08-12-2021
[ архив новостей ]

Материалы Международной научной конференции «Юбилейные Горьковские чтения», посвященные 145-летию со дня рождения М. Горького. Москва, ИМЛИ РАН, 25 марта 2013 г. Тезисы докладов

  • Дата создания : 20.05.2013
  • Количество просмотров : 5625
Материалы Международной научной конференции
«Юбилейные Горьковские чтения»,
посвященные 145-летию со дня рождения М. Горького.
Москва, ИМЛИ РАН, 25 марта 2013 г.
Тезисы докладов
 
На открытии Международной научной конференции с приветственным словом выступил заместитель директора ИМЛИ им. А.М. Горького д.ф.н. В.В. Полонский
 
С приветственным словом от Союза писателей России выступил С.С. Шуртаков
 
На пленарном заседании выступили:
Л. А. Спиридонова
(Москва)
«Времен связующая нить…»:
К 145-летию со дня рождения М. Горького
 
Наследие классиков вечно. Переживая свое время, оно становится той связующей нитью, которая соединяет века и делает его актуальным во все эпохи. Это относится и к творчеству Горького, который талантливо изобразил Россию конца ХIХ-первой трети ХХ века со всеми ее  достоинствами и недостатками, с ее удивительным народом, лицо и душу которого он знал лучше многих. Горький обладал талантом в одном или нескольких словах определить сущность явления или человека, дав ему меткую характеристику (мещане, дачники, варвары, дети Солнца, окуровщина, самгинщина, азиатчина). Писатель мечтал о рождении Человека с большой буквы, который пересоздаст природу и сделает жизнь справедливой и радостной. Считая историю процессом эволюционным, он искренне верил, что человеческие разум и воля  могут многое изменить в развитии жизни. Только в начале ХХI в. стал ясен масштаб деятельности писателя и пришло понимание того, что Горький является одной из ключевых фигур мировой литературы ХХ столетия
 
Т. Д. Белова
(Саратов) 
"Жизнь Клима Самгина" М. Горького:
Некоторые аспекты современного прочтения
 
В докладе рассматривается состояние изученности итоговой книги М. Горького современным отечественным и зарубежным литературоведением; обращено внимание на спорно решаемые до сих пор вопросы об отношении писателя к большевизму, купечеству, интеллигенции, народничеству, к заглавному герою произведения, которому автор придавал "значение итогов всему", что им "сделано", и которое по праву является вещью "национально нужной", остросовременной. Не принимая положение о том, что "Самгин в какой-то степени... есть выражение подсознательного Горького, его презираемая, ненавидимая им самим тень",  выдвинут тезис о методологически плодотворном прочтении зашифрованной горьковской повести в контексте его эпистолярного и публицистического наследия 1910- первой половины 1920-х гг., доступного современному читателю, благодаря выпущенным в свет 9-15 томам писем из второй серии Полного собрания сочинений Горького, 10-ти выпускам серии "Горький и его эпоха. Материалы и исследования", 15-16 тт. Архива М. Горького, подготовленных коллективом учёных ИМЛИ. Эти документы позволяют увидеть писателя в новом свете, по-иному, чем прежде утверждалось, толковать многие сюжетные ситуации, характеры персонажей (Макаров, Тагильский, Безбедов, Варавка и мн. другие), в том числе и образ заглавного героя, наблюдателя и индикатора исторического времени, далеко не всегда "кривого зеркала" (А. Луначарский). Художественно осмысленные писателем вопросы отечественной истории, культуры, национальных отношений, права человека на жизнь и многое другое, воспринимаемое в свете прожитых исторических лет и нашей современности, позволяет назвать "художественное завещание" Горького книгой предостережения, достойной пристального внимания читателей.
 
Н. И. Гусева-Шубникова
(Москва) 
С. Есенин и М.Горький: К вопросу об источниках текста
 
Вопрос об источниках произведений М.Горького в творчестве Есенина малоизучен. Есенин писал, что знает произведения Горького по двум томам издания «Знания», внимательно читал произведения Горького, опубликованные А.К.Воронским,  и приобретал книги Горького для личной библиотеки. Имя Горького Есенин упоминал в «Железном Миргороде» (1923), в незавершенной статье <«О сборниках произведений пролетарских писателей»> (1918) и в памфлете «Дама с лорнетом» (1925).
Текстологический и источниковедческий анализ произведений Есенина показывает, что работая над «Поэмой о 36» (1924; первоначально называлась «26. Баллада»), поэт находился под обаянием рассказа М.Горького «Двадцать шесть и одна. Поэма» (1899; зачин-рефрен, упоминание «стройной девушки», песни и др.). 
Продолжением горьковской характеристики народа в известной брошюре “О русском крестьянстве” (напечатана в 1922г. в Берлине в том же издательстве З.И.Гржебина, где публиковался есенинский «Пугачев»), являются не только слова Есенина из допечатного текста очерка «Железный Миргород» о народе - «стопятидесятимиллионный рогатый скот» (1923; источник, восходящий к Горькому и Маяковскому установлен С.И.Субботиным), но и инвектива из чернового автографа «Анны Снегиной» (1925) - «“Скотом” тогда некий писака / Озвал всю мужицкую голь». Характеризуя крестьянство: «Фефела! Кормилец! Касатик!» в «Анне Снегиной», Есенин также проявляет явную солидарность с Горьким, который писал в статье «Разрушение личности» (1909): «Ныне при... молчании "культурного" общества народ именуют "фефелой", "потревоженным зверем" и так далее». Особого внимания заслуживает близость трактовки американской темы в творчестве двух писателей.
 
