28-11-2021
[ архив новостей ]

Пленарное заседание

  • Автор : И.В. Ружицкая, Д.А. Черненко, А.В. Коровин, О.М. Вербицкая, М.Ю. Люстров, О.Ф. Ежова
  • Количество просмотров : 70

Пленарное заседание

 

Авторы: И.В. Ружицкая, Д.А. Черненко, А.В. Коровин, О.М. Вербицкая, М.Ю. Люстров, О.Ф. Ежова

 

И.В. Ружицкая (Москва)

 

На дальних подступах к реформе:
крестьянский вопрос в первой половине XIX в.

 

Реформа 1861 г. выросла из преобразовательных попыток первой половины XIX в., когда осуществлялся целенаправленный поиск путей переустройства сложившихся отношений между помещиками и их крестьянами. При Александре I были воплощены в жизнь три модели освобождения крестьян: превращение в свободных собственников земли за выкуп (свободные хлебопашцы), безземельное освобождение и инвентарная реформа, когда крестьяне становились наследственными арендаторами помещичьей земли за повинности. При Николае I было создано около десятка комитетов по крестьянскому вопросу, которые сформулировали и законодательно оформили ряд положений будущей реформы (отказ от выкупа личной свободы и безземельного освобождения), определили порядок наделения крестьян землей в пользование при сохранении дворянского землевладения и констатировали связанную с этим необходимость переходного периода. Таким образом, выражаясь современным языком, отрабатывалась методика проведения будущего преобразования, складывалась концепция крестьянской реформы.

 

Ирина Владимировна Ружицкая, д.и.н., в.н.с., Институт российской истории РАН

 

Д.А. Черненко (Москва)

 

Землевладение рода Пушкиных в Нижегородской губернии по межевым
материалам конца XVIII – первой половины XIX в.

 

В докладе представлены результаты обработки статистики и ГИС-картографирования межевых материалов, характеризующих землевладение рода Пушкиных в конце XVIII в. (Экономические примечания к Генеральному межеванию по Нижегородскому наместничеству) и в середине XIX в. (Атлас Менде Нижегородской губернии). Установлено, что земли здесь принадлежали представителям двух ветвей рода, разошедшихся еще в конце XIV – начале XV в., идущих от сыновей родоначальника Пушкиных Григория Александровича «Пушки» Морохнина – Александра и Константина Григорьевичей Пушкиных. Из представителей первой из названных (и более старшей) ветви Экономические примечания зафиксировали здесь в конце XVIII в. землевладение Федора Алексеевича Пушкина и жены его брата Михаила княгини Натальи Абрамовны Пушкиной (урожденной Волконской). Земли второй линии представлены владениями деда поэта по отцовской линии Льва Александровича Пушкина (знаменитые Болдино и Кистенево) и его супруги Ольги Васильевны Пушкиной (урожденной Чичериной). В докладе показаны черты, характерные для землевладения не только рода Пушкиных (достаточно крупного по меркам рассматриваемого периода), но и большинства дворянских фамилий – территориальная разбросанность и широкое распространение неродственных совладений.

 

Дмитрий Анатольевич Черненко, к.и.н., доцент, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

 

А.В. Коровин (Москва)

 

Крестьянская идиллия в романах Гамсуна и Лакснесса: утопия и дистопия

 

Роман «Независимые люди» Халлдора Кильяна Лакснесса был опубликован в 1934 году и в настоящее время считается одним из лучших исландских романов. Фактически это произведение стало откликом на роман К. Гамсуна «Плоды земли», в котором крестьянские патриархальные отношения представали в идеализированном свете. В обоих романах центральным является образ гордого, независимого человека, существующего изолированно от общества и цивилизацией. Оба эти персонажа представляют национальные типы: Бьяртур – исландский, Исак – норвежский, но они также воплощают некую универсальную личность, обладающую способностью действовать по собственному усмотрению во благо или во зло. Гамсун воспроизводит идеальную модель бытия, его герой является победителем в борьбе с цивилизацией, а герой Лакснесса предстает средоточием самых ярких черт исландского национального характера: Бьяртур суров, педантичен, образован, вспыльчив, но обладает большим упорством. Его идеи и стремления очень схожи с целями Исака, но они оказываются утопическими. Он приносит только горе и смерть всем, кого любит, и тем, кто любит его. И Гамсун, и Лакснесс критиковали капиталистические отношения, задаваясь одним и тем же вопросом: что является наибольшей ценностью в этой жизни? Но пришли к совершенно разным ответам: Гамсун пытался найти свой идеал в патриархальном крестьянстве, а Лакснесс с энтузиазмом относился к коммунистическим идеям. Это было фактически идеологическое противостояние: Лакснесс, отрицая убеждения Гамсуна, весьма способствовал левой идеологии в ее наступлении на демократию. Несомненно, что Лакснесс как автор очень многое заимствовал у Гамсуна, и его роман можно рассматривать как художественное переосмысление романа «Плоды земли».

