24-06-2024
[ архив новостей ]

Тезисы докладов

  • Автор : Shalini Attri, Manuradha Chaudhary, Т.Л. Александрова, А.М. Багиров, А.С. Балаховская, Е.Е. Балданмаксарова, Е.М. Дьяконова, Б.С. Зулумян, Т.Г. Керимли, М.Е. Кравцова, А.А. Кузнецов, Е.С. Кукушкина, В.Р. Махмутов, А.А. Мокрушина, А.Б. Наджафов, М.Л. Рейснер, А.Р. Садокова, Г. Юнусова
  • Количество просмотров : 596


 

Shalini Attri,

Manuradha Chaudhary

 

REDEFINING FEMINIST SPACE: ANALYZING SELECT INDIAN WOMEN RULERS

 

The contestation on women issues most of the time has been on engaging Indian women’s rights in western framework. India has different theoretical tradition that draws upon the critiques of historical/ structural/sociological analysis. The works of Indian grammarians/philosophers like Patanjali and Katyayana have references of Indian women being educated in Vedic period. Women sages like Gargi, Maitreyi had intellectual superiority in Indian philosophical discourse. The placement of women in Indian religion, epics and mythology has been at the center - Goddess Durga represents shakti, Saraswati symbolic of wisdom or epical women like Sita and Draupadi epitomizes strength. Similarly, women rulers in Indian history have been a mediating structure in creating and constructing the nation as well as the intelligentsia marking their presence in public sphere. The paper argues the narratives of Indian women in history with a focus on relocation, reshaping of women rulers as an icon of empowerment, a new feminist model with intellectual tradition and administrative capacities thus causing a shift in the feminist spaces. The references of select women rulers are taken from Archana Gupta’s The Women Who Ruled India.


Shalini Attri,
PhD, Dept of English BPS Women’s University
Khanpur Kalan, Sonipat, India
E-mail: shalinibpsmv@gmail.com
Manuradha Chaudhary, 
PhD, Centre of Russian Studies Jawaharlal Nehru University 
Delhi, India  
E-mail: manuradharaj@gmail.com


Т.Л. Александрова 


ТРАНСФОРМАЦИЯ ЖАНРОВОГО КАНОНА АНАКРЕОНТИЧЕСКОЙ ПОЭЗИИ В ПОЗДНЕАНТИЧНОЙ И ВИЗАНТИЙСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ


Анакреонтическая поэзия – особый поэтический жанр, сформировавшийся в поздней античности, в основу которого был положен принцип подражательности. Авторы сознательно имитировали стиль Анакреонта Теосского. Жанровый канон определяется формальными признаками (прежде всего – метрикой). Основные мотивы этой поэзии – наслаждение жизнью, ощущение ее краткости. Авторская индивидуальность чаще всего неразличима, хотя есть исключения. Со временем появляются христианские анакреонтики, в которых анакреонтические темы преломляются в соответствии с христианским учением. Постепенно формируется канон христианской анакреонтической поэзии, уже с иным, молитвенным содержанием, однако стихотворные размеры остаются те же, хотя читаются в соответствии с изменившимися правилами произношения и испытывают влияние богослужебной поэзии. Столь продолжительная востребованность жанра обусловлена легкостью восприятия на слух свойственных ему стихотворных размеров даже при существенном изменении просодии.


Александрова Татьяна Львовна, 

доктор филологических наук.

