28-11-2021
[ архив новостей ]

Проблемы изучения деревни в истории и литературе (Секция 1)

  • Автор : Т.О. Лебедева, Д.М. Никитина, О.А. Плех, Ф.И. Мелентьев, А.В. Голубцова, Я.Д. Чечнёв, Е.А. Воронова, В.В. Пешкова
  • Количество просмотров : 81

Проблемы изучения деревни в истории и литературе
(Секция 1)

 

Авторы: Т.О. Лебедева, Д.М. Никитина, О.А. Плех, Ф.И. Мелентьев, А.В. Голубцова, Я.Д. Чечнёв, Е.А. Воронова, В.В. Пешкова

 

Т.О. Лебедева (Москва)

 

Упадок, смерть и загробная жизнь английской усадьбы
в готической литературе

 

Усадьба, поместье (country house) – один из самых узнаваемых символов английской литературы и культуры. На протяжении веков величественные дворцы и парки привлекали людей, к ним обращались писатели и кинематографисты, превратив усадебные дома в важную часть национального менталитета и саморепрезентации. Однако английское поместье и его обитатели привлекали и представителей более мрачной и фантастической литературной традиции, в рамках которой косвенно и напрямую говорилось об упадке как самих усадеб, так и живших в них семейств. Падение великих и влиятельных родов было предметом, занимавшим готическую литературу с момента её зарождения (достаточно вспомнить «Замок Отранто»). Как и в «Падении дома Ашеров» Э.А. По, участь обитателей поместья была неотрывно связана с их домом, нередко изображаемым в качестве хранителя мрачных тайн и места преступлений.

 

Татьяна Олеговна Лебедева, к.ф.н., преподаватель, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

 

Д.М. Никитина (Москва)

 

Жанровые особенности описаний А.Ф. Воейковым подмосковных усадеб


Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 20-312-90045



В альманахе «Северные цветы» на 1825 г. и в журнале «Новости литературы» (приложение к газете «Русский инвалид») в 1825–1826 гг. А.Ф. Воейков опубликовал три очерка о подмосковных усадьбах: это были Царицыно, Кусково и Савинское. Исследователи отмечали, что этот прозаический цикл в определенном смысле является продолжением переведенной А.Ф. Воейковым поэмы «Сады» Жака Делиля, а именно включенных им 72 строк своего описания русских садов, в т. ч. Царицына, Кускова и Савинского (Н.Б. Реморова, М.Ф. Климентьева). М.Ф. Климентьева отнесла цикл к дескриптивной прозе, к жанру путешествий, отметив использование приемов арзамасской поэтики (введение чужого текста, явная и скрытая цитация). В докладе были проанализированы жанровые особенности этих очерков, в которых синтезируются разные жанровые признаки: воспоминание, прогулка, идиллия, послание, диалог с «арзамасским братством», в том числе в формах пародийной стилизации.

Динара Маратовна Никитина, аспирант, Институт мировой литературы им. А.М. Горького РАН


О.А. Плех (Москва)

 

Помещичье землевладение в Вологодской губернии в последней четверти XVIII – первой половине XIX в.

 

В докладе основное внимание уделено вопросам, связанным с особенностями экономического положения дворянства Вологодской губернии. На материалах, выявленных в Российском государственном архиве древних актов и Государственном архиве Вологодской области, проанализированы размеры душевладения и доходы с помещичьих имений в последней четверти XVIII – первой половине XIX в. Выявлено, что среди вологодских дворян только единичные семьи относились к разряду владельцев средних и крупных поместий, а более 70 % составляли лица, не имевшие «средств к приличному себя содержанию». Полученные статистические данные позволили увидеть, что, хотя изучаемая губерния и относилась к числу недворянских, процессы, протекавшие в среде вологодского «благородного» общества, были схожи с общероссийскими тенденциями. Несмотря на все преимущества, которыми пользовалось «благородное» сословие, добиваться больших прибылей от своих хозяйств в этот период удавалось далеко не всем помещикам. Преобладание мелких помещиков, вынужденных вести хозяйство в суровых природно-климатических условиях, очевидно, приводило к невозможности содержать свои семьи за счет собственных доходов и вынуждало обращаться в кредитные учреждения. В середине XIX в. две трети помещичьих населенных имений и владельческих крестьян состояли в обеспечении долга.