А. Книгге
(Германия)
Горький-художник:
Он все еще ждет своего открытия
 
«К нам Горький неизменно обращен лицом художника: мы сомневаемся, есть ли у него иное лицо», даже спустя столетие эти слова А. Блока,  высказанные в 1909 г. могут показаться почти парадоксальными. К читателям ХХI в. Горький обращен мнoжеством лиц, но лицо художника в этом ряду первое место не занимает. У большинства читателей за пределами России Горький все еще фигурирует как символ советской культуры, соответствующие газетные штампы ("буревестник революции", "основоположник социалистического реализма") продолжают определять репутацию писателя. Сам же Горький всю жизнь придерживался идеала "русского художника" во всех сферах деятельности. Он всегда оставался художником, т.е. свободной и самобытной личностью.
В своем развитии Горький обогатил русскую литературу новым жанром автобиографии, существенно отличавшейся от классических образцов "счастливого детства" ("Детство", "В людях", "Мои университеты"); энциклопедией "русских людей, какими они были" ("По Руси", "Заметки из дневника: Воспоминания"), новым типом воспоминаний о современниках ("Лев Толстой", "В.И. Ленин"); единственным в своем роде анализом феномена предательства ("Карамора") и, наконец, новым в русской литературе жанром "романа сознания" ("Жизнь Клима Самгина"), который стал образцом для современной интеллектуальной прозы западного типа (см. тексты Т. Манна, Р. Музиля и др.).
 
Н. Н. Примочкина
(Москва) 
Нестареющий "Старик": Философская драма М. Горького
 
Исследователи драматургии Горького, как правило, связывают идейную проблематику пьесы «Старик» с теорией «очищения души страданием» Ф.М. Достоевского, поскольку ее главным героем является старик Питирим, поборник этой теории. Художественному анализу психологии и характера пострадавшего в жизни, озлобленного  и обиженного  человека, а потому решившего, что он имеет право судить других людей и мстить им за свои обиды, разоблачению его «правды» и веры в «святость страдания», и посвятил свою драму Горький. 
«Старик» был написан во второй половине 1917 г., в разгар революционных событий, и рассматривать ее сложную морально-философскую проблематику следует с учетом умонастроений писателя того времени, в контексте других его произведений тех лет. Тогда выявляется ее явная перекличка с публицистическим циклом «Несвоевременные мысли» и художественными текстами Горького 1917-1919 гг.
Наблюдая на улицах революционного Петрограда ежедневные поджоги, грабежи, самосуды и убийства невинных людей, Горький видел, как жестокость, страсть к мучительству, по его мнению, вообще свойственные русскому народу, превращалась из черты национальной, психологической в явление общественно-политическое, а потому особенно опасное. Горьковский Старик в этом контексте стал зловещим символом восставших народных низов, типичным представителем обиженных и пострадавших, а потому готовых мстить всем без разбора.
Таким образом, нельзя сводить идейную проблематику драмы «Старик» только к полемике с Достоевским, как это делали горьковеды прежде. Ее философско-психологическое содержание и общественно-политический смысл гораздо шире.
 
Е. Г. Чернышева
(Москва)
Проблема религиозно-философского релятивизма
в драме М. Горького «На дне»
 
Драма М. Горького «На дне» (1902), моделируя кризисные явления эпохи,  характеризуется непроясненностью авторской позиции относительно базовых категорий человеческого существования («времени», «свободы», «правды», «закона», «лучшего»). В какой-то мере это объяснялось распространением релятивистских воззрений в европейской науке, гносеологии конца XIX – начла XX в. (Мах, Пуанкаре, Петцольдт, Эйнштейн). Идеи относительности истины, ее исторической изменчивости и обусловленности субъектом познания; историчности и мифогенности веры, ее лабильности в сознании субъекта религиозно-философского вопрошания видятся системно воплощенными на разных уровнях поэтики драмы.  Лука, носитель гуманизма экзистенциального толка, –  апологет «веры» вне традиционного сакрального начала, веры в любую субъективную иллюзию, миф. Лики религиозного релятивизма – подчеркнутый отказ от христианских установлений и ритуалов Квашни, Актера и других персонажей, ирония Сатина по поводу трансцендентального (в трактовках времени, возможно, - трансцендентного, Абсолютного), маркированное утверждение исторической ограниченности Корана в монологе Татарина. Факты из внесценической «жизни» ночлежников могут быть интерпретированы как «правда» и «ложь» с одинаковой долей вероятности. Алетическая модальность смысловых отношений в пьесе, неоднозначность морально-волевой позиции героев-идеологов, образы карточной и театральной игры, амбивалентность метафор «жизнь-тюрьма» и «жизнь-песня» позволяют рассматривать «На дне» как своеобразное звено между барочными концепциями человека и постмодернистской картиной мира с объединяющими их идеями относительности духовного и физического бытия.
 
На секционных заседаниях выступили:
А. С. Акимова 
(Москва)
М. Горький о «Петре Первом» А.Н.Толстого
 
М. Горький с большим интересом отнесся к выходу первой части романа «Петр Первый»  А.Н. Толстого. В письме от 17 января 1933 г., поздравляя Толстого с 25-летием творческой деятельности, он писал: «“Петр” – первый в нашей литературе, настоящий исторический роман, книга – надолго. Недавно прочитал отрывок из 2-й части, − хорошо! Вы можете делать великолепные вещи».
Историю работы над второй частью романа можно проследить по переписке писателей. В частности, по письму Горькому от 1 января 1933 г. можно датировать начало работы над второй частью − ноябрь-декабрь 1933 г.  По воспоминаниям Л. Никулина, Горький интересовался работой Толстого: он читал отрывки романа, опубликованные в периодике («Огонек»). Горький в письмах к Чапыгину просил передать Толстому  свои замечания по 1-й книге. В письмо Толстому от 13 февраля 1935 г. Горький благодарил за присланный роман «Петр I»: «Как серебряно звучит книга, какое изумительное обилие тонких и мудрых деталей и – ни единой лишней!»; а Н.В. Крандиевской-Толстой Горький признавался: «Читаю 2-ю часть “Петра”. Понемножку, дабы продлить удовольствие. Эдакий он милый, черт! Какую книгу построил. С каким мастерством…».
Как инициатор создания «Истории гражданской войны», Горький высоко оценил просветительское значение романа Толстого, простоту и доступность изложения. Наряду с романом Чапыгина «Гулящие люди», он рекомендовал его для включения в хрестоматию для красноармейцев и краснофлотцев. Толстой, по мысли Горького, сумел в увлекательной и доступной для «читательской массы» форме рассказать о периоде коренных изменений в жизни страны. «Картинность» и ясность в этом романе необходимы, чтобы «исторический факт в “художественном” изображении» легче и глубже усваивался, что «особенно правильно по отношению к нашему массовому, не опытному читателю».
 