Институт мировой литературы им. А.М. Горького РАН

Москва, Россия

E-mail: tatianaalexandrova@yandex.ru


 

А.М. Багиров 


НАРУШЕНИЕ КАНОНА КАК ИСТОЧНИК СОЗДАНИЯ НОВЫХ ПОЭТИЧЕСКИХ ШКОЛ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ


В современной западной ориенталистике существует устойчивое мнение на уровне теории о том, что в средневековой восточной литературе нарушение канона приравнивалось нарушению литературной закономерности. На самом деле, средневековые талантливые мастера поэтического слова старались не повторять предшественников, а создавать свои оригинальные, совершенные произведения. Они находили новые формы и образы, жанры и размеры, поэтические фигуры и разнообразные художественные средства, неповторимые музыкальность и ритмику. Теоритические подосновы этих поэтических поисков явно прослеживаются во вступительных частях бессмертных поэм («Хамсе» – «Пятерица») гениального азербайджанского поэта и мыслителя Низами Гянджеви (1141–1209). Настоящие таланты, нарушая канон, смогли подняться к вершинам и создать свои поэтические школы. Тем не менее, эти поэты не нарушали закон эстетического воздействия художественного слова на умы и чувства людей.  В данном докладе речь пойдёт о том, как именно великие азербайджанские поэты Низами Гянджеви и Мухаммед Физули (1494–1556), в своём творчестве разрушая окаменевшие каноны восточной литературы, создавали свои поэтические школы. 


Багиров Абузар Мусаевич,

доктор филологических наук.

Институт мировой литературы им. А.М. Горького РАН

профессор Университета МГИМО МИД РФ

Москва, Россия

E-mail: abuzar-bam@mail.ru 



А.С. Балаховская 


ПРОБЛЕМА АВТОРСКОГО САМОСОЗНАНИЯ В ТРАДИЦИИ ПОЗДНЕАНТИЧНОЙ БИОГРАФИИ (ЯМВЛИХ, АФАНАСИЙ АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ)


«Житие Антония Великого» Афанасия Александрийского лежит у истоков возникновения нового литературного явления – христианской агиографии. По жанровой форме «Житие» представляет собой образец позднеантичной биографии, однако по сравнению с традицией языческой биографии, оно находится в рамках христианского агиографического дискурса, который наполняет литературное произведение новыми смыслами. Это относится и к типу авторского самосознания, и к авторской самооценке, и к литературным целям, которые ставил перед собой автор. Идея авторского самосознания в известном образце позднеантичной биографии, сочинении Ямвлиха «О пифагоровой жизни» выражена в преамбуле, что автор в своей деятельности нуждается в содействии высших сил; это есть свидетельство о авторского смирения. Смысл же своего литературного творчества Ямвлих видит в том, чтобы с божественной помощью передать другим знания о пифагорейском учении и тем самым открыть путь к богопознанию. Отличительными чертами авторского самосознания «Жития Антония Великого» являются не только авторское смирение и принижение значения автора, но и прямое делегирование авторства Богу. Из сказанного Афанасием Александрийским вытекает, что автор не является полноценным творцом литературного мира, а только посредником в реализации божественного замысла. Смысл авторской деятельности заключается в создании текстуального образа Антония, который согласно мысли Афанасия Александрийского должен знаменовать реальное присутствие уже почившего святого; цель его создания – распространение монашеских идеалов и монашеского образа жизни. Таким образом, по сравнению с произведением Ямвлиха, у Афанасия Александрийского присутствует, с одной стороны, идея об авторе как о божественном посреднике, а, с другой, идея о текстуальном воплощении образа, отсутствующем в произведении Ямвлиха, что вполне естественно, поскольку, в согласии с учением Пифагора, тело является темницей души, тем, от чего душа должна освободиться, в отличие от христианства с его учением о боговоплощении и обожении плоти.


Балаховская Александра Сергеевна, 

доктор филологических наук.

Институт мировой литературы им. А.М. Горького РАН

Москва, Россия

E-mail: a.balakhovskaya@gmail.com



Е.Е. Балданмаксарова 


ИНДО-ТИБЕТО-МОНГОЛЬСКИЕ ЛИТЕРАТУРНЫЕ СВЯЗИ (XIII-XIV ВВ.)