 

Олеся Анатольевна Плех, к.и.н., н.с., Институт российской истории РАН

 

Ф.И. Мелентьев (Москва)

 

Сельское население в восприятии старших сыновей Александра II

 

Доклад посвящен изучению представлений старших сыновей Александра II о сельском населении Российской империи в эпоху Великих реформ. Великие князья Николай и Александр Александровичи в 1855–1865 и 1865–1881 гг. соответственно были наследниками престола, поэтому формирование их взглядов на будущих подданных было особо значимо. Источниковая база статьи представлена неопубликованными письмами и дневниками великих князей, в основном написанными во время их путешествий по стране в 1861, 1863 и 1866 гг. В отличие от официозных описаний августейших путешествий материалы личного происхождения позволяют рассмотреть собственные чувства наследников престола. В докладе рассмотрено отношение великих князей к отмене крепостного права, особенности общения наследников престола с простым народом, особое внимание обращено на жалобы крестьян, полученные старшими сыновьями Александра II.

 

Федор Ильич Мелентьев, к.и.н., главный специалист, Государственный архив Российской Федерации; н.с., Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

 

 

А.В. Голубцова (Москва)

 

Сельская жизнь и «русский миф»
в травелоге Коррадо Альваро «Творцы потопа» (1935)

 

 Исследование выполнено при поддержке гранта РНФ № 20-78-00042 «Советский Союз и “русский миф” в травелогах итальянских писателей» в ИМЛИ РАН



Коррадо Альваро, итальянский писатель, поэт и журналист, в 1934 г. приехал в СССР как специальный корреспондент газеты «Стампа». В 1935 г. его статьи были опубликованы в сборнике «Творцы потопа. Путешествие в Советскую Россию». В ходе поездки Альваро посетил не только Москву и Ленинград, но и такие сельскохозяйственные районы, как Поволжье и Черноземье. Описывая сельскую жизнь и положение крестьянства в СССР, Альваро обращается как к статистическим данным и социальному анализу, так и к элементам европейского «мифа о России», сложившегося в XVIII-–XIX вв. и сохраняющего свое влияние на протяжении ХХ столетия. Мифологическая основа, проступающая за описаниями конкретных феноменов советской сельской жизни, придает тексту Альваро глубину, наделяя его универсальным и даже метафизическим смыслом.

 

Анастасия Викторовна Голубцова, к.ф.н., с.н.с., Институт мировой литературы им. А.М. Горького РАН

 

Я.Д. Чечнёв (Москва)

 

Советская Аркадия в романе Андрея Николева «По ту сторону Тулы»

 

С первых же страниц Николев погружает читателя в окарикатуренный страшно-смешной псевдоидиллический мир «поэзии», «красоты» и «ветхого» предания, беря за основу усадебную романистику XIX века. Встреча Сергея и Федора – героев романа – разворачивается на лоне природы. Пасторальный колорит обогащается песней под аккомпанемент гитары, в которой слышатся отзвуки русских дореволюционных романсов. Усиливает пасторальный эффект появление трех собак – Лобзая, Фингала и Оссиана, имена которых для подготовленного читателя наполнены литературно-фольклорным содержанием. Николев ставит на стражу пасторального пространства три литературные традиции, представленные в травестированных образах стражей-собак – фольклорно-мифологическую (Фингал), сентименталистскую (Оссиан) и пушкинскую (Лобзай). Эти окарикатуренные литературные традиции охраняют советскую Аркадию, которую создает в романе Николев. Это пространство походит на регулярный парк с редко рассаженными яблонями. Писатель конструирует свой вариант эдемского сада – утопию с характерным литературным наполнением.

Вместе с тем писатель включает в повествование дистопические элементы, намекая на нежизнеспособность этой Аркадии. Так, например, в хлебосольном доме Федора, наполненном балагурством и чаепитиями, постели оказываются заполненными блохами. Сено на сеновале, где спит Сергей, на поверку оказывается не мягким, а колючим. Многочисленные мухи мешают спокойному сну и т.д. Дистопия проникает и на языковой уровень. В романе множество примеров, когда «благолепие» повествования нарушается внезапным «грубым словом» или натуралистическим описанием. Федор, например, в различных ситуациях произносит «пес тебя дери».