С. Г. Байбара
(Москва)
Экранизация повести А.М.Горького «Мать» в первое десятилетие
советской власти: По материалам фондов Музея А.М.Горького
 
В докладе прослеживается история создания первых двух экранизаций романа М.Горького «Мать». Первый фильм, снятый молодым режиссером А. Разумным в 1919 г., дошел до нас в урезанном виде. К его основным недостаткам можно отнести слабый сценарий, неудачный выбор исполнительницы главной роли (Л. Сычова), а также неудовлетворительное техническое качество, в результате чего лента осталась лишь киноиллюстрацией к основным сюжетным линиям книги. Судьба фильма сложилась неудачно: долгое время он считался утраченным и лишь в 1950-х гг. были найдены и восстановлены негативы. В Музее А.М.Горького ИМЛИ хранятся фотодокументы к фильму «Мать», полученные из Госфильмофонда СССР.
Второй фильм, созданный режиссером Вс. Пудовкиным в 1926 г., триумфально прошел по советским и мировым экранам, заслужив самые высокие оценки зрителей. Экранизация Пудовкина вошла в сокровищницу мирового кинематографа, попав в число двенадцати лучших фильмов за всю историю кино. Главные роли в фильме исполнили ведущие актеры МХАТа – В.Барановская и Н.Баталов. Сценарий, приспособленный к требованиям кинематографа, отличался от повести. Имеющиеся документы не проясняют вопрос, давал ли Горький согласие на переделку своего текста. По свидетельству А.И.Цветаевой, писатель видел фильм Пудовкина в Италии в конце 1920-х гг. Фотоматериалы, связанные с фильмом, поступили в музейные фонды из Государственного литературного музея в 1937 г.
 
 
И. А. Бочарова
(Москва)
М. Горький о «правде» в письме Е.Д. Кусковой от 22.01.1929 г.:
По материалам комментария
 
Впервые письмо Горького Е.Д. Кусковой от 22 января 1929 г. было опубликовано в статье адресата «Трагедия Максима Горького» (Новый Журнал. 1954. Кн. 38); в советской России оно впервые было опубликовано в журнале «Советские архивы» (1968. № 1). В этом письме содержится ответ Горького на поднятый вопрос о «правде»: «Суть в том, что я искреннейше и непоколебимо ненавижу правду, которая на 99% есть мерзость и ложь <…> поэтому я против “самокритики”, против оглушения и ослепления людей скверной, ядовитой пылью будничной правды». Это письмо Е.Д.Кускова определила как «психологический документ огромной важности. В 1929 г. Горький как свободный писатель - умер. Он уже в клетке…».
Но, вопреки приговору Кусковой, Горький еще оставался свободным писателем и кончил свой путь художника в самом конце своей творческой жизни двумя трагическими вещами шекспировской силы - «Егором Булычевым» и «Вассой Железновой». Он кончил правдой художника, и о ней нельзя забывать, читая его шокирующие признания о ненависти к правде в настоящем письме. В идеологию или политику правда художника не укладывается. В послании Кусковой он сам, по существу, об этом и говорит: «Между нами тут, разумеется, есть существенное различие: у Вас есть привычка не молчать о явлениях, которые Вас возмущают, я не только считаю себя в праве и могу молчать о них, но даже отношу это умение к числу моих достоинств».
Горьковское письмо как особый жанр, сохраняющее, как всякое письмо, момент исповедальный, личностный, в котором текст адресован одному и рассчитан на его понимание. Он отстаивал свое художественное credo перед одним своим адресатом.
Исследователям, изучающим творчество Горького в 1930-е гг., стоит об этом едином ряде жизни художника помнить. Создатель «Вассы Железновой» защищал свою художественную правду, которую носил в себе всегда, с ней вошел в русскую и мировую культуру и был принят миром.  
 
О. В. Быстрова
(Москва)
"Я призываю вас… учиться думать…":
Перечитывая доклад М. Горького на Первом съезде писателей
 
Отношение к докладу М. Горького о советской литературе, прочитанному им в 1934 г. на Первом съезде советских писателей, практически не изменилось, по-прежнему оставаясь полярным: от «важнейшего документа о многолетнем пути развития духовной культуры человечества» до не содержащего «никаких открытый» и окрашенного «квазифилософской, просвещенческой отсебятиной».
На самом деле доклад Горького являет собой новую эстетическую систему, в которой мифотворчество рассматривалось как основа реалистичного искусства. Эта проблема вековой мечты о справедливом обществе, воплощаемой в искусстве нового (советского) мира, связана неразрывно с творческим методом советской литературы. По сути, этот доклад – ответ на вопрос о том, что такое «социалистический реализм», т.к. в нем представления писателя о литературном процессе были даны в относительно законченном варианте. Основой изучения общественных взаимоотношений Горький сделал "трудовой процесс", который создал "основные начала культуры". Горький был убежден, что "именно труд масс является основным организатором культуры и создателем всех идей". Писатель рассматривал "труд" как "творчество", что влекло за собой расширение возможностей правдивого показа в художественном произведении жизни, ее противоречий. Индивидуальное творчество обязательно должно вливаться в массу, ибо «социалистическая индивидуальность может развиваться только в условиях коллективного труда». Горький считал, что социалистический реализм являет собой "бытие как деяние, как творчество, цель которого – непрерывное развитие ценнейших индивидуальных способностей человека ради победы его над силами природы… ради великого счастья жить на земле, которую он сообразно непрерывному росту его потребностей хочет обработать всю как прекрасное жилище человечества, объединенного в одну семью".
 
