ни на что не променяю. Привязался к этому делу».

Именно такие люди остро нужны станицам и поселкам Кубани. Не в их силах переломить негативные тенденции глобального свойства, но они делают то, что могут. Это те, кто не уехал на заработки в город, бросив свои хозяйства и землю, кто не дает селу опустеть. Многие из них создают условия для занятости в сельском хозяйстве и дают местным жителям возможность зарабатывать и жить вполне достойно.


ПРИМЕЧАНИЯ

1 См. Артемова 2018

2 См., напр., Аничкова 2018

3 См. Пушкин А.С. Письмо Л.С. Пушкину 24 сентября 1820 г. С. 20

4 Общие сведения о Краснодарском крае

5 Сельское хозяйство Краснодарского края

6 См. Рейтинг крупнейших владельцев сельскохозяйственной земли в России на 2019 год

7 См. Рейтинг РБК Краснодар: топ-10 агропромышленных компаний Кубани — 2017

8 См. Инвестиционный компас: Краснодарский край. Что покупает и продает Кубань

9 См. Росстат. Численность населения Российской Федерации по муниципальным образованиям на 1 января 2019 года

10 См. Краснодарстат . Оценка численности населения на 1 января 2019 года по муниципальным образованиям Краснодарского края

11 См. Статья 7 «Обязанности собственников, владельцев, пользователей, в том числе арендаторов, земельных участков по обеспечению плодородия земель сельскохозяйственного назначения закона Краснодарского края «Об обеспечении плодородия земель сельскохозяйственного назначения на территории Краснодарского края» от 07.06.2004 N 725-КЗ

12 См. Краснодарский край в цифрах. С. 135-163


ИСТОЧНИКИ

Валуева И.П., Новоселов Э.А. Рейтинг крупнейших владельцев сельскохозяйственной земли в России на 2019 год // Экономика, труд, управление в сельском хозяйстве. 2019. № 5 (50). С. 99-113

Закон Краснодарского края «Об обеспечении плодородия земель сельскохозяйственного назначения на территории Краснодарского края» от 07.06.2004 N 725-КЗ. [Электронный ресурс] URL: https://krasnodarpravo.ru

Инвестиционный компас: Краснодарский край. Что покупает и продает Кубань. Выпуск №1. 29.12.2019. [Электронный ресурс] URL: https://plus.rbc.ru

Краснодарстат — Управление Федеральной службы государственной статистики по Краснодарскому краю и Республике Адыгея. Оценка численности населения на 1 января 2019 года по муниципальным образованиям Краснодарского края. [Электронный ресурс] URL: https://krsdstat.gks.ru

Общие сведения о Краснодарском крае. [Электронный ресурс] URL: https://krasnodar.ru

Полевые материалы авторов (ПМА 2019). Собраны в ходе полевого исследования в Краснодарском крае (апрель 2019)

Рейтинг РБК Краснодар: топ-10 агропромышленных компаний Кубани — 2017. [Электронный ресурс] URL: https://kuban.rbc.ru

Росстат. Численность населения Российской Федерации по муниципальным образованиям на 1 января 2019 год. [Электронный ресурс] URL: https://gks.ru

Сельское хозяйство Краснодарского края. [Электронный ресурс] URL: https://krasnodar.ru

klubnikaeco — группа ягодной фермы Шешиных в социальной сети «В контакте». [Электронный ресурс] URL: https://vk.com/klubnikaeco


ЛИТЕРАТУРА

Аничкова О.М. Потомственные и новые крестьяне Псковской области // Новые российские гуманитарные исследования, 2018, 13. [Электронный ресурс] URL: http://www.nrgumis.ru/articles/2028

Аничкова О.М., Артемова О.Ю. В деревне и на хуторе // От повседневного быта к поискам жизненных смыслов: социоантропологическое исследование / Часть I. О чем говорят люди. Глава 1. В Центральной России. — М.: Смысл, 2019

Артемова О.Ю. О проекте «Новые крестьяне России: социоантропологическое и этнокультурное исследование жизненных стратегий современных фермеров» // Новые российские гуманитарные исследования, 2018, 13. [Электронный ресурс] URL: http://www.nrgumis.ru/articles/2030

Артемова О.Ю. О проекте «Конструирование смысла жизни» и о монографии // От повседневного быта к поискам жизненных смыслов: социоантропологическое исследование. — Москва: Смысл, 2019

Краснодарский край в цифрах. 2018: Статистический сборник — Краснодар: Краснодарстат, 2019

Мезенцева Е.В. Сельское хозяйство как основа укрепления экономического потенциала Краснодарского края // Дневник науки. 2019. № 5 (29). [Электронный ресурс] URL: http://dnevniknauki.ru/images/publications/2019/5/economy/Mezentseva.pdf

Пушкин А.С. 13. Пушкину Л.С., 24 сентября 1820 г. // Собрание сочинений в десяти томах / Том девятый. Письма 1815-1830. — Москва: Государственное издательство художественной литературы, 1962

Сельское хозяйство Кубани: прошлое и настоящее / Н.А. Серогодский, В.Н. Ратушняк, А.С. Демченко, Е.А. Чайка, Д.С. Завгородний. — Краснодар: Традиция, 2017



Сведения об авторах: 

Аничкова Ольга Михайловна, младший научный сотрудник Учебно-научного центра социальной антропологии Российского государственного гуманитарного университета. ljhex6@gmail.com

Долгих Дмитрий Александрович, аспирант Института этнологии и антропологии РАН, преподаватель Учебно-научного центра социальной антропологии Российского государственного гуманитарного университета. dolgikh-dmit@yandex.ru




(Голосов: 17, Рейтинг: 4.31)
Версия для печати

Возврат к списку