Большая роль в развитии литературного процесса Монголии XIII-XIV вв. принадлежит литературным связям и переводческой деятельности.  В Монголию через Тибет проникают индийские фольклорные и литературные произведения, которые, как правило, входили в состав буддийских трактатов и в комментарии к ним. Наиболее широкое распространение получили шастры и сутры, в которых даются сведения о космологии, классификации божеств, сказания о Будде Шакъямуни и др. Пагба лама Лодойджалцан (1235-1280)  в своих стихотворных произведениях, гимнах и одах, написанных на основе теории поэзии и правил стихосложения, изложенных в «Кавьядарше» (Зеркало поэзии) Дандина и «Чандоратна-Кара» (Просодия, так называемое место возникновения драгоценности) Раднакарашанти, разъяснил в художественной форме сущность двух принципов государственного управления – союза светской и духовной власти и обосновал святость власти монгольских ханов. Одним из первых на монгольский язык была переведена философская поэма «Бодхичарья-аватара» (Путь Бодхисаттвы) Шантидевы – индийского мыслителя и поэта (VIII в.) из университета Наланда. Наиболее известным и любимым до сих пор в среде монголов является поэтическое произведение «Субхашита» (Сокровищница благих речений) тибетского поэта Сакья-пандиты Гунгаджалцана (1182-1251) в переводе Соном-Гара. Итак, резюмируя отметим, что монгольская литература XIII-XIV вв., была темно связана с литературой соседних восточных стран.


Балданмаксарова Елизавета Ешиевна,

доктор филологических наук.

 Институт мировой литературы им. А.М. Горького РАН

Москва, Россия

E-mail: liza.bur@mail.ru


 

Е.М. Дьяконова 


ПРЕЛОМЛЕНИЕ СРЕДНЕВЕКОВОГО ПОЭТИЧЕСКОГО КАНОНА В ПРОЗЕ НОБЕЛЕВСКОГО ЛАУРЕАТА КАВАБАТА ЯСУНАРИ


         Стиль прозы Нобелевского лауреата по литературе 1968 г. Кавабата Ясунари (1899-1972), принадлежащего к школе японских неосенсуалистов, часто сравнивается в современных филологических исследованиях (Тровела, Эймса, Старсса, Обучевского и др.) с поэтикой «нанизанных строф» рэнга. Жанр «нанизанных строф», хотя и существовал в упрощенном виде с VIII в., достиг совершенства в XV в., в настоящее время этот жанр возрождается. Наиболее яркими примерами использования поэтики и эстетики рэнга можно считать следующие понятия: «нанизывание» или «соединение» – (цукэаи) и «плывущий мир» или «зыбкий мир» (укиё). «Нанизывание» элементов рэнга, т.е. переход от одного предмета описания к другому происходит по определенным строгим правилам, представленным в трактатах (ронбун) и книгах правил (сикимоку). «Плывущий» или «зыбкий мир» это категория, употреблявшаяся еще в Х в, но наибольшее развитие она получила в эпоху Токугава (1603-1868). Это многослойное понятие. претерпевшее в веках существенную эволюцию, но представление об укиё как о бренном, эфемерном мире, который не подвластен воле человека, получило в эпоху Токугава юмористические коннотации. Преломление данных средневековых категорий в прозе ХХ в., в частности в романе Кавабата Ясунари «Озеро» – тема настоящего сообщения. 


Дьяконова Елена Михайловна, 
кандидат филологических наук.
Институт мировой литературы им. А.М. Горького РАН
профессор НИУ "Высшая школа экономики"
Москва, Россия
E-mail: elenadiakonova@rambler.ru



Б.С. Зулумян 


АВТОР И ТРАДИЦИИ АНТИЧНОЙ РИТОРИКИ В АРМЯНСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ «ЗОЛОТОГО» V ВЕКА»