Г. Н. Воронцова
(Москва) 
Горький и Шолохов: К истории публикации
третьей книги романа «Тихий Дон»
 
Пристальный интерес к содержательным аспектам взаимоотношений двух писателей обусловлен, в том числе, тем, что с именем Горького связана драматическая история публикации третьей книги «Тихого Дона». Однако этот сюжет в истории русской литературы 1930-х гг. до сих пор не до конца прояснен. В частности, требует уточнения дата личного знакомства писателей, что в определенной степени меняет общий абрис дальнейшего развития отношений писателей. По мнению исследователей жизни и творчества Шолохова, знакомство произошло в апреле 1931 г. на подмосковной даче Горького в Красково; в «Летописи жизни и творчества А.М. Горького» приводится другая дата:  июль-август 1929 г., – в основе которой лежит учет всех обстоятельств жизни Горького конца 1920-х-нач. 1930-х гг.
Испытывая интерес к личности и творчеству Шолохова со времени публикации первых глав его романа, Горький часто упоминает имя писателя в своих выступлениях. Познакомившись с Шолоховым летом 1929 г., Горький приглашает его к себе в Сорренто, однако поездка не состоялась: в конце 1930 г., добравшись до Берлина, но так и не получив визы в Италию, Шолохов возвращается домой. Как только Горький в середине мая 1931 г. приезжает в Москву, писатель обращается к нему с просьбой прочитать шестую часть (третью книгу) романа, которую не хочет печатать журнал «Октябрь». Напоминая о встрече в 1929 г., Шолохов писал 6 июня 1931 г. «…я уехал от Вас из Краскова с большой зарядкой бодрости и желания работать» могут свидетельствовать о том, что Горький два года назад в какой-то мере благословил писателя на работу над очередной книгой «Тихого Дона». Свою позицию Горький, прочитавший шестую часть романа, выразил в письме А. Фадееву, где высказался за публикацию произведения.
 
Т. Р. Гавриш
(Москва)
Тема дома как фактора формирования личности героя
(На материале «Жизнь Клима Самгина» М. Горького)
 
Образ главного героя «Жизни Клима Самгина» связан с актуальным для Горького вопросом распада семьи и разрушения дома, что видится автору романа как следствие нравственной дезориентации человека. Формирование личности Самгина происходит на фоне распада естественных человеческих привязанностей. Клим растет в эмоционально холодном доме – это приводит главного героя к тому, что он начинает воспринимать близких людей как совершенно чужих. Большинство центральных персонажей романа также пережили в детстве или ранней юности ситуацию отчуждения от семьи.
Формирование личности Клима Самгина происходит в псевдосемье, под постоянным непосредственным воздействием матери и отчима, который считает, что любовь к людям выдумана, несоответственна человеческой природе, что «духовная жизнь успешно развивается только на почве материального благополучия». Уроки отчима реализуются в дальнейших отношениях Самгина с людьми, в свою очередь отрицающего и любовь к человеку, и любовь к женщине, и ценность дружеских отношений, и сострадание к ближнему.
Концептуальным для Горького и одним из самых значимых в жизни Самгина является образ его матери Веры Петровны. Клим получает «в наследство» её неприятие самых близких людей. Любовь к детям Вера Петровна подменяет иного рода «заботой» о них – результатом её становится душевный «ожог» Самгина от признания Маргариты.
Отношения Веры Петровны и отчима Клима Варавки даны Горьким изначально как разрушительные. Их «фундамент» — распад настоящей семьи и разрыв связей не только самых близких людей, но и трёх поколений: Клим оказывается изолированным от деда, отца и брата.
«Семья» постепенно деформирует отношение Самгина к женщине. Этот образ принципиально важен для Горького, авторский голос которого звучит в размышлениях Макарова о современной женщине, чувствующей «необходимость и силу снова завоевать себе былое значение матери человечества, возбудителя новой культуры». В отношении Самгина к близким с ним женщинам доминируют нелюбовь, озлобление, холодность, цинизм, мстительность. Именно женские образы, созданные писателем (Люба Сомова, Анфимьевна, Дуняша, Елена Прозорова, Тося), несут в его повествовании важнейшую функцию утверждения внутренней устойчивости и духовной сохранности мира.
 
А. С. Глушенкова
(Москва):  
«Васса Железнова»: Проблемы сценической интерпретации
(по материалам РГАЛИ)
 
Второй вариант «Вассы Железновой» М. Горький заканчивает в декабре 1935 г., таким образом,  театральный сезон нового года в Москве открывается сразу двумя премьерами: весной 1936-го ее играет Фаина Раневская в центральном театре Красной Армии, осенью – Серафима Бирман на сцене театра  МОСПС (Театр имени Московского областного совета профессиональных союзов);  в 1942 г. Бирман возродила спектакль на сцене театра им. Ленинского комсомола; а к 1947 г. она выпустила часовую  радиопостановку спектакля по пьесе Горького. 
Анализ образа Вассы Железновой в интерпретации народной артистки РСФСР, Серефимы Германовны Бирман позволяет сделать вывод, что актриса глубоко прониклась замыслом пьесы Горького. Постановка Бирман считается одним из лучших сценических опытов советских театральных деятелей в работе с горьковской драматургией. «Какой актрисе суждено огромное счастье олицетворять образ Вассы Железновой? Существует ли такая, которая спаяет в одно неразрывное целое и вполне бытовой образ волжанки и образ представительницы класса? Этой спайки требует Горький, как великий реалист», - отмечала С.Бирман в своих режиссерских записях. Постановка театра им. Ленинского комсомола в большей степени близка к оригинальному тексту. Авторы спектакля и артисты большое внимание в своей работе уделяли пунктуации, ремаркам Горького. Была проделана колоссальная работа с вариантами пьесы, велась усиленная переписка с автором. Таким образом, спектакль получился по-настоящему горьковским.
 
