30-11-2021
[ архив новостей ]

История журнала "Интернациональная литература": перспективы исследовательского проекта

  • Дата создания : 28.11.2014
  • Автор : Е. Е. Земскова
  • Количество просмотров : 4093
Е. Е. Земскова
(НИУ – ВШЭ)
История журнала "Интернациональная литература": перспективы исследовательского проекта1
 
Елена Евгеньевна Земскова, к.ф.н.,
доцент факультета филологии НИУ-ВШЭ,
ezemskova@hse.ru
 
Аннотация: Статья посвящена проекту научно-учебной лаборатории «ИнтерЛит», в котором участвуют студенты и преподаватели факультета филологии НИУ-ВШЭ. В статье обосновывается необходимость создания электронной аннотированной росписи журналов «Вестника иностранной литературы», «Литературы мировой революции» и «Интернациональной литература» (1928-1943 годы), издававшихся в разное время не только на русском, но и на английском, немецком, французском и испанском языках. Подробный обзор исследований и публикаций источников по истории этих журналов позволяет определить основные направления изучения его и институциональной истории. Участники «ИнтерЛита» предполагают рассматривать историю журналов как советский проект культурного трансфера, направленный не только на саму советскую культуру, но и от нее, на культуры Запада.
The paper discusses the research project of the study group InterLit by the students and scholars of the Faculty of Philology of the National Research University – HSE.   The object of study is literary magazines Vestnik Zarubezhnoy Literatury (Herald of Foreign Literature), Literatura Mirovoy Revolutsii (Literature of World Revolution) and Internatsionalnaya Literatura (International Literature) published in Moscow in 1928-1943  in five European languages, Russian, English, French, German and Spanish. The main objective of the research and study group is building up an annotated digital register on the content of all the three magazines to be published on an Internet-site, specifically designed for it. The research is to show to what degree the new Soviet literature felt its connections with the development of the western belles-letres and how the advocacy and dissemination of the work of Soviet writers abroad was organized.
 
Ключевые слова: Международное объединение революционных писателей (МОРП), «Интернациональная литература», литературные журналы в СССР
Key words: International Union of Revolutionary Writers (IURW), International Literature, soviet literary journals
 