Николев посредством иронии и травестии создает особое аркадское пространство, машинерия которого не скрывается. Благодаря вкраплению дистопических элементов видна нарочитая механистиченость героев романа, ситуации, в которые они поставлены, также не лишены искусственности. Посредством смысловой игры, в которой автор сталкивает различные исторические и культурные пласты, Николев выстраивает топографию культуры «по ту сторону Тулы», где в центр ставится патриархально-усадебная топика (не без влияния Льва Толстого). Вместе с тем писатель делится опасениями по поводу будущего этой богатой литературной традиции. Ее распад на отдельные дискурсы, которые автор волен смешать между собой так, как посчитает нужным, Николев описывает в своем романе задолго до постмодернистских опытов. Вместе с тем автор подчеркивает актуальность пасторальной топики и для XX века, поскольку ставший для русской литературы сюжет развенчания утопии берется им за основу для собственного произведения.

 

Яков Дмитриевич Чечнёв, к.ф.н., н.с., Институт мировой литературы им. А.М. Горького РАН


Е.А. Воронова (Москва)

 

Нормы и аномалии деревенского отцовства 1950–1960-х гг.

 

В художественных произведениях и публицистике 1950–1960-х гг. деревенская семейная жизнь и, в частности, родительство рассматриваются с позиции искоренения таких явлений, как «пережитки», «домашняя тирания» и «сектантство». Однако, с другой стороны, на контрасте с городской средой – это пространство «естественной преемственности» поколений, передачи опыта и область чувственных, близких, отношений как в сельской общине, так и внутри семьи. Советское деревенское отцовство сохраняло черты традиционного родительства, однако под влиянием разрушения общины и коллективизации, Великой Отечественной войны и послевоенного гендерного дисбаланса оно претерпело значительную трансформацию, как и сельская семья. Нормы и аномалии в восприятии деревенского отцовства определялись комплексом условий, включавших как традицию «главы семейства», «большака», так и ломку гендерного уклада в условиях общества модернового типа.

 

Екатерина Андреевна Воронова, м.н.с., Институт российской истории РАН

 

В.В. Пешкова (Москва)

 

Оппозиция «природа – культура» в романе Эрленда Лу «Допплер»

 

Эрленд Лу (1969) – популярный норвежский писатель-«примитивист» и критик, лауреат ряда национальных и международных премий. Роман «Допплер» (Doppler, 2004) – своеобразный инвариант истории естественного человека, ищущего себя в бегстве от цивилизации. Андреас Допплер – главный герой романа, вполне благополучный отец семейства и успешный во всех отношениях человек, неотъемлемую часть жизни которого составляют доводящие до исступления песенки с детского телевидения и раздражение, связанное с войной в Ираке, в то время как он не может решить, какую плитку выбрать в ванну. Падение с велосипеда помогает понять Допплеру, что его жизнь абсурдна и лишена смысла. Он уходит в лес, чтобы попытаться сформировать более естественный и осознанный образ жизни. Ничего принципиально нового, казалось бы, в таком развитии сюжета нет, но лес этот оказывается фактически городским парком, а существовать независимо от благ цивилизации герою явно не удаётся: решив отказаться от привычек, привитых цивилизацией, он наведывается в супермаркет за обезжиренным молоком; стремясь избежать ответственности, заботится о лосенке Бонго и ходит на родительские собрания. Жизнь в лесу для героя – это игра, своеобразный бунт против окружающих его людей и общества потребления. Роман является пародией на современный мир, стремящийся к гармонии с природой, но при этом не желающий отказываться от принципов и привычек цивилизации, что в конечном итоге оборачивается фарсом, демонстрирующим беспомощность современного человека.

 

Виктория Вячеславовна Пешкова, к.ф.н., ст.н.с., Институт мировой литературы им. А.М. Горького РАН

 

(Голосов: 1, Рейтинг: 3.3)
Версия для печати

Возврат к списку