Армянская письменная литература начала формироваться сразу после создания Месропом Маштоцем в 405 г. Был сделан перевод Библии с арамейского и сверен с Септуагинтой. За короткий период сформировались основные направления письменной деятельности: историография, богословие, духовная поэзия, агиография, философия. Они заключают в себе огромное количество сведений по истории и культуре не только армянского народа, но народов региона (сведения о персидских верованиях и эпических сказаниях, зафиксированные из устно-поэтических источников V в., сюжеты Шахнаме) и имеют мировое значение. V век стал временем наивысшего расцвета армяской культуры и был назван «Золотым». Произведения написаны на высоком научном и художественном уровне по всем канонам античной риторики, она вся – авторская. Образ автора не безличен, выступает от своего имени и от первого лица. Изложение исторических фактов (у Корюна, Агатангелоса, Мовсеса Хоренаци, Павстоса Бюзанда, Егише и др.) сопровождается авторскими комментариями, образно, некоторые отрывки достигают высокой художественности. Основной принцип: «писать красочно, но правдиво». 


Зулумян Бурастан Сергеевна, 
кандидат филологических наук.
Институт мировой литературы им. А.М. Горького РАН
Москва, Россия
E-mail: lalazulum@mail.ru

 


Теймур Гашим оглу Керимли


ПОЛИЛОГ В ЛИТЕРАТУРАХ ВОСТОКА: ПОЭТИЧЕСКАЯ ШКОЛА НИЗАМИ ГЯНДЖЕВИ


Обычно в научной литературе, посвящённой взаимосвязям между различными литературами, говорится о диалоге литератур, что означает взаимосвязь только между двумя литературами. Но в действительности, чистая взаимосвязь (диалог) между двумя литературами встречается весьма редко, и правильно было бы говорить об отношениях между несколькими литературами. Понятно, что в этом случае термин «диалог» не охватывает всю сущность такого явления, и правильно было бы назвать такую перекличку литератур «полилогом». Такой подход даёт нам повод говорить о многогранных взаимосвязях между литературами не только Востока, но, разумеется, и Запада. Подобное явление прослеживается как между различными литературами, так и в образце творчества одного поэта. В предлагаемом докладе речь пойдёт о полилоге гениального азербайджанского поэта и мыслителя Низами Гянджеви с разными литературными источниками, а также с последователями его поэтической школы.


Теймур Гашим оглу Керимли,
доктор филологических наук,
академик Национальной Академии Наук Азербайджана
директор Института рукописей им. Мухаммеда Физули НАНА                                                      
Баку, Азербайджан
E-mail: teymur.karimli@science.az

 

М.Е. Кравцова 

 

КОНЦЕПТЫ ОБРАЗА ЦЮЙ ЮАНЯ В КУЛЬТУРЕ ИМПЕРСКОГО И СОВРЕМЕННОГО КИТАЯ


         В современной китайской гуманитарии и зарубежной синологии наличествуют три генеральных и принципиально различных парадигмы восприятия образа Цюй Юаня и его поэтических произведений (чуцы, «чуские строфы»). Первая из них базируется на признании Цюй Юаня великим поэтом и крупным политическим деятелем, жившим в IV—III вв. до н. э. в царстве Чу и претерпевшим драматические жизненные коллизии. Соответственно его творения рассматриваются преимущественно в социально-политическом и автобиографическом ракурсах. Во второй парадигме образ Цюй Юаня связывается с чуским жречеством, что диктует повышенное внимание к религиозным мотивам в «чуских строфах». Третья основывается на отрицании историчности Цюй Юаня, а «чуские строфы» полагаются произведениями анонимной религиозной поэзии. Все три парадигмы восходят к концептам образа Цюй Юаня, которые сложились в культуре имперского Китая в разные исторические периоды и под влиянием различных историко-политических и идеологических факторов. 