В 2014 году на факультете филологии НИУ-ВШЭ при поддержке программы «Научный фонд» была создана группа «Интерлит»2, коллектив преподавателей студентов, изучающих историю советских литературных журналов конца 1920х – середины 1940-х годов: «Вестника иностранной литературы», «Литературы мировой революции» и «Интернациональной литература».  Основной проект нашей учебно-научной группы – создание электронной аннотированной росписи названных журналов. Другая важная сторона работы – изучение истории этих журналов как одного из значимых советских проектов культурного трансфера, направленного на взаимодействие со странами Запада.
История этих изданий представляет собой сложное переплетение не только советских, но и международных культурных и политических обстоятельств.  Первый номер журнала, название которого отсылало к существовавшему еще до революции «Вестнику иностранной литературы», вышел в январе 1928 года. Редакцию возглавлял А.В. Луначарский, журнал был объявлен органом Международное бюро революционной литературы (МБРЛ), созданного в 1926 году Коминтерном. Международный редакционный совет журнала входили писатели коммунистических взглядов из разных стран. После конференции революционных писателей, прошедшей в 1930 году в Харькове, Бюро было переименовано в Международную организацию пролетарских писателей (МОРП), а журнал получил новое название «Литература мировой революции», призванное в большей степени отразить направленность издающей его организации, а также программировавшего новый формат – на основных европейских языках, соответствующих имевшимся или вновь создающимся «национальным» секциям МОРП.   Таким образом издание собиралось не только информировать русскоязычных читателей, но стремилось говорить и с более широкой иноязычной аудиторией. Русскоязычная версия «Литературы мировой революции» начала выходит с января 1931 года, а в июне-июле вышли первые номера журналов с тем же названием на английском, немецком и французском языках. По содержанию версии отличались от русскоязычной и не совпадали между собой, в каждой из них существенное место занимали переводы произведений советских писателей. С января 1932 года название иноязычных версий журнала сменилось на «Интернациональную литературу», то же название появилось и у русскоязычной версии в 1933 году и сохранилось до конца существования журнала. В 1935 году после Международного конгресса в защиту культуры в Париже, после которого МОРП была распущена, журнал стал органом Союза советских писателей. В 1941 году журнал начал выходить на испанском языке. В 1943 году русскоязычная версия была закрыта, однако все четыре иноязычных версии – английская, немецкая, французская, испанская – просуществовали до конца Второй мировой войны.
Наш проект стремится заполнить одну из многих лакун, существующих в истории советской литературной периодики. На сегодняшний день изучение истории советской литературы 1920-х – 1940-х годов существенно осложнено фрагментарностью справочно-библиографического аппарата, в частности, отсутствием достаточного количества достоверных и полных справочников по периодике и биобиблиографических пособий. Поэтому основной целью работы научно-учебной группы является создание аннотированной электронной росписи содержания всех трех журналов, которая будет размещена на специально созданном интернет-сайте3. Проект предусматривает размещение к середине 2015 года полной росписи русскоязычных изданий с краткими аннотациями художественных произведений, критических статей и сообщений в разделе «Хроника». Англоязычная, немецкоязычная, франкоязычная версии журнала будут представлены до конца 2015 года росписью содержания без аннотаций. Перспективными задачами проекта мы считаем создание на основе росписи справочного аппарата: указателя оригинальных и переводных названий произведений и  указателя авторов и переводчиков, включая небольшие биографические справки. В будущем исследовательский коллектив планирует расширить возможности использования росписи за счет включения полнотекстовых копий журналов. Таким образом проект сможет расширить источниковую базу для исследований по истории советских международных связей, истории художественной литературы и истории перевода.
Еще одной целью проекта является выявление архивных материалов по истории указанных журналов в государственных архивах Москвы (РГАЛИ, ИМЛИ РАН, РГАСПИ) и подготовка некоторых из них к публикации. Настоящий проект направлен на привлечение студентов факультета филологии к научно-исследовательской работе. В рамках проекта студенты бакалавриата пройдут библиографическую практику, а стажеры-исследователи смогут в сотрудничестве со своими преподавателями не только разработать современное электронное библиографическое пособие, но и приобрести навыки работы с архивными материалами и провести собственное историко-литературное исследование.
Нельзя сказать, что история указанных изданий не привлекала внимания исследователей, однако количество систематических разысканий по истории журналов вряд ли можно считать достаточным. Исследовательская ситуация в позднесоветский период, как известно, складывалась так, что материалы 1930-х годов, иногда много лет недоступные исследователям, оказывались зачастую не востребованы, поскольку после краткого периода оттепели серьезное научное обращение к истории советской культуры этого периода никак не поощрялось и постепенно стало невозможным. Показательно, что единственное издание, в котором были представлены материалы по истории международных литературных связей сталинской эпохи вышло в свет именно в период оттепели.  В 1969 году в серии «Литературное наследство» появился подготовленный сотрудниками ИМЛИ том, посвященный деятельности МОРП4, в котором помимо публикаций архивных материалов по истории организации был представлен обзор издававшихся МОРП журналов.  