Т. Т. Давыдова
(Москва)
М. Горький и Е. Замятин: К проблеме литературных связей
 
В докладе рассматриваются сравнительно-типологическая близость жизненного материала, авторской оценки, типов героев, бытописательства, проблематики, ориентации на сатирическую традицию русской классики в повестях М.Горького 1900-х гг. и Замятина  1910-х гг.;  контактные связи на примере редакционно-издательской деятельности в 1920-е гг. во «Всемирной литературе» и «Русском современнике»; рецепция замятинских произведений 1920-х гг. в письмах Горького и его влияние на возникновение у Замятина замысла трагедии «Атилла», поддержка Горьким Замятина во время кампании 1929 г. против писателей-«попутчиков» и содействие Замятину в получении в 1931 г. разрешения выехать за границу. Анализируется и «встречное движение» – написание Замятиным сценария по пьесе «На дне» (соавтор Ж. Компанеец) и воспоминаний о Горьком (некролог «М. Горький», статья «Москва – Петербург»)
 
С. М. Демкина
(Москва)
Образы поздней драматургии М.Горького:
Музейный аспект исследования
 
В Музее М.Горького ИМЛИ РАН хранятся афиши, программы, фотографии, рисунки, портреты актеров, макеты декораций, рассказывающие о довольно редком явлении: обращении Театра к творчеству «живого» классика. Моменты этого общения отражены в экспонатах музея, связанных с двумя значимыми пьесами тридцатых годов - «Егор Булычов и другие» и «Васса Железнова». Образы поздней драматургии в витринах и фондовых хранилищах – это, прежде всего, Васса Железнова и Егор Булычов. Не случайно в контексте возникшей полемики и сопоставлений Вассу называли «Булычов в юбке».
25 сентября 1932 г. состоялись сразу две премьеры «Егора Булычова» - в театре Вахтангова (Булычов – Б.В.Щукин) и Ленинградском Большом театре (Булычов – Н.Ф.Монахов). Критика хвалила непохожих Булычовых: Монахов делал акцент на смертельной болезни героя, рассматривая его как символ неизлечимости буржуазного общества; Щукин трактовал Булычова как человека, переросшего свою среду и любившего жизнь «со всеми ее радостями».
Три Вассы советской сцены: Ф.Г. Раневская (ЦТКА; 1936); С.Г. Бирман (театр им. МОСПС; 1936); В.Н. Пашенная (Малый театр; 1952), в пьесе Горького, стали его соавторами. Раневскую образ «неотразимо привлекал» «трагической силой», - «богатая, властная, смелая Васса – одинока и несчастлива; обманута и обижена». Бирман видела в ней «человеческую женщину», чья «неимоверная … натура – не поддается учету, не укладывается в норму». Пашенная писала о своей Вассе: «Она крепко держит меня в своих сильных обреченных руках, и я отдаю этому образу без остатка свое творчество актрисы и свое сердце женщины».
 
М. В. Донцова
(Москва) 
Музей и школа: особенности партнерских отношений
 
Сделав эпиграфом выступления цитату из публицистики М. Горького «Не зная прошлого, невозможно понять подлинный смысл настоящего и цели будущего», хотелось подчеркнуть, что музей сегодня – это не только культурно-просветительское и научно-исследовательское учреждение, он расширяет границы историко-культурного сознания человека, его нравственной памяти и эстетического вкуса, формирует социально-культурное содержание и потенциал личности. В новых условиях важнейшей становится проблема формирования у подрастающего поколения духовной культуры, актуальная и для школы, и для учреждений социально-культурной сферы. Взаимодействие музея и школы определяется общностью решаемых задач и одновременно спецификой их осуществления каждым из этих социальных институтов.
Сегодня можно выделить до ста различных форм взаимодействия музея со школой: лекция; экскурсия; консультация; научные чтения; кружки, студии, клубы; литературные вечера, киносеансы, концерты; встречи с интересными людьми; праздники; исторические игры; конкурсы и викторины и т.д. К середине 80-х годов в России сформировалась обширная сеть школьных музеев, важным условием жизнеспособности которых стало налаживание его контактов с государственным (постановка на учет школьного музейного фонда в государственном музее, организация совместных выставок и экспедиций, участие государственных музеев в паспортизации школьных; методическая помощь: консультации, рецензирование тематико-экспозиционных планов, обучение руководителей и активистов, подготовка пособий, передача дублетных и научно-вспомогательных материалов).
Музей А.М.Горького в Москве сотрудничает с Центром образования №204, носящим имя А.М.Горького, помогая в комплектации музея и оказывая консультационную помощь.
 
Л. Г. Жуховицкая
(Москва)       
Корреспонденты А.М. Горького – «лишенцы»:
Проблемы систематизации и научного описания
 
Архив А.М. Горького приступил к научному описанию фонда писем «”Механические граждане” – А.М. Горькому”. 1920-1936 гг.», ранее находящемся в Отделе ограниченного доступа. Сам объем раздела, в котором хранится около 2000 единиц, и многочисленные вопросы, требующие современного научного осмысления (связанных, например, с определением статуса «лишенец»), привели к необходимости применения современных методов обработки информации.
Применение программы Excell позволило представить содержание экспериментального объема писем в структурированном виде. Таблица описания  содержит разделы, отражающие общие биографические данные корреспондента; образование, происхождение, сведения о семье; описание трудовой, воинской и политической деятельности, партийности; а также репрессивные меры, судимости, предъявленные обвинения; основные просьбы и жалобы. Раздел «Цитаты» содержит наиболее характерные выдержки из текста письма, дополняющие представление о корреспонденте и его судьбе. Раздел «Цитаты о Горьком», представляющий особый интерес, показывает личное отношение автора письма к Горькому, раскрывает смысл обращения к нему.
 Предложенная методика позволяет легко ориентироваться в материале, анализировать его по типологическим, социологическим и статистическим характеристикам. Каждое отдельно взятое письмо может рассматриваться в контексте аналогичных писем по интересующим категориям.
Возможности программы Excell, позволяющие делать выборку по любому признаку, облегчают формирование различных вариантов систематизации писем, что, в итоге, должно привести к их оптимальной каталогизации, цель которой – создание научно-осмысленной документальной базы для комментирования публицистики А.М. Горького и для изучения советского периода в биографии писателя.
 