 

Андрей Викторович Коровин, к.ф.н., с.н.с., Институт мировой литературы им. А.М. Горького РАН

 

О.М. Вербицкая (Москва)

 

Сельский социум и положение молодежи
в годы рыночных реформ (1990-е гг.)

 

В докладе сделан серьезный акцент на негативных последствиях радикальных рыночных реформ: падении аграрного производства, возникновении безработицы, быстром снижении доходов селян. В центре внимания – молодежь села, которая особенно остро пережила издержки радикальной модернизации. На общем фоне сельских безработных доля молодых людей до 35 лет была особенно велика; из-за отсутствия профессии и опыта найти работу им было практически невозможно, но и повысить свой образовательный уровень или приобрести квалификацию тоже стало невозможно, поскольку значительная часть образовательных учреждений села закрылась. В такой морально-психологической обстановке многие молодые люди чаще всего становилась иждивенцами родителей или других родственников, получавших пенсию. Вынужденное безделье способствовало развитию девиантного поведения (пьянство, потребление наркотиков, драки, хулиганство и пр.). Одновременно изменения претерпело и репродуктивно-брачное поведения молодых селян: мораль была в упадке; материальная неустроенность вызвала снижение уровня официальной брачности, зато быстро распространялись фактические сожительства и внебрачные дети, даже среди несовершеннолетних. Государство в это время, пытаясь нейтрализовать негативные итоги неудачной аграрной реформы, фактически не занималось решением проблем сельской молодежи, не стремилось создать нормальные условия для учебы и трудоустройства. Это придавало особый драматизм ситуации на селе, формировало у сельской молодежи атмосферу полной безнадежности, что еще больше усиливало ее миграционные настроения.

 

Ольга Михайловна Вербицкая, д.и.н., г.н.с., Институт российской истории РАН

 

М.Ю. Люстров (Москва)

 

Пьеса «Удивительный сон салтана Ахмета» в русском переводе начала XVIII в.

   Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 20-012-00014а.


В 1720 г. в Лейпциге вышла книга Давида Фассмана (с 1718 по 1739 гг. редактора журнала «Разговоры в царстве мертвых»), состоящая из разговора Карла XII и Фридриха IV Голштинского в царстве мертвых, краткое географическое описание Швеции и всех ее нынешних и утраченных провинций, приветствие не пережившего необходимости служить молебны в честь победителей шведского короля интенданта Майера Карлу XII и его армии в Померании, панегирические стихи Карлу XII и описание сна давшего Карлу убежище после полтавского разгрома султана Ахмета. В русском переводе немецкой книги исчезают приветствие покойного Майера и стихи, но в конце сборника появляется отсутствующий в лейпцигском издании разговор казненных Паткуля и Гёрца того же Фассмана. Предлагаемый доклад посвящен лишь одному разделу книги – сну султана Ахмета, в русском переводе получившему название «Подлинная и обстоятелная реляция о некотором удивителном сне, каков салтан Ахмет про короля швецкого Каролуса XII в то время видел, как он оную турецкую землю оставил».

В начале сочинения отмечается, что король шведский выехал «с востока» в прошлом году, и вскоре султан впал в меланхолию, которую пытались объяснить либо начавшейся в декабре 1714 г. войной с венецианцами, либо его раскаянием в недостаточно почтительном отношении к шведскому королю. Реляция состоит из описания сна Ахмета и некоторых объясняющих происходящее комментариев. Во сне Ахмет беседует с Карлом «о некоторых важнейших делех», затем некий лев приносит султанао «на место кладбищное, где похоронены швецкия короли», затем Ахмет оказывается в некой храмине, видит задумчиво сидящего вооруженного Карла XII в окружении 11 предшествующих шведских Карлов и Густава Адольфа и слышит его ответы на реплику каждого из них. Карл удручен полтавским разгромом, но надеется на последующие успехи, и шведские короли активно его в этом поддерживают.