Обзор этот, соответственно, завершается изданиями 1935 года, когда была распущена МОРП, и содержит довольно обширные сведения о публикациях в русскоязычной версии журнала и менее подробные об иноязычных версиях. Очевидно, этот обзор не претендует на концептуализацию истории журнала, как и все материалы в томе. Главной целью этого издания было показательное для того времени желание придать гласности материалы о людях, учувствовавших в интернациональных советских проектах начала 1930-х, многие из которых стали жертвами Большого террора, Второй мировой войны и борьбы с космополитизмом, о чем, разумеется, не было прямо сказано. Очевидно и то, что у исследователей советского времени не было возможности занять по отношению к материалу остраняющую позицию, их способ объяснения событий должен был укладываться в рамки принятого идеологически верного представления о советской истории, в которых непротиворечиво описать непосредственные международные контакты советской редакции с зарубежными конрагентами довольно затруднительно. Таким образом, концептуального академического осмысления история журналов, как и самой МОРП, в этом издании получить не могла.   Следует при этом подчеркнуть, что для условий того времени обзор истории и содержания журналов в «Литературном наследстве» стремится к объективному изложению фактов. Между тем, большинство исследователей последних лет, к сожалению, не обращаются к этому репрезентативному изданию в качестве источника по истории МОРПа и его периодики.
Новая волна интереса к «Интернациональной литературе» и ее предшественникам  пришлась на середину 1990-х годов и продолжается до сегодняшнего дня, однако до сих пор полного систематического изложения история журнала как международного издания не получила. Ряд работ посвящены частным эпизодам из истории журнала5.  В 2005 году две обзорные статьи по истории журналов были опубликованы «Иностранной литературой» в рубрике «Истоки и история», возводя таким образом историю журнала, созданного в 1955 году, к предшествующей традиции периодических изданий. В статье Алексея Михеева «Между двумя оттепелями» обзор истории и содержания журналов (только русскоязычной его версии) посвящен, в отличие от обзора в «Литературном наследстве», обращается и к материалам после 1935 года, осмысляя изменения в характере публикаций в период репрессий и во время войны6.  Хорошо документированной работой нам представляется статья в этом же блоке известного специалиста по истории советской цензуры Арлена Блюма7, в которой на материале архивного фонда журнала из РГАЛИ рассмотрены некоторые эпизоды цензурной истории журнала.  Существенный вклад в изучение истории изданий внесла диссертация Наили Саффиулиной, по материалам которой опубликовано несколько журнальных статей, в том числе в соавторстве с Рейчел Платонов8. Ссылаясь на теоретические основания современной истории перевода, исследовательница рассматривает русскую версию журнала как один из важных институтов взаимодействия советской культуры  с иностранными, как «окно на запад»,  через которое посредством перевода советский читатель приобщался к чужой культуре и формировался канон иностранной классики. При всей насыщенности фактами работы Сафиуллиной нельзя считать полностью исчерпывающими, в частности потому, что автор работала лишь с одним из многих возможных  архивных фондов  (фонд редакции самого журнала в РГАЛИ, где представлены, в основном, материалы поздних лет работы редакции). Кроме того, в работах Сафиуллиной, как и в остальных, не учитывается международный характер редакции и наличие иноязычных версий, «окно на Запад» оказывается приоткрытым лишь в одну сторону, советская культура мыслится как, прежде всего, принимающая, а не сообщающая о себе.   
Что касается иноязычных версий журнала, то они изучены намного менее подробно, чем русская версия. Единственное справочно-библиографическое пособие было издано в бывшей ГДР и представляет собой роспись содержания журнала „Die Internationale Literatur”, то есть немецкоязычного варианта «Интернациональной литературы»9. Остальные версии на иностранных языках библиографов и историков периодики не привлекали. Единственное монографическое исследование также посвящено немецкоязычному журналу10. Его автор, Ангела Хусс-Михель, рассматривает публикации журнала „Die Internationale Literatur” в сравнении с другим немецкоязычным журналом, издававшими в Москве в этот же период, “Das Wort”, отмечая зависимость публикаций немецкоязычной редакции «Интернациональной литературы» от русской и англоязычной версий журнала. Однако, основной фокус исследовательницы направлен на изучение именно немецкой литературной эмиграции эпохи Народного фронта, поэтому журнал «Интернациональная литература» как совокупность всех разноязычных версий не представляет для нее интереса. Англоязычная версия, издававшаяся силами советской редакции в Москве, насколько нам известно, не становилась предметом изучения ни разу, франкоязычная мельком упоминается в некоторых работах о  французских писателях-коммунистах, связанных с журналом, таких как  оба главы его парижской редакции Поль Вайян-Кутюрье и  Поль Низан. Таким образом, никем из исследователей задачи рассмотреть историю иноязычных версий журналов в контексте истории русской версии не ставилась.
Между тем, будущий анализ росписи разноязычных изданий «Интернациональной литературы», поможет увидеть их как части, далеко не всегда напрямую соединенные друг с другом, одного обширного проекта культурного трансфера конца 1920х – начала 1940х годов. Схождения и различия в содержании публикаций, общее взаимодействие редакционных политик делает необходимым рассмотрение истории журналов как феномена, порожденного специфической ситуацией взаимодействия советской культуры конца 1920-х – начала 40-х годов с западными странами.  Изучение публикаций в этих журналах позволит проследить историю культурных контактов нового Советского государства со странами Запада: идея «экспорта революции», пропаганда нового социалистического строя, зарубежные писатели-коммунисты как «друзья советского народа», становление и крах идеи антифашистского писательского фронта. Материалы журналов помогут понять, в какой степени новая советская литература чувствовала свою сопричастность развитию современной западной словесности и как была организована пропаганда творчества советских писателей за рубежом.