Е. Р. Матевосян
(Москва)
Нигилизм интеллигенции рубежа веков как проблема “русского ницшеанства”
(по письмам Л.Б.Красина А.М.Горькому и М.Ф.Андреевой 1906-1908 гг.)
 
При научном архивном описании писем Л.Б.Красина А.М.Горькому и М.Ф.Андреевой за 1906-1908 гг., поступивших из Архива Президента РФ, обнаружились факты, касающиеся финансирования партии  в период поражения Первой революции 1905 г. Они широко известны: наследство Саввы Морозова и Николая Шмидта. Новым здесь было упоминание о «принудительном избавлении» от выигранного писателем Гариным-Михайловским в суде миллиона рублей. Откровенность намерений заставило задуматься о природе нигилизма интеллигенции рубежа веков, так четко заявленном в письмах Л.Б.Красина, одного из самых загадочных вождей русской революции. Письма иллюстрируют те черты русской интеллигенции, которые составляют ее портрет, критически представленный и глубоко проанализированный в сборнике “Вехи”. Письма профессионального революционера к писателю свидетельствуют о “кризисе ценностей” европейской культуры в том, известном философском смысле, который был обоснован в знаменитом сборнике. Оба – Горький и Красин – принадлежали к одному поколению русской интеллигенции, исповедывающей, по определению С.Франка, “нигилистический морализм”, являющийся производным от ницшеанской “любви к дальнему”.                         
В письмах Красина отразились исторические события. Их подготовка и появление самих личностей организаторов революции неопровержимо свидетельствовали о таких процессах в морально-этическом сознании и нравственных исканиях русской интеллигенции, какие были бы невозможны без наложения философских идей эпохи на своеобразие национального менталитета интеллигенции и социально-политическое бытие русской государственности. Такие идеи явились из философии Ф. Ницше и К. Маркса.                                                                                                                                                           
На рубеже веков феномен “интеллигенции” характеризовался совершенно разными идеологами не столько на основе понимания его сущности, сколько в плане “оценки”, часто зависящей от политических позиций этих идеологов. И потому политический “подход” к интеллигенции вполне закономерен - и не только в рубеже веков, но и ранее, и позже, вплоть до наших дней. Оттого процессы, идущие в сознании русской интеллигенции, всегда были судьбоносными для России.
 
С. Ф. Меркушов
(Тверь)
Босяцкие рассказы М. Горького и "Пацанские рассказы" З. Прилепина:
К вопросу о художественной и текстуальной связи
 
«Пацанские рассказы» Захара Прилепина близки босяцким рассказам Максима Горького и тематически, и в плане системы образов. Взаимоотношения текстов на этом уровне очевидны. Оба писателя в своих рассказах создают образную систему, базирующуюся  в целом на общих правилах и единых законах. Интерес представляет литературоведческий разбор произведений в русле их художественной и текстуальной корреляции, т.к. она заметна менее всего.
При интерпретации избранных для обзора в данной работе текстов зрима схожесть конструирования их названий. Совпадение структур начальных предложений рассказов приводит к мысли об определенном единообразии творческих методов авторов и эквивалентности их повествовательных принципов. Практически во всех текстах Прилепина рассматриваемого сборника сюжет развивается на фоне весенне-летнего пейзажа с сопутствующим ему слепящим солнцем и ярким светом («Жилка», «Бабушка, осы, арбуз» и др.).  Теплые насыщенные краски прежде были применены Максимом Горьким в анализируемом цикле его рассказов.
В «Пацанских рассказах», пользуясь присущими М. Горькому художественными средствами, Захар Прилепин добивается несколько полемичного, но, в конце концов, коллегиального результата – отображения типичности черт, сгенерированных разными временными отрезками. С другой стороны, текстуальная и художественная связь произведений Горького и Прилепина объясняется тождественностью метафорических идей.
 
Е. Н. Никитин
(Москва)
Участник издательского проекта М. Горького "История фабрик и заводов"
П.П. Парадизов
 
«История фабрик и заводов» - один из основных издательских проектов М. Горького, направленных на социалистическое воспитание молодежи, прежде всего, сельской. Этому вопросу писатель придавал очень большое значение
В докладе на основе документов, хранящихся в ГАРФе, рассказано об участии П.П. Парадизова, ученика В.И. Невского, в написании «Истории Трехгорной мануфактуры». Показаны этапы создания этой производственной монографии. Выяснена причина, по которой «История Трехгорной мануфактуры», дошедшая до этапа гранок, в свет так и не вышла.  
По материалам семейного архива в докладе рассказана биография П.П. Парадизова, прожившего короткую, но яркую жизнь. Его работы, посвященные декабристам, и сегодня не утратили научного значения.
 
Е. А. Папкова
(Москва)
Письма Вс. Иванова М. Горькому: Новые материалы
 
В докладе Е.А. Папковой рассмотрены выявленные в Архиве А.М. Горького ИМЛИ РАН неизвестные эпистолярные материалы: не публиковавшееся до 2012 г. письмо Иванова Горькому 1926 г., а также ряд купюр, сделанных при предыдущих публикациях писем. Они представляют собой размышления Иванова середины 1920-х гг. о проблемах пореволюционной деревни, неприятие писателем происходящего в России разрушения базовых основ национальной жизни, которое отразилось в замысле романа «Казаки» (1925), книге рассказов «Тайное тайных», первой редакции пьесы «Бронепоезд 14-69» (1927). Выявленные  переклички между произведениями Иванова о нэповской реальности и оценками ее в письмах Горькому проясняют отношение автора к старому и «новому быту» Советской России. Мысли Иванова о необходимости «спокойствия нации», о сохранении основополагающих ценностей: веры, дома, земли как духовной опоры человека, материнского идеала – в период революционной «великой встряски», как показал анализ переписки, не нашли одобрения у Горького, который в ответных письмах середины 1920-х гг. приветствует «эпоху, коя дерзновеннейше колеблет и расшатывает все и всякие веры и уверенности». Выявленные материалы раскрывают не только новые стороны творческой биографии Вс. Иванова, но дают возможность уточнить непростые отношения Горького с другими «серапионами-народниками» – К. Фединым и М. Зощенко.
 