Русский cборник начинается и заканчивается разговорами в царстве мертвых: Карла XII с Фридрихом IV Голштейн Готторпским, барона Герца с Паткулем, и разговор «по ролям» во сне органически в эту структуру вписывается. Покойные шведские монархи ободряют несчастного, но здравствующего Карла XII, и каждому из своих собеседников он отвечает отдельно. Во сне Ахмета Карлы говорят, что они наблюдали за героем и весьма им гордятся. Эта беседа происходит на глазах Ахмета, который пытается вступить в разговор и заявляет, что Швеции симпатизирует. Карла же занимает вопрос, допустимо ли обращаться за помощью к иноверцам, и получает ответ, что допустимо и даже необходимо. Карл V специально говорит о надежде на помощь Турции, Густав Адольф утверждает, что, если европейские государи отказывают Карлу в помощи, он имеет все основания вступать в переговоры с мусульманами. Из дальнейших разговоров Карла с королями следует, что свою надежду он возлагает не только на данную ему богом турецкую помощь, но и проверенную годами войны верность своего народа. По мысли короля, «сплонившимся» врагам Швеции противостоят Бог, султан и сам Карл. Короли с Карлом соглашаются и благословляют его на новый поход. После этого к Ахмету приходит ангел и вручает ему грамоту, в которой повествуется о скором торжестве христианства. Испуганный султан неловко поворачивается на кровати и пробуждается. В конце же раздела говорится о желательности участия храбрейшего из христианских королей в борьбе против «неприятелей имени Христова».

В русской версии этот текст назван реляцией, однако он соткан из элементов, присущих драматическим сочинениям, и напоминает пьесу. Во-первых, султан свой сон видит, становится зрителем действа, в котором сам участвует. В реляции описывается то, что видит зритель: позы, движения, как правило, очень бурные, наряды, антураж. Специально указывается обстановка храмины – «в которой в готовности стоят стулья и столы и для прохождения врата отверзты были». 12 королей заходят в комнату и занимают места за столом, при этом у каждого над головой написано его имя. Во-вторых, спектакль разделен на специально обозначенные акты с указанием места действия: «место кладбищенское», «храмина». В течение четверти часа, когда султан сидит на кладбище, «декорация» меняется, и «сей вид мертвой переменился в храмину изрядную». В-третьих, каждый из королей по очереди и по нумерации, от 1 до 11, произносит свои слова. В-четвертых, периодически в зале раздается комментирующий происходящее «на сцене» голос: «потом возгласил ему некоторой голос дважды: «Ахмет, увидиши здес предбудущие дела…». В-пятых, во сне Ахмета приводятся тексты самых разных документов – писем или реляций. Трудно сказать, осознавал ли русский переводчик театрализованность описанного им действа. Прямых указаний на принадлежность сна Ахмета к разряду драматических сочинений здесь нет, нет в нем и характерных авторских оговорок, однако близость «Удивительного сна салтана Ахмата» к драматическим сочинениям сомнений не вызывает. К этому нехитрому выводу позволяет прийти самое поверхностное сопоставление сновидческого действа с русскими пьесами школьного театра.

 

Михаил Юрьевич Люстров, к.ф.н., с.н.с., Институт мировой литературы им. А.М. Горького РАН


О.Ф. Ежова (Москва)

 

Образы деревни в поэтических текстах старообрядческого девичьего альбома

 

Зимой 2020 года отделом фольклора ИМЛИ РАН совместно с МАЛ МГУ была проведена экспедиция к русским старообрядцам Молдовы и Приднестровья. Был найден девичий альбом песенник, содержащий как древние, так и современные поэтические тексты. Образ деревни в данных текстах встречается довольно часто. В докладе были рассмотрены аспекты восприятия и символизм образа деревни для староверов на материале данногоальбома.

 

Оксана Фёдоровна Ежова, аспирант, Институт мировой литературы им. А.М. Горького РАН

 

(Нет голосов)
Версия для печати

Возврат к списку