Нам представляется, что достичь такого рода целей проекта можно лишь в рамках такой исследовательской оптики, которая не подразумевала бы изучения журнала как явления, замкнутого в рамках советской культуры. Ставшие уже классическими исследования 1970-х - 1990-х годов по истории советской культуры сталинского времени, «Что такое социалистический реализм?» Андрея  Синявского до коллективного тома «Соцреалистический канон» и отдельных работ редакторов этого тома  Ханса  Гюнтера и Евгения Добренко, рассматривали литературу и культуру сталинской эпохи как уникальный случай, замкнутую в себе систему осмысления и создания социальной и культурной реальности. Однако новейшие работы по истории этого периода, напротив, подчеркивают вовлеченность советских культурных героев в процессы, так или иначе знаменующие тенденции в развитии многих стран и регионов мира перед Второй мировой войной. Последняя книга Катерины Кларк11 предлагает новый взгляд на культуру сталинской эпохи как  культуру «космополитическую», находящуюся в постоянном взаимодействии с Западом и пытающуюся в короткие сроки усвоить и переработать все наследие западной цивилизации. В книге Майкла Девида-Фокса12, написанной в русле «транс-национальной истории» подробно рассматриваются способы презентации нового Советского государства западному миру, связанные с визитами иностранных писателей и других деятелей культуры. Оба исследователя рассматривают советскую культуру не как закрытый проект, а как находящийся в постоянном диалоге с западной культурой и ее ценностями, с политическими союзниками и противниками, ангажированными «друзьями советского союза» и его оппонентами. Именно в связи с этим «компаративным поворотом» в изучении истории культуры сталинской эпохи мы предполагаем рассматривать историю «Интернациональной литературы» как совокупности нескольких журналов на разных языках в контексте советского «космополитизма» и специфической «открытости» 1930-х годов.
Если в этом «компаративном» контексте попытаться осмыслить историю журналов как специфическое сочетание позиций и диспозиций, как перекресток в литературном поле в духе социологии Пьера Бурдье13, следует признать, что мы имеем дело с довольно сложно устроенной конструкцией. С одной стороны, советское литературное поле этого периода чрезвычайно гетерономно, поскольку исключительно зависимо от поля власти. С другой стороны, именно в случае с журналом «Интернациональная литература» советское литературное поле вынужденно взаимодействовало с полем более широким, с «мировой республикой литературы», как назвал ее Паскаль Казанова14, центр которой находился в Париже.  В качестве международного проекта, что выражалось и в характере материалов и просто в самой структуре редакции журнала, где разноязычные версии были связаны с национальными литературными полями и диспозициями, не управлялись из единого советского центра, журнал «Интернациональная литература» стремился проявить себя не только и не столько в советском, сколько в международном литературном поле.  Таким образом складывалась многоаспектная зависимость редакционной политики (а точнее, редакционных политик) от разнообразных внешних и внутренних факторов. При этом внешние факторы скорее мотивировали редакцию демонстрировать габитус агента литературного рынка и переговорщика, тогда как внутренние все больше склоняют действовать исходя из политической конъюнктуры.
Архивные материалы, выявленные участниками нашего проекта на текущий момент, говорят о том, что для составления более или менее полной картины институциональной истории журналов, необходимо учесть существенное количество заинтересованных участников процесса. Редакторам журнала, двое из которых, Сергей Третьяков и Сергей Динамов, были арестованы в расстреляны в 1935 – 1938 годах, приходилось учитывать интересы множества агентов. Внутри страны это были такие очевидные инстанции власти и идеологического влияния, как партийное руководство и цензура, а также Союз советских писателей, в ведении которого все разноязычные версии находились с 1935 года. Однако список не исчерпывается, инстанциями «сверху», контрагентами «сбоку» оказывались для редакции и многочисленные контрагенты, так или иначе влиявшие на политику и возможности журнала: Гослитиздат, печатавший журналы, ВОКС (Всесоюзное общество культурной связи с заграницей) и книготорговая организация «Международная книга», занимавшая распространением советских изданий за рубежом.
Кроме того, архивные материалы показывают, что и русская редакция и, тем более, иноязычные были тесно связаны и с иностранными контрагентами. Ели до 1935 года важную роль играло взаимодействие с МОРП, то в дальнейшем большое значение приобретают личные знакомства и даже дружеские отношения редакции с иностранными писателями. При этом стратегии взаимодействия с идеологически близкими, «пролетарскими» писателями или членами коммунистических партий существенно отличаются от подхода к знаменитым авторам, с интересом следящим за советским проектом, но далеким от коммунистических взглядов.  Кроме того, журнал пытался формировать позитивный имидж у свои иностранных читателей, для чего вел обширную переписку, а также пытался прислушиваться к мнению своих зарубежных распространителей.  Таким образом, существование журнала, его редакционная политика и содержание в разные периоды его истории оказывается зависимой от множества различных агентов, интересов и обстоятельств.
В заключение отметим, что участники проекта «Интерлит» надеются, что его результаты будут интересны коллегам не только в части аннотированной росписи, но и как попытка кросс-культурного исследования истории советской литературы Выбранный нами для проекта литературный журнал, издававшийся под разными названиями на нескольких языках в течение почти пятнадцати лет, можно считать одним из самых ярких выражений советского проекта культурного трансфера, прошедшего разные этапы существования в различных внутренних и внешнеполитических обстоятельствах. Создание же электронной росписи содержания журналов даст материал для исследований по истории контактов советских литераторов с представителями многих зарубежных стран и по истории перевода произведений русских писателей на иностранные и иностранных писателей на русский язык.
 