Кравцова Марина Евгеньевна, 
доктор филологических наук.
Санкт-Петербург, Россия 
E-mail: kravtsova_sin@mail.ru

 

А.А. Кузнецов 

 

РАСПАД ЯЗЫКА КАНОНА В ПОЭМЕ НИМА ЮШИДЖА «ПОВЕСТЬ О ПОБЛЕКШЕМ» (1921)


Литературным дебютом Нима Юшиджа (1897-1960), отца «новой поэзии» в Иране, стала «Повесть о поблекшем». Её сюжет намечен условно, доминирует лирическое начало: событийная канва истории разлада героя с возлюбленной описана через динамику переживаний. Исходная лирическая ситуация, характерная для классической газели, развернута в крупную нарративную форму маснави. В тексте обнаруживается пласт стереотипных мотивов любовной лирики (муки неразделённой любви, безумие и одиночество). Содержание не лишено и устойчивых мистических коннотаций: герой пытается донести Истину любви до непонимающей «толпы». Однако в «фасаде» поэмы заметны «трещины», разрушающие традиционную конструкцию. Образный мир поэмы достроен конкретными деталями горного пейзажа, сельского быта и воспоминаний детства, отражая индивидуальность лирического героя, которому враждебен «порочный» город. Личностная составляющая мира произведения обусловливает своеобразие и экспрессивность авторского стиля. Дихотомия «деревня–город» преодолевает условность канонических рамок языка газели

    

Кузнецов Алексей Анатольевич
Институт стран Азии и Африки им. М.В. Ломоносова
Москва, Россия
E-mail: alex01-nw@yandex.ru

Е.С. Кукушкина 


ПРОБЛЕМА КАНОНА И СТАНОВЛЕНИЕ МАЛАЙСКОЙ ДРАМАТУРГИИ ХХ В.


Драматургия является самым молодым родом малайской литературы. Возникновению современных прозы и поэзии предшествовали столетия развития традиционной словесности. Однако драматических жанров средневековая малайская литература не знала. Следовательно, в отличие от прозы и поэзии, возникшая лишь в середине ХХ в. драматургия не имела средневекового канона в качестве неизбежного объекта рефлексии. Авторам ранних пьес на малайском языке был доступен лишь фольклорный канон: большинство малайских драматургов были выходцами из крестьянской среды, которая наследовала и поддерживала его бытование. Этим можно объяснить такие черты малайской драматургии, как состав героев, близкий к набору шаблонных персонажей в традиционных зрелищах, значительная роль смехового начала, присутствие мотивов, так или иначе связанных с испытаниями, восходящими к инициации. Эти характеристики оставались устойчивыми в 1950х-1960х гг., несмотря влияние западной театральной культуры, проводником которого были коммерческие зрелища переходного типа.


Кукушкина Евгения Сергеевна, 
кандидат филологических наук.
Институт стран Азии и Африки им. М.В. Ломоносова
Москва, Россия
E-mail: zhenya_isaa@mail.ru

В.Р. Махмутов 


МОТИВЫ ГЕРОИЧЕСКОГО ЭПОСА В ЗЕРКАЛЕ СТИХОТВОРНОЙ ПАРОДИИ СРЕДНЕВЕКОВОГО ИРАНА (РУБЕЖ XIVXV ВВ.)


Генезис, история и специфика пародийных и сатирических жанров в средневековой персидской литературе в отечественной иранистике монографически не изучалась.  Авторы, творившие в смеховых жанрах в ранний период развития литературы (X-XII вв.), не всегда включали такие стихи в официальные собрания произведений. Исследователи считали этот вид поэзии периферийным в сравнении с прославленными шедеврами, при том, что в определенный период развития литературы появляются авторы, целиком посвятившие себя этому виду поэтического творчества, такие как Обейд Закани (ум. 1371), Абу Исхак Ширази (ум. 1427) и др. В поэтике для «шутейных» стихов появится специальный термин (хазл). Одна из ее тематических разновидностей – пародии на стереотипные мотивы и сам жанр героико-эпической поэмы, например, «Кот и Мыши» Закани и «Война Плова и Лапши» Бусхака Ширази. Анализ мотивов и ситуаций, ставших объектами пародирования, с привлечением сравнительного материала эпопеи Фирдоуси «Шахнаме», позволит судит об авторских стратегиях обращения с традицией.