А. Г. Плотникова
(Москва)
Переписка М. Горького и А. Вегнера
 
Армин Теофил Вегнер (1886–1978), немецкий поэт, публицист, журналист, путешественник. В 1915-1916 гг. стал свидетелем геноцида армянского народа младотурками и тайно сделал более 2000 фотографий, посвятил жизнь освещению этой трагедии. В 1921 г. в издательстве «Немецкое издательское общество по вопросам политики и истории» вышла его книга «Судебное дело Талаата-паши» о процессе, в котором был оправдан немецким судом главный виновник армянского геноцида. В России в 1927 г. в серии «Универсальная библиотека» вышла его книга «Осман: Новеллы». В 1927-1928 гг. предпринял путешествие по России и Армении, во время которого были написаны его письма к Горькому. В 1933 г. опубликовал открытое письмо Адольфу Гитлеру против угнетения евреев, за что был арестован гестапо. Был вынужден бежать в Италию, где и жил до 1978 г.
Переписка М. Горького и А. Вегнера охватывает период 1927-1930 гг. и затрагивает различные философские, социальные, нравственные вопросы: отношения религии и науки, интуиции и разума, народа и личности, роли их в преобразовании жизни и современного общества. Письма Вегнера Горькому стали основой его книги о Советской России «Пять пальцев над тобою», опубликованную в 1930 г. в Штутгарде. На русский язык книга переведена не была.
   
Г. Э. Прополянис
(Москва)
Проблемы комплектования Архива А.М. Горького
 
Доклад посвящен проблемам комплектования Архива А.М.Горького, являющегося одним из самых крупных личных архивов писателя не только в Российской Федерации, но и в мире. И это именно благодаря комплектованию, которое осуществлялось на протяжении всего периода его существования. Поэтому в докладе вкратце прослеживаются основные «вехи» комплектования и проблемы,  сохранявшиеся на протяжении всей его истории (главными из которых были: ограниченность средств, отпускаемых на покупку горьковских материалов; отсутствие связей с зарубежными держателями автографов писателя; сокрытие автографов и других горьковских материалов в ряде государственных архивов).
 На современном этапе основные проблемы комплектования Архива связаны как с отсутствием финансовых средств, так и с большим сокращением штата сотрудников Архива: работа по выявлению и учету архивных документов у частных лиц и организаций практически свернута. Хотя, справедливости ради, стоит отметить, что еще с прежних времен сохранились полные списки учреждений и лиц, являющихся источниками комплектования архива, а также списки горьковских автографов, находящих у них. Выявление различных документов, имеющих непосредственное отношение к А.М.Горькому и к его ближайшему окружению, находящихся как в архивах, так и у частных владельцев, продолжается и в настоящее время.
Еще одна не менее важная проблема, но вытекающая из вышеназванных, – комплектование осуществляется почти исключительно ксерокопиями с автографов, - подлинники нам практически не доступны. Конечно, речь идет, в основном, о горьковских автографах. И хотя решения Президиума ЦИК о передаче всех горьковских автографов из всех архивов в Архив А.М.Горького никто не отменял, как мы понимаем, об этом уже не может быть и речи.
В докладе была дата краткая характеристика одного из последних поступлений Архива: переписки О.И. Синьорелли с Е.П. и Н.А.Пешковыми.
 
Т. Сато
(Япония)
Современные интерпретации пьесы М. Горького «На дне» в Японии
 
История сценической жизни пьесы А.М.Горького «На дне» в Японии насчитывает более ста лет (первая постановка была осуществлена Осанаи Каору в 1910 г.). Пьеса стала в Японии символом реалистического театра и продолжает оставаться актуальной сегодня. Современные интерпретации пьесы А.М.Горького «На дне» поражают своим жанровым разнообразием: от классических трактовок до модернистских и научно-фантастических (постановка Л.Анисимова в Токийском Новом Репертуарном Театре 2007 г.; постановка Кэралино Сандрович в театре «Кокон» в Токио (г. Сибуя); режиссера Судзуки Тадаси в 2005 г.; совместная российско-японская постановка Валерия Беляковича в 2004 г. в рамках Фестиваля Японской культуры в России, в которой заняты актеры Театра на Юго-Западе и токийского театра ТОУЭН и мн. др.). Почти во всех спектаклях наблюдается тенденция к смелому обращению с классикой, вольная интерпретация пьесы, а также перенесение действия из России в Японию, из ХХ в. во времена средневековья или, наоборот, в будущее. Анализ интерпретаций приводит к выводу о том, что сегодня идеологически пьеса понятна и близка японским зрителям, так как в современной Японии ощущается разочарование в реформах: на фоне жесткой иерархии общества обнажаются социальные язвы, такие как массовое обнищание, безработица и нигилизм. Печатные издания пьесы Горького также демонстрируют большую популярность: так, в серии «Новый перевод классиков» (изд. Кобунся) готовится новый перевод пьесы «На дне», также пьеса была опубликована в популярном жанре манга-классик.
 