1. Статья написана в рамках научного проекта № 14-05-0004, выполненного при поддержке Программы «Научный фонд НИУ ВШЭ» в 2014 году.
2. См. страницу группы на портале НИУ-ВШЭ http://philology.hse.ru/interlit/  
3. Адрес сайта будет сообщен на странице проекта «ИнтерЛит» сразу же, как только будет открыт для публичного доступа.
4. Из истории Международного объединения революционных писателей (МОРП) / АН СССР. Ин-т мировой лит. им. А.М. Горького. М.: Наука, 1969. (Лит. наследство; Т. 81). URL: http://www.imli.ru/litnasledstvo/Tom%2081/vol81.pdf .
5. Бабиченко Л. Как в Коминтерне и ведомстве Жданова выправляли "Интернациональную литературу" // Вопросы литературы 1994. № 2. С. 145-155. Салманова Е. М. Из истории неосуществленных публикаций журнала "Интернациональная литература": неизвестное письмо Джона Дос Пассоса // Русская литература. 1994. № 3. С. 159-164. Вып. 2. С. 145-155. Ландор М. Олдос Хаксли: попытки диалога с советской стороной // Вопросы литературы. 1995. № 5. С. 211-229. Первухина К.М. Европейская культура в советской периодике 1930-х годов: журнал "Интернациональная литература» // Россия и Европа в XIX-XX веках. М.,1996. С. 116-128. Чекова Т.И. Журнал "Интернациональная литература" как источник по изучению советско-мексиканских культурных связей // Лат. Америка = America Latina. М., 2006. № 4. C. 31-38.
6. Михеев А. Между двумя "оттепелями". «Вестник иностранной литературы» (1928 – 1930); «Литература мировой революции» (1931 – 1932); «Интернациональная литература» (1933 – 1943) // Иностранная литература. 2005. №10. URL: http://magazines.russ.ru/inostran/2005/10/mi20.html.
7. Блюм А. "Интернациональная литература": подцензурное прошлое // Иностранная литература. 2005. №10. URL: http://magazines.russ.ru/inostran/2005/10/bl21.html .
8. Safiullina N. Window to the West: From the Collection of Readers' Letters to the Journal Internatsional'naia literature // Slavonica. Vol. 15. № 2. 2009. P. 128-161. Safiullina N., Platonov R. Literary Translation and Soviet Cultural Politics in the 1930s: the role of the journal Internacional'naja literatura // Russian Literature. Vol. 72 (2). 2012. P. 239-269. Safiullina N. The Canonization of Western Writers in the Soviet Union in the 1930s // Modern Language Review. Vol. 107. No. 2. 2012. P. 559-584.
9. Internationale Literatur: Moskau 1931 - 1945; Bibliogr. e. Zeitschr. / bearb. von Christa Streller u. Volker Riedel. Bd. 1-2. Berlin; Weimar: Aufbau-Verlag, 1985.
10. Huss-Michel A. Die Moskauer Zeitschriften "Internationale Literatur" und "Das Wort" während der Exil-Volksfront (1936 - 1939): Eine vergleichende Analyse. Frankfurt a.M. etc.: Lang, 1987.
11. Clark K. Moscow, the Fourth Rome. Stalinism, Cosmopolitanism, and the Evolution of Soviet Culture, 1931-1941.Harvard University Press, 2011.
12. David-Fox M. Showcasing the Great Experiment. Cultural Diplomacy and Western Visitors to the Soviet Union, 1921–1941. Oxford: Oxford University Press, 2011. Русский перевод: Дэвид-Фокс М. Витрины великого эксперимента: Культурная дипломатия Советского Союза и его западные гости 1921-1941 годы. М.: НЛО, 2015.
13. Бурдье П. Поле литературы / Перевод с французского М. Гронаса // Новое литературное обозрение. №45. 2000. С. 22-87.
14. Казанова П. Мировая республика литературы/ Пер. с фр. М. Кожевниковой и М. Летаровой-Гистер.  М.: Изд-во им. Сабашниковых, 2003.


 
 

(Голосов: 6, Рейтинг: 2.95)
Версия для печати

Возврат к списку