Махмутов Владимир Радикович, 
аспирант. 
Институт стран Азии и Африки им. М.В. Ломоносова
Москва, Россия
E-mail: v4voldia@gmail.com

 

А.А. Мокрушина 


ОСОБЕННОСТИ ПОЭТИЧЕСКОГО СТИЛЯ ЛЯМИЙИ АББАС ИМАРЫ


Иракская поэтесса Лямийя Аббас Имара (1929–2021) известна не только на родине, но и за ее пределами, во многом благодаря особенному стилю своих произведений. Традиционной для арабской литературы теме любви посвящено несколько сборников стихов поэтессы («Пустой уголок», «Последняя дистанция» и др.). Целый ряд стихотворений поэтесса посвятила городам, в которых жила или которые посещала («Песня к Багдаду», «Сан-Диего»), а также известным личностям («К Махмуду Дарвишу», «Таха Хусейн» «Халиль Мутран» и др.). Стихи поэтессы написаны литературным арабским языком, однако с вкраплением диалектных форм, придающих стихотворениям большую живость. Нередко поэтесса использовала прием построения произведения в форме диалога («Родом из Ирака»). Французский арабист Жак Берк, с которым была знакома поэтесса, писал, что Лямийя Аббас Имара воспевает нежность, красоту и бесконечную женственность, однако ее стихи не лишены иронии.

     

Мокрушина Амалия Анатольевна, 
кандидат филологических наук.
Санкт-Петербургский государственный университет
Санкт-Петербург, Россия
E-mail: kodzik@inbox.ru


Азизага Байрам оглу Наджафов 

                                               

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ ШКОЛА В КЛАССИЧЕСКОЙ ПЕРСОЯЗЫЧНОЙ ПОЭЗИИ


В XI–XII вв. азербайджанские поэты, проживавшие на территории разных средневековыхгосударств, по сложившейся традиции, как правило, писали на фарси, то есть на общепринятым литературном языке дари. Но, все они, обладая образом мыш­ления тюркского народа, в своих произведениях выражали наци­о­нальный колорит и менталитет. Это проявлялось, прежде всего, в пласте мифоло­ги­чес­ко­го мышления и в преданности архетипу национального эпоса. К поэтическому наследию представителей азер­бай­д­жанской школы персоязычной поэзии существуют разные подходы выдающихся востоковедов, таких как Вахид Дастгерди, Ян Рипка, Евгений Бертельс, Азаде Рустамова и др. Надо отметить, что поэтический стильазербайджанских авторов XI–XII вв. Гатрана Тебризи (1012–1091), Абульула Гянджеви (1096–1159), Мехсети ханум Гянджеви (1089–1183), Хагани Ширвани (1126–1199), МуджиреддинаБейлагани (1130–1194), Низами Гянджеви (1141–1209) отличается от стиля поэзии, сложившегося в Бухаре и Хорасане в IX–X вв. В данном докладе персоязычная азерб­айд­жан­ская литература XI–XII вв. представлена как окончательно сформировавшаяся азербайджанская поэтическая школа на Ближнем Востоке.  

    

Азизага Байрам оглу Наджафов,
кандидат филологических наук, доцент. 
Институт рукописей им. М. Физули НАНА                                                      
Баку, Азербайджан
E-mail: azizaga.necefov@mail.ru


М.Л. Рейснер 


ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЖАНРОВ В ИНДИВИДУАЛЬНО-АВТОРСКОЙ ПРАКТИКЕ: КАСЫДА, ГАЗЕЛЬ, МАСНАВИ В ПЕРСИДСКОЙ ПОЭЗИИ XIXII ВВ.