В. А. Соколова
(Москва) 
Каталог "Архива А.М. Горького" как информационно-поисковая система:
Проблемы и перспективы развития
 
В 1937 г. в Институте мировой литературы им. А.М. Горького был создан особый отдел под названием "Архив А.М. Горького". Одним из важнейших аспектов работы этого отдела являлось научное описание, шифровка и каталогизация документов, что в дальнейшем стало основой для формирования каталога – основной информационно-поисковой системы архива.
С помощью каталога исследователь получает всю информацию о документе – автор (или адресат), заглавие, дата, место создания, листаж, аннотация, шифры хранения и т.д.  За основу каталога в архиве принята система, которую разработал сам А.М. Горького, что позволяет характеризовать каталог как систематический. Горьковская систематизация художественных текстов, статей, писем и др. текстов, ценная сама по себе, совпала с методиками, принятыми в архивном деле. 
Для поиска документа в Архиве А.М. Горького созданы системы "добавочных" и ссылочных описаний, – таких как каталог "псевдонимов", "со-авторов, разночтений в написании фамилий", "упоминаемые лица, произведения, периодических издания, общества и организации", "хронология писем А.М. Горького", "хронология мемуаров" и т.д.
В перспективе работы Каталога архива необходимо создание комментированной "Схемы систематизации и шифров материалов Архива А.М. Горького", а также "Алфавитно-предметного указателя к рубрикам каталога" (т. наз. "ключа"). В настоящее время насущной проблемой стала внедрение современных информационных технологий в работу каталога и в планах архива – создание электронного "Путеводителя по каталогу Архива А.М. Горького". 
 
Л. Ю. Суровова
(Москва)
М.Горький и П. Романов: К истории взаимоотношений
 
В исследованиях, посвященных творчеству П.С. Романова, уже затрагивалась тема взаимоотношений писателя с М. Горьким. Например, Валерий Петроченков кратко изложил историю дружбы двух писателей. Горький, несомненно, являлся для молодого начинающего Романова большим авторитетом. Об этом свидетельствует тот факт, что, несмотря на поддержку со стороны В. Короленко, Романов в 1911г. перед тем, как опубликовать свой первый рассказ «Отец Федор», посылает его Горькому, ожидая от него окончательного вердикта.
Хорошо известно, что Горький высказывался о Романове как о талантливом прозаике, выделяя его среди современных ему молодых беллетристов, но подходил к его творчеству с позиций учителя, позволял себе критиковать его на страницах печати. Это било по самолюбию Романова. Горький особенно ценил его рассказы о деревне, защищая писателя от нападок рапповской и напостовской критики. Но он же поощрял  появление отрицательных рецензий на первые две части романа «Русь». В 1925г. Романов по просьбе самого Горького прислал ему экземпляр первой части романа. Горький оставил в нем пометки. О характере этих пометок и о причинах негативного восприятия Горьким «Руси» идет речь в данной статье.
 
М. Г. Уртминцева
(Н. Новгород)
Прижизненные иллюстрированные издания М. Горького в Нижнем Новгороде
(По материалам ценного фонда НГОУБН)
 
Особую актуальность вопрос о роли книги, сыгравшей определяющую роль в формировании национального менталитета, приобретает в самом начале ХХ столетия, когда в России начинается процесс становления нового общества и нового читателя. Роль произведений М. Горького в воспитании массового читателя рассматривается на материале прижизненных иллюстрированных изданий произведений писателя, изданных на его родине и хранящихся в фондах отдела редких книг и рукописей Нижегородской областной научной библиотеки. Анализ принципов взаимодействия вербального и иконического знаков текста в осуществлении канала связи «автор–читатель» определило цель нашего исследования.
В настоящее время в фондах библиотеки хранятся шесть небольших брошюр с наборными и рисованными обложками. «Однажды осенью» (серия «Библиотека красноармейца»,1919); в серии «Библиотека Нижегородской коммуны» «Н.А.Бугров», «Заметки из дневника» («Михаил Вилонов», «Монархист»), «Рассказы» («Сторож», «Страсти-Мордасти»), 1927; «О первой любви» и «Пожары», 1928.
В 1936 г. художником Ю. Порфирьевым были оформлены и проиллюстрированы «Детство» и «Мать».
Наиболее удачным в плане ««внедрения культуры техники книги в толщу массового читателя» (Н. Ильин) можно считать работы, изданные в качестве приложения к «Нижегородской коммуне». Их полиграфическое исполнение подчеркивало смысловую «серийность» текстов, в которых доминирует призыв читателя «вырабатывать в себе человека»; автобиографический характер темы «мечты о человеке», обращение автора к читателю-нижегородцу, что позволяет говорить о продуманной стратегии и тактике авторов издательского плана в формировании читательского восприятия произведений М.Горького.
 
О. В. Шуган
(Москва)
М. Горький и В.М. Алексеев:
К истории творческих взаимоотношений
 
Взаимоотношения М.Горького и выдающегося синолога В.М.Алексеева свидетельствуют об огромном интересе Горького к Китаю,  а также о значительном вкладе писателя в дело популяризации китайской культуры. Близкое знакомство Горького и Алексеева произошло в 1919 г. во время совместной работы в издательстве «Всемирная литература» (с 1919 по 1921 гг.), где Алексеев был членом редколлегии и экспертом Восточного отдела. Во время заседаний редколлегии при участии Горького были заложены основные принципы художественного перевода и критерии его оценок, разработаны новые формы изложения произведений писателей Востока. Несмотря на все попытки привлечь Алексеева к сотрудничеству в берлинском журнале «Беседа» после отъезда Горького за границу в 1921 г., их совместный издательский проект не состоялся. Первая причина неудачи заключалась в тематических и стилистических разногласия издателей журнала и автора. Вторая причина обусловлена вмешательством цензуры: из-за непростой политической обстановки Алексеев отказался от дальнейшего сотрудничества с «Беседой» и от публикации своей книги за границей. Отсутствие личных контактов после 1921 г. также помешало прийти к согласию. Последний эпизод в их взаимоотношениях связан с публикацией в журнале «Звезда» (1936, № 2) рассказа В. Рудмана «Заместитель смертного демона» и попыткой Горького уладить конфликт между Алексеевым и редколлегией журнала. Опасаясь раздувания инцидента, писатель дружески пытался предостеречь ученого от сведения счетов в области литературы.
 
(Голосов: 3, Рейтинг: 4.33)
Версия для печати

Возврат к списку