Персидская классическая поэзия как традиционная жанровая система обладает устойчивостью в значительной степени и благодаря «обмену информацией» между отдельными элементами. Это взаимодействие осуществляется в рамках индивидуально-авторской инициативы и участвует в трансформации жанров. На первом этапе развития жанровой системы в касыде сложилась виртуозная техника описания. В процессе становления любовно-романического эпоса одним из его жанровых маркеров становится описание юных героев «с головы до ног». На основе каталога «феноменов красоты», перенесенного в эпическое повествование, сложился канонический «портрет» одного из главных персонажей. Будучи встроенным в сюжетную ситуацию заочной влюбленности, описание красоты мотивирует возникновение любовного чувства. На основе переноса мотивов из газели в романическом эпосе конструируются лирические монологи влюбленных, ответственные за показ внутреннего состояния главных героев. 


Рейснер Марина Львовна,
доктор филологических наук, профессор.
Институт стран Азии и Африки им. М.В. Ломоносова
Москва, Россия
E-mail: mlreysner@mail.ru

 

А.Р. Садокова 


ОБРЯД ИНИЦИАЦИИ: КАНОНИЧЕСКИЕ МОТИВЫ ГЕРОИЧЕСКИХ МИФОВ

 В ЯПОНСКОЙ И АЙНСКОЙ ВЕРСИЯХ


Специфика такой категории мифов как героические заключается в том, что они в основном строятся вокруг биографии героя и фиксируют важные этапы его жизни: чудесное рождение, испытания со стороны родичей или враждебных сил, поиск супруги и подвиги, связанные с этим поиском, борьбу с чудовищами. То есть в мифопоэтической форме описывают или упоминают известный у всех народов мира обряд инициации - этап взросления и вхождение юноши в клан взрослых мужчин. Героические мифы стали важнейшим источником для сюжетов героического эпоса и волшебных сказок. Именно в волшебных сказках, хоть и несколько переосмыслено, мотив обряда инициации является одним из основных, на нем и строится зачастую весь сюжет. В японской традиции обряд инициации в развернутом виде явно прослеживается в мифах цикла Идзумо, а также сохранение всех правил и постулатов героического мифа в фольклорных вариантах на мотив известного эпизода. Та же ситуация обнаруживается в айнской традиции, где построение фольклорного текста ориентируется на установленные закономерности бытования героического мифа.


Садокова Анастасия Рюриковна, 
доктор филологических наук, профессор.
Институт стран Азии и Африки МГУ им. М.В. Ломоносова
Москва, Россия
E-mail: sadokova@list.ru

 

Гульнар Юнусова 


ТРАДИЦИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ В РОМАНЕ ХАРУКИ МУРАКАМИ «ОХОТА НА ОВЕЦ»


Одной из самых отличительных особенностей постмодернистского творчества Харуки Мураками является постоянное противостояние двух полюсов - Востока и Запада, прошлого и будущего, реальности и воображаемого мира, смерти и жизни, света и тьмы, бытия и небытия, хаоса и порядка, что является художественным отражением периода, в котором жил писатель и японского общества в литературе. В своих произведениях писатель, чье литературное мировоззрение формировалось не только восточной философской мыслью, но и западной литературной мыслью, широко сравнивал Восток и Запад в форме традиции и современности. Первый крупный роман Мураками «Охота на овец» воплотил реальность, с которой столкнулась современная Япония, — суть традиции и современности. В произведении писатель сопоставляет традицию в представлении Юкио Мисимы, восставшего против утраты японцами национальных ценностей, потребительства, американизма и все более современной культуры Японии, сил глобализма, с современностью в представлении Сэнсэя, создавшего собственную систему, торгуясь с Соединенными Штатами и распространяя западные товары в Японию через рекламную индустрию. В романе подробно описываются новые реалии, возникшие в результате столкновения глубоко укоренившейся культуры Японии с другими цивилизациями, особенно с западными культурными ценностями.

   

Гульнар Юнусова 
Институт литературы им. Низами Азербайджанской Академии наук
Баку, Азербайджан
E-mail: gulnar1340@gmail.com

 

(Нет голосов)
Версия для печати

Возврат к списку